aif.ru counter
16.08.2006 00:00
65

Валерий Воробьев: "Мы оказались пешками в чужой игре"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33 16/08/2006

На этой неделе августовскому путчу и героической защите "Белого дома" в Москве исполняется 15 лет.

Благодаря событиям 1991 года в России произошли кардинальные изменения. Сегодня мы беседуем с одним из активных участников "бархатной революции". Валерий Воробьев все три дня провел на баррикадах. Он остается единственным пермяком, который получил Георгиевский крест как один из самых активных защитников демократии.

"На Урале слабых нет!"

- Валерий Николаевич, как получилось, что вы оказались в Москве 19-21 августа 1991-го?

- В Москву меня привел чисто исследовательский интерес. Дело в том, что я увлекаюсь пушкиноведением и уже давно хочу открыть в Перми Пушкинский музей. В столицу я приехал для того, чтобы встретиться с некоторыми знакомыми пушкинистами. Кроме того, со мной была икона, я вез ее на экспертизу. Мне казалось, на иконе изображен Стефан Великопермский с Богородицей и Марией Магдалиной. Этот вывод я сделал потому, что центральный персонаж держит голову бородатого зырянского идола. Но эту гипотезу следовало проверить...

Приехав в Москву 19-го числа, я рассчитывал на следующий день пройтись по музеям. Однако прямо на вокзале услышал от москвичей: "Поскорее отправляйтесь назад! В столице объявлено чрезвычайное положение". Но благодаря своей казацкой крови я ничего не боюсь. Дед мой происходил из яицких казаков, за что в 1927 году оказался в сибирском лагере. Там же провела несколько лет и бабушка. Так что видали мы и не такое. Чемодан с вещами я сдал в камеру хранения, а сам поехал в гостиницу "Украина".

Там уже формировались добровольческие отряды: "Россия", "Август, 91-й"... Меня спросили: "Не боитесь?". Я ответил: "На Урале слабых нет!" "Тогда вступайте в отряд!" Было много молодых, горячих ребят. Кого-то приходилось останавливать, чтобы они не нарвались на неприятности. К вечеру мы разместились у Белого дома.

С собой у меня была та самая икона. Кажется, она мне помогала. И не только мне. По сути, она стала для защитников своего рода талисманом. На бороде идола я в те дни нацарапал: "КПСС, август 1991 года". Уже потом подумал, что сделал глупость и Бог меня накажет. Но этого до сих пор не случилось.

- Что двигало людьми, которые собрались в те дни у "Белого дома"?

- Понимаете, людям надоела вся эта ложь, которой их кормили 70 с лишним лет. Поэтому ничего, кроме ненависти к коммунистам, собравшиеся не испытывали. Особенно решительно была настроена молодежь, лезла чуть ли не под гусеницы танков. Трех или четырех таких смельчаков мне приходилось буквально оттаскивать.

Когда 20 августа на нас пошли танки, люди просто озверели. Начали кидать в технику чем попало. Кто-то в танкиста бутылкой кефира запустил. Потом какая-то женщина вышла вперед и закричала: "Дави!" Я обратился к водителю, говорю ему: "Это ведь женщина, неужели ты ее раздавишь?" Танкист был уже сам не рад, что получил такой приказ. Многие солдаты кричали: "Ребята, мы с вами!"

Лебедь стрелять не собирался

Тогда же мне довелось познакомиться с генералом Александром Лебедем. Он вел колонну техники к "Белому дому", но стрелять в людей не собирался. Наоборот, разговаривал с ними, пытался по-мирному "разрулить" ситуацию. Я с ним тоже поговорил, правда, недолго. Потому что Лебедя отвлекли. Министр обороны Язов кричит ему в громкоговоритель: "Почему не выполняете приказ, мать-мать-мать? Вы что, в отставку захотели?!" Лебедь отвечает: "Я на стороне защитников". Из громкоговорителя - трехэтажный мат. "Даю 20 минут, чтобы вы с колонной отсюда ушли". Лебедь улыбается: "За 20 минут не успею". "Молчать!" - орет министр, его не видно, но понятно, что он испытывает сильный стресс. Наконец, находит нужные слова: "Ты Лебедь? - спрашивает. - Ну, тогда можешь лететь..."

Помощник Лебедя пришел в "Белый дом", объяснил защитникам ситуацию. На несколько минут люди разобрали баррикаду, выпустили колонну, затем засыпали ее обратно.

- Думали ли вы, что ГКЧП может победить?

- Иногда такое ощущение возникало. Но ненадолго. Cтолько людей скопилось у "Белого дома", что стало понятно: путч не пройдет. Вечером 21 августа я уже точно был уверен, что путчисты так и не решатся на штурм. И уехал в гостиницу.

Впоследствии мы часто встречались на месте баррикад, у Горбатого моста. Новым друзьям я говорил: "Давайте сделаем это место святым. Сохраним наш штаб под мостом для истории. Чтобы следующие поколения знали, как все было".

"Царя Бориса - не уважаю"

- Как вам тогда представлялось будущее страны?

- Надо сказать, Ельцин мне был несимпатичен уже в те дни. Я многим молодым людям тогда говорил: "Ну что вы так его отстаиваете? Он же пройдет по вашим костям!" В 1993-м так и получилось... Оказалось, что перед нами не демократ, а жестокий и властный царь Борис.

Считаю, что народ очень сильно обманули. И сделали это уже в декабре 1991 года, во время Беловежских соглашений. Затем начались реформы Егора Гайдара... Надо сказать, он сильно наломал дров. Хоть тоже был среди защитников. Власть с самого начала пошла против народа. И в итоге получилось, что мы оказались пешками в политической игре. Правда, сейчас ситуация немножко выправляется. Президент Путин прижимает олигархов, начали реализовывать национальные проекты. Однако у Путина есть много противников в правительстве. И это не явные враги, а темное, затаившееся болото, которое старается только ради своих привилегий, а на нацию им наплевать!

Наверное, хорошим президентом мог бы быть Лебедь. По крайней мере, он не дал бы развалить армию. И действовал бы очень решительно, как тогда, в Приднестровье. После августовских событий мы с ним встречались неоднократно. Я принимал участие в первом съезде его партии "Честь и свобода".

В 1996 году у генерала была сумасшедшая популярность. Народ Лебедя просто обожал. И то, что он отказался от дальнейшего участия в тогдашних президентских выборах, я объясняю тем, что ему просто здоровье не позволяло идти до конца. Черномырдин и Ельцин понимали, что у них опасный конкурент. И, когда он стал губернатором Красноярска, многие местные олигархи боялись за свои состояния. Ведь Лебедь был очень жестким политиком, церемониться не любил. Думаю, в 2002-м его все-таки убрали.

P. S. Валерий Воробьев каждый год старается приезжать в Москву, чтобы встретиться с защитниками "Белого дома". Однако на этот раз оказаться на очередной годовщине августовских событий у него не получится. Валерий Николаевич живет на одну пенсию, и купить билет до Москвы - для него роскошь. Сколько он ни обращался к депутатам Законодательного собрания и к другим власть имущим, помощи ему никто не оказал. Мы надеемся найти неравнодушных людей, которые могли бы оказать помощь Валерию Николаевичу. Все-таки этот человек старался для всех нас.

Смотрите также:

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество