aif.ru counter
78

Ирина Филичкина: "Мечтаю быть старушкой Шапокляк"

КОЛЛЕКЦИИ пермского художника-модельера Ирины Филичкиной неоднократно демонстрировались на Международных днях высокой моды вместе с творениями Вячеслава Зайцева.

КОЛЛЕКЦИИ пермского художника-модельера Ирины Филичкиной неоднократно демонстрировались на Международных днях высокой моды вместе с творениями Вячеслава Зайцева.

"Безумно, фантастически талантлива", - вынес свой вердикт известный историк моды Александр Васильев, живущий в Париже.

А ДРУЗЬЯ отмечают, что Ирина - удивительно светлый, бескорыстный, жизнерадостный человек. Все, кто рядом, неизбежно попадают в орбиту её неуёмной увлеченности, жажды нового и необычного.

- Ирина, очень чувствуется, что вы сохранили детскую свежесть восприятия. Помните себя ребёнком?

- Говорят, душа меняется каждые семь лет. Я проанализировала - так оно и есть. Первые семь лет я была очень за-стенчивой, робкой девочкой, которая плохо ела, была невероятно худой. Картинка из детства: все дети уже спят, а я в ужасе сижу над тарелкой холодного супа - в ожидании того, что нянечка вот-вот всё это выльет мне за шиворот... И всё поменялось в школе. Сразу же стала командиром пионеротряда, секретарём комитета комсомола. Но лет в пятнадцать опять всё поменялось. Очень рано захотелось "большой и пламенной" любви. Замуж вышла - как в омут с головой - за своего одноклассника. Сразу же родила своего чудесного Антона. И казалось, что вот он - предел бабьего счастья. Тогда я работала учителем обслуживающего труда, черчения, рисования. Рано приходила домой, мне безумно нравилось стряпать. На мои пироги сходились друзья и соседи. Коллеги мужа ждали в течение года, когда же у него будет день рождения, потому что это был "праздник живота". Это всё из той, прежней, жизни...

- С чего же началась ваша "другая жизнь"?

- Я была полностью ориентирована на семью до 28 лет. А потом возникло ощущение полной социальной ненуж-

ности. Никаких перспектив роста на работе. Жизнь простой российской учительницы: мизерная зарплата, все эти очереди за элементарными продуктами питания... И от этой полной "безнадёги" я пошла учить немецкий язык. Потому что прочитала объявление в "АиФ", что существует гипотетическая возможность повысить свою квалификацию за рубежом. В то время канцлер Коль подарил Ельцину порядка тысячи путёвок на стажировку в Германию...

"Кусочек фантастического везения"

- И ВОТ ваша жизнь круто поменялась...

- Вначале я была не в восторге от этих перемен. Стремилась на "Штальманн" или на "Бурду". А меня отправляют в какой-то "Мюллер". Все остаются в Кёльне - я еду в Мюнхен. Мне страшно одной, я реву... И вдруг оказывается, что Мюнхен - это известнейшая Академия моды и одежды.

Со мной вместе учились французы и австрийцы. Нас сразу посадили за первые парты, потому что для немцев априори всё, что иностранное, то - "тупое". И всё же немцам было интересно, что мы за "животные". Директриса, фантастическая фрау Шпиц, очень известная в модных кругах, меня чуть ли не пальцем трогала. Я для неё была первая русская, которую она увидела за всю свою жизнь. А её в детстве мама пугала: "Вот не будешь спать - придут русские мужики в шапках"...

Но вскоре они поняли мой потенциал, даже попросили проиллюстрировать учебник. Ощущение было странное. Я рисую - они выстраиваются у меня за спиной, и у них такое недоумение, у этих немцев. То же самое, наверное, испытывают дрессировщики: надо же, обезьяна, а рисовать умеет. Вокруг нас было огромное количество мифов.

- Хотелось поскорее домой?

- Да, безумно! Домой! В новую "перестроенную" страну, чтобы жить и творить по-новому. (Идеалистка!!!) А вообще, это был кусок фантастического, фатального везения. Из провинциальной Перми я попадаю в Мюнхен - один из самых помпезных, красивейших городов мира. У меня своя квартира в Швабинге - вотчине актёров, музыкантов, художников. Здесь я встречаю - к великому сожалению своего мужа - свою любовь. Собственно говоря, я попадаю в сказку.

Кроме того, мне предложили представлять технологию "Мюллер" в России. Для меня это был момент счастья и гордости. До сих пор на территории СНГ, кроме меня, нет представителей фирмы "Мюллер".

"Первая скрипка" пермской моды

- В ОДНОЙ из ваших коллекций присутствуют элементы трансформации. Говорят, что это новейшее направление в моде освоено далеко не каждым художником.

- Коллекция называлась "Первая скрипка". Я показала её на Неделе высокой моды в Китае, куда от России пригласили всего двух представителей: Вячеслава Зайцева и меня.

Девушки во фраках под прекрасную музыку выносят скрипичные футляры. Во второй части действа расстёгиваются замки - и футляры на глазах у публики превращаются в платья, прямо на сцене надеваются на девушек.

- Это надо было придумать...

- Это надо было рассчитать, как одна и та же развёртка могла превратиться и в скрипичный футляр, и в платье. Причём скрипичный футляр оригинального размера, как это и положено.

- Как коллекция была встречена публикой?

- "На ура". На следующий день моя голова говорила во всех китайских телевизорах, моя фотография была во всех китайских газетах. На выставке за мной увязалась толпа китайских женщин. Я спрашиваю, что им надо. Мне объясняют: они вчера видели тебя по телевизору, теперь хотят посмотреть, что ты купишь, чтобы потом купить то же самое.

- Расскажите про самый интересный заказ.

- Это, пожалуй, фраки для "Урал-Грейта". Мы были уверены, что справимся за месяц. Но штаны были в полтора раза длиннее, чем среднестатистические, на их шитьё ушло в полтора раза больше времени... Очень было смешно наблюдать, как американцу Рое утюжат брюки. Гладильный стол длинный, высокий, а брючины лежат вдоль всего стола и свешиваются до пола. Для того чтобы снимать мерки, приходилось вставать на табуретку даже мне - девочке не маленького роста.

А если говорить про любимые заказы, то это - свадебные платья.

- Шоу моды, которые вы проводите, - это так ново для Перми...

- Ой, мне так нравится! Покупаешь какую-то новую книжку по истории вещей и думаешь: батюшки, да через годик будет юбилей мини-юбки - или, к примеру, лифчика. Безумно интересные вещи происходят вокруг нас! Таких акций могло быть и больше - были бы деньги. Это непростая стезя. Модные проекты нуждаются в продюсировании. А пока что я постоянно оказываюсь перед дилеммой: предположим, мебель для дома приобрести - или про-вести историческую выставку "Лучшие платья Перми за последние 100 лет". Буквально болею идеей создания в нашем городе музея моды.

"Я была в белом, а он - в тёмном"...

- Вы по-прежнему "разрываетесь" между Пермью и Мюнхеном - между своей любовью и "суровой прозой жизни"?

- Сейчас мы встречаемся довольно часто. А было время, когда виделись раз в три года (не так просто получить визу в Германию). И если чувства не остыли за пятнадцать лет - значит, это не просто так. Его зовут Ханна Таннус. Он ливанец-маронит, совсем ребёнком был привезён в Германию. У нас шестеро детей на двоих. И скоро мы будем неразлучны.

Это как раз та история, когда ты находишь свою половинку. Помню, мы как-то обнялись на прощание, я кинула взгляд в зеркало - и вдруг так хорошо поняла, что такое "инь и ян". Я была в белом, он - в тёмном, и мы слились, как одно целое. Как две половинки яблока - они разорваны, но идеально совпадают...

Мы дружим с моим первым мужем, он замечательный человек, дети его обожают. Но так получилось. Я зашла на урок и увидела этого странного человека, который раскачивался на задних ножках стула, длинным пальцем тыкал в доску позади себя, объясняя студентам материал. И я сразу же в него влюбилась. В эти длинные руки и ноги, какую-то нескладность. У него мудрые соломоновы глаза. Фантастическое чувство юмора. Это герой Роберто Беннини - человек, умеющий любить, не унывающий ни в какой ситуации, который всегда создаёт вокруг себя смешные, забавные моменты для того, чтобы никто не чувствовал себя дискомфортно. И так же, как герой Беннини, он предан любимой женщине.

- Ирина, а что любите носить вы сама?

- Я люблю эпатировать публику. Но, к сожалению, уже статус не позволяет. Мне очень нравится персонаж - старушка Шапокляк. Она пакостная, но как красиво одета! Чёрненькое платьице, беленький воротничок, шляпка на голове - образ, срисованный с карикатур на Шанель. И если убрать пакостную сущность Шапокляк, то, будучи старушкой, я хотела бы выглядеть именно так.

- В ваши-то годы - думать о старости?

- А что? Я проживу лет до ста двадцати. Думаю, это вполне реально. Моему деду - 94, он вменяемый, стоит ночь на службе в церкви. Так что впереди у меня целая жизнь!

Смотрите также:



Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Сколько платят за ЖКХ в Перми и в соседних регионах?
  2. В чём обвиняют судебных приставов в Перми?
  3. Чем опасно пиво?
  4. Кому вредны антибиотики?
  5. Как узнать о межевании?
  6. Можно ли вернуть деньги за неверный диагноз?
Объединять ли школы в Перми?