aif.ru counter
04.03.2009 00:00
132

Виктория Васильева: "Я знаю, что такое любовь, когда это не твоё"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10 04/03/2009

Она любит получать цветы, но не любит 8 Марта, потому что "глупо поздравлять женщину с тем, что она женщина". Она завидует ощущению "благой праздности" и не умеет по-настоящему отдыхать, считая самым ценным полноту переживания - "чтобы всё время что-то чувствовать".

Она не переносит ложь и пытается привить эту неприязнь будущим журналистам. Сегодня у нас в гостях преподаватель кафедры журналистики ПГУ Виктория ВАСИЛЬЕВА.

Об особенностях "анрибарбюсы"

- Когда Вы работаете со студентами, то умудряетесь соблюдать субординацию и в то же время быть такой "своей". Как это удаётся?

- Я с детства не понимала, почему взрослые думают, что они имеют преимущества. Для меня старший - просто человек, который раньше родился. И среди взрослых, и среди молодых есть как полные идиоты, так и интересные люди.

- А как же быть с ностальгией?

- Я никогда не ностальгирую. Да, я недавно сфотографировала дом своего детства - деревянный дом бабушки в Мотовилихе. Но у меня нет никакого ностальгического чувства, когда я на него смотрю. Я просто подумала, вдруг пригодится, вдруг я что-нибудь когда-нибудь напишу, но не потому, что это особенное время, которого, может быть, не знали другие люди. А потому что в детстве, когда я жила в Мотовилихе, у нас была особенная жизнь, но не по отношению ко взрослым, или к сегодняшнему дню, а по отношению к другим улицам. Мы, например, сооружали сцену во дворе и устраивали спектакли. Ещё у нас были особенные коварные игры. Вдоль улицы шла мостовая, выложенная булыжником, и деревянные мостки для пешеходов. Нужно было чётко знать, кто в твоей команде, а кто нет, и столкнуть чужака с этих мостков. Когда мы учились в младших классах, то читали на крышах сараев всякие запретные книжки, например... анатомию человека.

- И что это за улица?

- Анри Барбюса. Мы не знали, что это писатель. Мы вообще долгое время не знали, что это два слова. Раньше ведь нельзя было уметь читать до школы. Считалось, если ребенок придёт в школу, умея читать, то ему будет скучно. В общем, мы думали, что "анрибарбюса" - это нечто, что есть только на нашей улице.

- Наверно, потому что был затевающий лидер? И можно догадаться, кто...

- Ну да... Бабушка называла меня "поперёшной". В мотовилихинской школе мою "поперёшность" направляли в нужное русло. Но потом родители переехали, и я пришла в другую школу. Через полгода мне объявили бойкот всем классом. Его организовала учительница, которая не смогла стерпеть моей самости. Последней каплей стал случай, когда я отказалась шить к 8 Марта фартуки, как у всех.

Я просто знаю, где нахожусь

- Сферу деятельности Вы тоже из "поперёшности" выбрали?

- Нет, я всегда знала, что буду преподавателем русского языка и литературы. Были моменты, когда я могла пойти другим путём. Я, например, почти уже пошла на вокзал, чтобы ехать в Москву и поступать на цирковую режиссуру. Я очень любила цирк и знала его. Но всегда есть ощущение того, что ты сам собой представляешь. Это не страх перед новым или комплекс неполноценности. Ничего подобного! Я просто знаю, где я нахожусь. Я нахожусь в языке.

- Кстати, о месте. Вам довелось четыре года работать в Австрии. Как Вы туда попали?

- Случайная встреча в Моск-ве на конференции, посвящённой Высоцкому. Я выступала с докладом, а руководителями секции оказались преподаватели из Грацевского университета, пригласили к себе работать. Через три месяца я уже была там. Мне в общем-то всё равно, где жить. Есть, разве что, климатические ограничения. Например, я тяжело переношу жару, поэтому не смогла бы жить в Африке.

- Почему же вернулись в Россию?

- Русские знакомые недоумевали, почему я уезжаю, они говорили: "Ты опять уедешь в этот кошмар! Тебе придётся думать о деньгах, о здоровье". В Австрии я хорошо заработала, приехала оттуда на машине. Я сама не могла сразу понять, почему уезжаю. Но потом поняла: мне нужны люди, живущие на языке, а не просто на нём говорящие.

- То есть денежная сторона работы вас совершенно не волнует?

- На самом деле человек бедный, потому что думает, что он бедный. И богатый, если он умеет жить по средствам. Это же элементарно! Я умею жить по средствам. Наверно, благодаря своим родителям. Насмотревшись на то, как они считали каждую копейку, я решила, что никогда не буду так жить. Если у меня не будет этой копейки, я смогу прожить без неё. Но если она будет, то я постараюсь сделать так, чтобы она была не одна. У жизни нет сослагательного наклонения. И если ты хочешь быть несчастным, то ты будешь мыслить примерно так: "А что было бы, если бы..."

Откуда растут деревья?

- В любви тоже не может быть "А что было бы, если бы..."?

- В принципе, да. Например, в своего первого мужа я влюбилась по телефону. Целый год мы общались по телефону. Потом встретились и через какое-то время поженились. Жили вместе долго и хорошо. А разошлись по очень простой причине: мы полностью прожили нашу общую жизнь. Каждый стал другим.

- Ваш второй муж - известный поэт и музыкант Григорий Данской. Если не ошибаюсь, когда вы познакомились, он был вашим студентом.

- Тогда было много разных студентов, которые давали мне какие-то тетрадки со своим творчеством. Все их тетрадки были только про них самих. Гриша был взрослее других и никаких тетрадок мне не давал. Но в нём оказался целый мир, от него как будто отдельный, в котором тебе тоже есть место. Я пережила просто шок, когда пришла к нему на концерт. Ну студент... ну пригласил на концерт - подумаешь! Но когда я услышала его, то в темноте вынула записную книжку и стала записывать за ним строчки. На следующий день на занятиях мы эти строчки анализировали со студентами, потому что это настоящая поэзия.

- Говорят, что именно благодаря Вам Данской стал звездой.

- Это неправда. Вот уж полная глупость! Мой опыт переживания всегда связан с какими-то реальными событиями, потому что я обыкновенный человек. И когда я их переживаю, то на этой ране потом вырастает новое дерево. На нём появляются листья. Эти листья снова могут брать кислород - и можно жить дальше. У художников всё вырастает из них самих. Тот опыт, который они получают, намного богаче, чем события, которые к нему привели.

- Вы противопоставляете себя людям искусства, но сами тоже пишете рассказы, сценарии...

- Это несопоставимые вещи. У меня очень небольшое портфолио, как сейчас принято говорить. Все мои рассказы написаны из абсолютно реальных событий. Даже если мне это приснилось, то мне это реально приснилось.

- Как возник псевдоним Виктория Бегун?

- Это не псевдоним. Бегун - моя девичья фамилия. Васильева - это такая роль. По должности я доцент, и фамилия у меня Васильева. А Виктория Бегун - это я сама.

- Легко ли быть вместе двум таким неординарным личностям, как Виктория Бегун и Григорий Данской?

- Я очень многого в жизни не понимаю. А в разговоре с ним это понимание приходит. И это самое ценное в общей жизни. У него трудная работа - его собственная жизнь. У меня сложная работа - студенты. Я чувствую разницу. Наверно, для того чтобы мне как-то смирить свои собственные амбиции, нужно было, чтобы рядом оказался человек, который рождён для вечности. Я теперь даже не знаю, как быть со словом "любовь". Потому что любовь - это желание обладания. Ты хочешь, чтобы это было твоё. Я знаю, что такое любовь, когда это не твоё.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество