1675

Низкий уровень. Экс-командир Ту-134 о нехватке грамотных пилотов

После авиакатастрофы в Казани в ноябре 2013 года сенаторы Госдумы РФ предложили вернуть Министерство гражданской авиации, реорганизованное в 1991 году. Как тогда заявил лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский, причина катастрофы – в плохом управлении отраслью. Восстановление профильного министерства, вероятно, позволит решить проблему.

Между тем, экс-командир воздушного судна, пермяк Вадим Катаев, прослуживший 30 лет в гражданской авиации, считает, что, прежде чем возвращать ведомство, необходимо задуматься, так ли оно нужно, ведь сегодня просто-напросто не хватает квалифицированного персонала.

«Со всех сторон раздаются возбужденные голоса о необходимости возврата к единому органу – к Министерству гражданской авиации. Горячим головам хочется процитировать известного поэта: «Чуть помедленнее, кони…» и привести несколько фактов и аргументов против восстановления ведомства.

Караганда, март, 1959 год

На борту самолета Ли-2 летели высокопоставленные лица, среди которых был маршал авиации Семен Жаворонков. Правое пилотское сидение занял пилот-инспектор – барин, который ищет ошибки экипажа, записывает их в свой блокнот. Я, второй пилот, слонялся без дела, только иногда докладывал VIP-пассажиру об изменениях погоды в пункте посадки.

Пока пилот-инспектор находился на месте второго пилота, самолет заходил на посадку дважды. Оба раза неудачно. К тому же командир «измочалился» при перелете в болтанку, когда нельзя было включать автопилот от Семипалатинска до Караганды.

После второй неудачи в кабине запыхавшегося, усталого самолета наступила немая, жутковатая сцена, как в пьесе Гоголя «Ревизор». Командир вопросительно смотрит на старшего, который, согласно Воздушному кодексу, является ответственным за исход полета. Тишину нарушили слова «барина», освободившего правое пилотское кресло, обращенные ко мне: «Садись, помогай командиру!»

Самолет посадили. К счастью, все обошлось.

Так, поведение инспектора на маршруте было неграмотным. Человек, занимающий такой высокий пост, не мог распорядиться членами экипажа. Какова была его цель на борту? Возможно, выделиться перед начальством.

Челябинск, февраль, 1966 год

На Ил-18 я летел слушателем – стажером в кресле командира экипажа судна. При посадке я увидел, что у самолета не выпущены шасси. По идее, я не должен был смотреть в ту сторону. Но командир экипажа, бортмеханик и бортрадист не заметили нарушения.

За 7-9 секунд до приземления шасси выпустили. Самолет посадили. Потом меня поощрили – дали грамоту. Но сам этот случай никого не заинтересовал. 

Все «нетаковости», необычные явления, по логике, должны изучаться, собираться, сортироваться, закладываться в учебные программы. Иными словами, ведомственная наука не должна быть в состоянии покоя, стагнации.

Домодедово, июль, 1979 год

Во время пробега на Ту-134 складывается левая стойка шасси. Экипажу, чтобы спасти пассажиров, надо было сломать себя. Каждому из нас с первых шагов внушали: «Соблюдай инструкции, правила – они написаны кровью!» При неисправной стойке шасси инструкция призывала к таким действиям, которые в том случае выполнять было нельзя. Нарушая инструкцию, мы включили реверс. Процесс трения крыла о бетон был короче, чем если бы мы следовали аварийной инструкции. Мы рискнули – и спасли самолет. Иначе мог бы произойти взрыв.

Комиссия после проведения расследования нас похвалила. А дальше пошли фокусы. В предприятии зачем-то скрыли факт попадания в нештатную ситуацию. Не провели обязательного в таких случаях классического разбора полета. Инструкцию изменили, сочтя наш полет как испытательный. Многие о случившемся даже не знали.

Когда происходит авиакатастрофа, изучается каждый шаг, предшествующий ей. Создаются версии, предположения, так как людей уже не спросишь. Напрашивается вывод: нужно также тщательно исследовать случаи, когда экипаж сумел уйти от беды. Поощрять, тем самым усиливать привлекательность работы в гражданской авиации.

Сегодня в гражданской авиации не хватает квалифицированных специалистов. Уже многие годы на места командиров воздушных судов переучивают пилотов недостаточного уровня. Нет хватки к деталям.

Допустим, завтра создали Министерство гражданской авиации. Послезавтра оно будет нашпиговано внуками, сыновьями, сестрами и братьями высокопоставленных лиц. Кто будет грамотно надзирать, учить, обеспечивать безопасность полетов, устранять изъяны, подобные описанным?»

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах