aif.ru counter
104

По языку, по крови, по обычаю

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ-Прикамье 08/06/2010

Предметом нового научного поиска станут обрядность и народные верования коми-пермяков.

<h1>Скажите, доктор</h1> 

Думать, говорить, жить на родном языке - это неоспоримое благо, и тем не менее, мотивация сохранять свою национальную идентичность слабеет. Экономика и технология требуют унификации.

- Может ли малый народ оставаться самостоятельным этносом, утратив собственный язык?

- Такие примеры есть, - утверждает Александр Черных. - Цыгане люли в Таджикистане пользуются таджикским языком, сохраняя при этом этническую самобытность. Многие народы, населяющие Южную Америку, говорят на испанском, и в то же время каждый из них - это самостоятельный народ со своей культурой. Евреи, как правило, говорят на языках окружающих их народов, что также не всегда приводит к ассимиляции. Однако гораздо больше примеров сохранения и развития родного языка.

- Сколько живых носителей обеспечивают языку будущность? Есть предел, после которого процесс становится необратимым?

- Порой небольшие народы, 300-400 человек, сохраняют из поколения в поколение язык в течение длительного времени. Хотя если на языке говорят всего три человека или даже десять, то вряд ли он будет развиваться, вряд ли на этом языке будут созданы литературные произведения, которые издадут и, главное, прочитают.

- Специалисты отмечают падения интереса к коми-пермяцкому языку. Видите ли вы в этом угрозу самому этносу?

- Коми-пермяки давно билингвичны, они давно используют русский язык и прекрасно им владеют. Поэтому легко адаптируются в городской среде и часто отказываются от бытового общения на родном языке. Даже когда округ был самостоятельным субъектом Федерации, много было не сделано для развития и расширения сферы применения родного языка. И сейчас сфера его применения только сокращается.

Скорее всего, утрата языка приведёт к ускорению ассимиляционных процессов и коми-пермяки станут русскими. Десятые годы ХХ1 века - это грань, когда надо сделать выбор. Никто не может заставить народ сохранять свой язык, учить его в школе, если потребность в нём не выражена. Поэтому именно сегодня необходимо предпринять серьёзные усилия к сохранению и развитию языка, если мы не хотим потерять целый народ с его языком и самобытностью.

<h1>Неестественный отбор</h1> 

Кажется, так просто: ввести знание национального языка в образовательный стандарт, и - вопрос решён. Правда, в условиях поголовного самоопределения непонятно, кого к какой национальности следует приписать.

- К слову, у нас в Пермском крае до сих пор нет закона, определяющего, при каких условиях следует предоставлять возможность изучать национальный язык, - замечает Александр Васильевич. - Должен быть класс из 25 человек или, как в некоторых регионах России, достаточно группы в три человека, чтобы школа предоставила преподавателя и урок поставили в расписание? Региональное законодательство в этой части недоработано. Национальное образование сегодня переживает непростые времена: в национальных школах, все из которых расположены в сельской местности, классы маленькие, детей нет по демографическим причинам, да школы оптимизируют по причине реформы.

В Пермском крае национальные языки всё-таки преподают в полусотне школ. В основном - татарский и коми-пермяцкий. Уроки коми-язьвинского языка дают только в одной школе, а вот башкирскому нигде не учат, хотя есть такие места, где башкиры составляют национальное большинство.

<h1>История с географией</h1> 

- Это наш пермский феномен! - сказал доктор Черных, и поведал историю, начало которой лежит в особенностях этнокультурной ситуации у пермских башкир.

В российской переписи 1897 года основным национальным признаком посчитали владение родным языком. Какой язык тебе родной, такой ты национальности. В поречье Тулвы, в нынешнем Бардымском районе, издавна проживало башкирское племя гайнэ. Большая часть жителей записалась башкирами, потому что считали, что разговаривали они на башкирском языке. Спустя без малого тридцать лет прошла новая перепись. Теперь большинство жителей Бардымского района заявили, что говорят на татарском, хотя никто их не переучивал, да и сам язык не сильно изменился, разве что обогатился некоторыми революционными терминами. Что за наваждение? Дело оказалось политическое.

В 20-х годах прошлого века в СССР была создана Республика Башкирия. Национальная интеллигенция получила задание выработать нормы литературного башкирского языка.

За основу взяли южно-уральские и зауральские диалекты. Наши северо-западные башкиры, ознакомившись с литературной нормой, сочли свой родной язык слишком далёким от литературного башкирского и стали называть его татарским. Вот как отразилась политика на этнике.

- Мои коллеги в Уфе не сомневаются, что бардымские башкиры говорят на гайнинском диалекте башкирского языка, - продолжает описание феномена пермский этнолог. - Казанские лингвисты уверены, что в Барде используется бардымский говор среднего диалекта татарского языка. Сегодня 92% тулвинских башкир считают свой говор татарским. К чему приведут эти процессы, неизвестно.

<h1>Нормы и вариации</h1> 

Александр Васильевич полагает, что если бы коми-пермяков в 20-е годы прошлого века присоединили к образовавшейся Коми АССР, коми-зырянский язык, возможно, стал бы единственной литературной нормой для всего большого народа коми.

- Но вот коми-язьвинцев в те годы из титула вообще вычеркнули, а не прошло ста лет, они сами вышли из небытия, создали свой букварь.

- Многое зависит от желания народа ощущать самостоятельность. Вот в марийском языке созданы две литературные нормы. Удмуртский язык юга и севера сильно различается, а литературная норма одна. У коми-пермяков также сильны различия между севером и югом и также можно было говорить о двух литературных нормах. Но создан единый литературный язык. Всё очень относительно. Но владение литературным языком открывает человеку путь в национальную интеллигенцию, возможность творить на родном языке.

- К чему стремиться - к разнообразию или унификации?

- В русском языке существует одна литературная норма, хотя разница между нашими уральскими говорами и говорами, скажем, русско-украинского приграничья огромная. Может показаться, что это разные языки.

- В Рязани, наверное, ассоциируют себя с Емелей да Иваном-дураком, а пермякам милей Иван Семёнов и Данила-мастер. Может, мы всё-таки разные народы?

- Усомнились в своей этнической принадлежности? Поезжайте в Китай или Африку.

<h1>Дело выбора</h1> 

Наука этнология достаточно молодая. До сих пор не вполне понятно, какие механизмы заставляют людей объединяться в социальные коллективы, есть множество гипотез феномена этничности.

- Пора концептуальных открытий ещё впереди, - оптимистично заявляет Александр Васильевич.

- Так зачем к зулусам-то ехать?

- Чтобы почувствовать себя русским. В обычном окружении мы своих этнических особенностей часто не замечаем, и нам кажется, что их и нет.

- Мы развиваемся или деградируем?

- Русский народ оказался на перекрёстке. В этом состоянии мы открыты для инноваций, мы жадно стали хватать всё, чего, казалось, нам не хватало. Вот уже День святого Валентина и фэн-шуй прочно вошли в быт. Пройдёт время, всё это перемелется, станет русским. Изменяется мир, изменяется народ. Русские в СССР и на постсоветском пространстве сильно различаются. Мы движемся, мы развиваемся, а не деградируем.

ДОСЬЕ

Александр ЧЕРНЫХ - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН (Пермский филиал).

С первого курса исторического факультета Пермского государственного университета занялся этнографией. Под руководством Александра Черных исследована история традиционных народов Прикамья, а также польской, немецкой, таджикской, цыганской общин. Автор более 250 работ, 36 из которых - отдельные монографии и книги. Русский, женат, воспитывает двоих детей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах