665

Детская писательница Ирина Христолюбова: «Хотела бы верить в Бога. Но по-настоящему всё-таки у меня нет этого чувства»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ-Прикамье 14/02/2012
Фото Владимира Анина

В комнате писательницы свищет ледяной ветер одиночества. Может быть, оттого и застыли чернила на кончике её пера. Она сидит в кресле, закутанная во множество кофт. О том, что Ирина - человек литературно-художественной элиты Перми 60-80-х годов, напоминают только картины  на стенах и фотографии. 

О героях

«АиФ-Прикамье»:- Правда ли, что писать для детей сложней?

Ирина Христолюбова:- Нет, не сложней. Это ведь кто как устроен. У меня короткий слог. А для взрослых нужны описания состояния и обстановки.

«АиФ-Прикамье»:- Если для вас естественно писать для детей, значит, у вас внутреннее состояние ребёнка?

И.Х.:- Нет…Сейчас я ощущаю себя старым человеком. Быть ребёнком - значит быть наивным и открытым. Дети, конечно, лучше взрослых.

«АиФ-Прикамье»:- Все ваши герои - Маша Веткина, Вася Кочкин - нестандартные дети с твёрдым характером и умеют отстаивать своё мнение. Вам было трудно сопротивляться системе? Например, когда вас уволили из «Молодой гвардии»?

И.Х.:- А я и не сопротивлялась. Владимир Высоцкий, выступая в США, где его представили как диссидента, сказал там: «Я не диссидент». Его изобразили на памятнике опутанным цепями. А он просто жил как свободный человек, и всё. Он без разрешения властей выезжал за границу.

О творчестве

«АиФ-Прикамье»:- Кого вы считаете своим учителем в литературе?

И.Х.:- Андрея Битова. Я писала диплом по его книгам. Из наших, пермских, нравились Лев Давыдычев, Владислав Воробьёв. Но меня упрекали в Москве, что я подражаю Давыдычеву.

«АиФ-Прикамье»:- Это где такое прозвучало? В центральных книжных издательствах?

И.Х.:- Мои книги никогда не издавали в Москве. Только в пермских издательствах.

А обвиняли в центральном отделении Союза писателей. В писательский союз меня приняли далеко не с первого раза. Тогда было условие иметь не менее трёх изданных книг. Это сейчас туда принимают по газетным публикациям.

«АиФ-Прикамье»:- Но коллеги-то вас высоко оценивали…

И.Х.:- Ну да, они же меня и толкали вступать в Союз писателей. Рекомендацию дал Лев Кузьмин. Он заведовал литобъединением при Пермском отделении Союза писателей.

«АиФ-Прикамье»:- Сейчас культивируется как тема для печати жизнь популярных, но не самых талантливых артистов, исполнителей. Как думаете, о чём должна быть детская литература?

И.Х.:- У Роберта Белова есть рассказ про подростков, как они провели один день 9 Мая. Так вот он детский или нет? Я тоже думала - что им нужно? У меня есть малоизвестная повесть «Вася Кочкин, человек лет двенадцати». Обычно про эту повесть никто не спрашивает. А как-то один мальчик сказал, что она ему очень понравилось. Хотя мне казалось, что она более взрослая. Сложно сформулировать, что такое детская литература… Вот, например, повесть Гайдара «Судьба барабанщика». Гайдар писал об очень серьёзных вещах, о том, что отец героя сидел. Мы-то сейчас понимаем, что сидел как политический. Может быть, критерий одинаков для любой литературы - она должна задевать что-то в душе. А если не задевает - проносится мимо души, и ума, и сердца. Но зато я чётко знаю: с детьми не надо сюсюкать. Нужно говорить в книге о том, что ты думаешь. В сюжете главными героями должны быть обязательно дети.

И ещё ребёнок должен держать в руках книгу в печатном виде, чтобы разговаривать с ней. Вот тут я уверена.

«АиФ-Прикамье»:- Ирина Петровна, кстати о Гайдаре. У многих он ассоциируется с советской властью. Вот вы как считаете - он хороший писатель?

И.Х.:- Я ценю Гайдара очень высоко. Когда его поносили в 90-е годы, спорила, что Гайдар хороший писатель. Но никого не переспорила, конечно. Почему хороший - его книги написаны для детей, но интересны и взрослым.

О вере

«АиФ-Прикамье»:- Ваша последняя книга - «Топало», которую переиздали в Перми в прошлом году. Что вы сейчас пишете?

И.Х.:- С тех пор, как умер муж (Григорий Мещеряков - ред.) - ничего. Писать хочется. В голове вертится что-то… Придумать надо. А оно не придумывается.

«АиФ-Прикамье»:- Ваш Топало - домовой. А вы верите в их существование?

И.Х.:- Да. Но доказать это не могла. И я его выдумала. Это Гриша меня называл «топало». Для него это было хорошее слово. Действие в книжке происходит на корабле. Роберт Белов, который когда-то работал на речных круизах экскурсоводом, водил меня на теплоход специально, посмотреть судовое устройство.

«АиФ-Прикамье»:- А во что вы верите?

И.Х.:- Во многое верю. Верю, что случаются чудеса. Хотела бы верить в Бога. Но по-настоящему всё-таки у меня нет этого чувства. Оно приходит не всем. Может быть, надо вести особый образ жизни, аскетический.

«АиФ-Прикамье»:- У вас же как раз очень аскетический… В квартире холодно, как в пещере аскета.

И.Х.:- Ну-у, не такой уж аскетический. Приходят гости. Выпивают. Считается, что грех.

«АиФ-Прикамье»:- А что бы вы хотели в жизни?

И.Х.:- Я бы хотела быть здоровой. Остальное приложится.

 Ирина Петровна улыбнулась первый раз за весь разговор. И тут произошло чудо - на меня смотрел кто-то юный, сияющий и светлый. Такая улыбка может быть только у особых людей - детских писателей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах