(обновлено )
Примерное время чтения: 7 минут
112

А где-то там последний поворот. Журналист из Кунгура — о жизни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. АиФ-Прикамье 21/12/2022
Редакционные выезды на природу всегда заканчивались исполнением авторских песен.
Редакционные выезды на природу всегда заканчивались исполнением авторских песен. Из личного архивa

Вячеслав Бураков торопится жить. Но в силу своего возраста делает это не спеша. Когда человеку семьдесят, пословица «тише едешь – дальше будешь» приобретает особый смысл.

Вот уже и бег от тоски у него превращается в лёгкую трусцу. Он не спеша пишет стихи: каждый день по несколько строф. Без спешки подбирает на гитаре мелодии к новым песням. Неторопливо гуляет по Кунгуру с фотоаппаратом. Делится снимками в сетях. И, конечно, продолжает держать перо острым, выдавая качественные журналистские материалы. На радость нашим читателям в них нет ни грана пенсионерского нафталина.

Дружите с мозгом

Вячеслав Бураков вклинивается в ряды кунгурской журналистской братии вопреки всякой логике. У него нет ни образования, ни опыта: две-три публикации в местной газете и несколько стихотворений. Но редактора «Искры» это почему-то не смущает. И с января 2000 г. Бураков в штате газеты. До 50-летия ему остаётся всего полгода.

Анна Калинина, «АиФ-Прикамье»: Как долго осваивали азы газетной журналистики, Вячеслав Викторович?

Вячеслав Бураков: Не помню, чтобы я их осваивал. Помню, что осилил несколько материалов мэтров российской журналистки. Проникся. Выдал, как мне казалось, суперский текст. Меня слегка потыкали носом в самые корявые места этого текста. Сказали, всё переделать. Я переделал. Это был мой первый и последний блин комом. 

– Вы такой способный?

– Нет. Я обычный. Но очень ленивый. Мой мозг сразу понял, что лучше включиться один раз на полную катушку, чем несколько раз на половину мощности. И мозг оказался прав. Уже через год меня переводят заведующим общественно-политическим отделом. Через полтора принимают в Союз журналистов России. А белая полоса с подачи мозга всё не кончается. На региональном фестивале прессы «Журналистская весна 2001» получаю свой первый лауреатский диплом. И по итогам 2002 г. становлюсь лауреатом премии им. Аркадия Гайдара. В крае это самая престижная журналистская награда.  

– Работа в газете – это вечная спешка. И бесконечная гонка за информацией. Тут уже не до песен, не до стихов. Переживали по этому поводу?

– Не так всё страшно, как вы расписали. Газета, конечно, пиявка ещё та. Но высосать всю энергию, все мысли она не могла. Иногда, правда, ей на помощь приходила редактор. Не в службу, а в дружбу, говорила она, напиши сценарий к такому-то празднику. И лучше в стихах. Кто бы спорил. В стихах, конечно, лучше. Я садился за сценарий. Совмещал приятное с полезным. Сделал это раз, другой, третий…. Научился абстрагироваться от окружающей меня газетной сутолоки. И стал использовать эту способность в личных творческих целях.

В. Бураков: «Евтушенко пришлись по душе мои экспромты о его творчестве, и он предложил сняться на память». Кунгур, 2010 год.
В. Бураков: «Евтушенко пришлись по душе мои экспромты о его творчестве, и он предложил сняться на память». Кунгур, 2010 год. Фото: Из личного архивa

Остановись и оглянись

Свою судьбу Вячеслав Бураков называет непоседой. Она мотает его по стране, как бильярдный шар по зелёному сукну во время игры. По семейным обстоятельствам за три года учёбы (8, 9, 10 кл.) он меняет пять школ. Два года службы в армии – самые стабильные. Одна часть. Одна рота. Один настоящий друг. Но приходит дембель – и всё возвращается на круги своя.

– Против семейных обстоятельств не попрёшь. А потом от кого или от чего вы убегали?

– От однообразия и монотонности. Однажды в юности я нафантазировал себе мир, где работа – в радость, а друзья не предают, где прав много, а обязанностей мало. Взрослеть не захотел. И закрутилась карусель. Города и профессии менял, как перчатки. В географическом калейдоскопе в режиме нон-стоп мелькали Прикарпатье и Средняя Азия, Подмосковье и районы Крайнего Севера…

– Когда взялись за ум? В смысле – когда остановились?

– Отвечу вашими же словами. Остановился, когда взялся за ум. Постоял. Оглянулся. Посмотрел, что же за спиной. И ничего хорошего не увидел. Жена ушла к другому. Сын называет папой чужого дядю. Ни кола, ни двора. Только я, одиночество и 28-й год жизни.

– Именно тогда вы стали писать стихи?

– Стихотворчеством я заболел ещё в восьмом классе. А в 28 лет я впал в чёрную меланхолию. И стихи пошли чёрные. Я прозрел. Иногда это очень больно.

Песни для внука

Летом 2007 г. в газете «АиФ-Прикамье» появляется новичок. Пишет интересно, остро, легко. За неполные полгода выдаёт в печать несколько хлёстких и сочных материалов. И становится лауреатом премии им. Аркадия Гайдара в номинации «Краевые газеты».

– Вячеслав Викторович, неужели в Кунгуре вам стало тесно?

– Точнее не скажешь. Тесно, неуютно и слегка безработно. Предупреждала меня жена, что конфликты с властью добром не кончатся. Так и вышло. Но, как говорится, нет худа без добра. В классной газете поработал. Весь Пермский край объездил с редакционными заданиями. Какой-то период освещал работу краевого парламента. И чего уж скрывать, постоянно рассказывал читателям о губернаторской деятельности.

– И вот тут-то уж точно было не до песен. Или тоже научились абстрагироваться от высокого окружения?

– Не научился, к великому сожалению. Чиновники, депутаты, начальники, бизнесмены, партийные боссы… Попробуй тут абстрагируйся. За всё время, что я проработал в «АиФ», на свет появилось всего три песни. Но я отрывался, сочиняя эпиграммы и не совсем дружеские шаржи на начальственное окружение. Показывал их только самым близким коллегам-журналистам. Те смеялись и советовали убрать эпиграммы подальше.

– Что вас привлекает в бардовской песне?

– Первое и самое главное – необязательное наличие вокальных данных. Как у меня, например. Второе – авторство слов и музыки. Сам сочинил, сам спел –  и сам себе в душе поаплодировал. И третье – единомышленники с гитарой. Ровно такие же, как ты сам. Без музыкального образования, без голоса, а порой и без слуха. С незамысловатыми текстами, до дрожи в коленках обожающие петь и слушать, как поют другие. Когда их собирается много – это называется фестиваль бардовской песни. Открою секрет: среди бардов всё-таки есть настоящие музыканты и прекрасные вокалисты.

Приятно на рассвете услышать листьев трепет и шепоток берёзовой коры.
Приятно на рассвете услышать листьев трепет и шепоток берёзовой коры. Фото: Из личного архивa

– Лауреат бардовских фестивалей Вячеслав Бураков где-то исполняет свои песни?

– Дома. И то, если все ушли по своим делам. Единственный человек, которому могу спеть хриплым голосом, – мой внук Максим. Ему-то точно нравится всё, что я делаю. А вот жене и двум дочкам не всё. Моё пение точно не нравится.

– За какую песню получили первую бардовскую награду?

– За песню «Последний поворот».

Когда он, мой последний поворот?
Успеть бы попрощаться, оглянуться.
И прежде чем уйти и не вернуться,
Прожить свой день последний без забот.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах