aif.ru counter
280

Хихикайте на здоровье! За что пермский карикатурист благодарен карантину?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ-Прикамье 24/06/2020
В эксклюзивном проекте «Негромко» Дмитрия Кононова уже 62 работы. Общее число его ироничных картинок давно не поддаётся учёту.
В эксклюзивном проекте «Негромко» Дмитрия Кононова уже 62 работы. Общее число его ироничных картинок давно не поддаётся учёту. © / Дмитрий Кононов / Из личного архива

Коронавирусная эпидемия накрыла нас жуткой неопределённостью, депрессией, страхом. А как относятся к ней те, кто в любой ситуации старается не терять чувства юмора? О своих весёлых «каляках-маляках» и самой неожиданной реакции на них со стороны зрителей, о том, можно ли соединить Брейгеля с Перовым и отправиться в Бельгию автостопом, рассказывает обладатель более 30 призов международных конкурсов карикатуристов Дмитрий Кононов. Всем любителям ироничных зарисовок и в России, и за рубежом он больше известен как Митя.

Ван Гог и волейбол

Вера Шуваева, «АиФ-Прикамье»: Митя, самоизоляция изменила вашу жизнь?

Дмитрий Кононов: Теперь-то уже посвободнее стало. А поначалу одна мысль: как это не выйти из дома никуда?! Месяца полтора реально не выходил дальше ста метров: до магазина – и обратно в норку. Работа на удалёнке для меня не в новинку – работаю так с 2012 года. Но как жить без спорта? Я же три-четыре раза в неделю занимался волейболом.

– Русские люди больше верят в хорошее или в плохое?

– По-моему, русские живут по принципу «Пока жареный петух не клюнет». Казалось бы, где он, коронавирус? Мы ведь его не видим. Хотя я всегда стараюсь думать только о хорошем. Вот сейчас начались наконец тренировки. Разыгрываем, к примеру, удачную комбинацию. Всё хорошо, хлопаем друг друга по ладоням. А кто-то ставит кулак: нельзя, эпидемия не закончилась. Но при этом мы же  играем одним мячиком! К тому, кто боится вируса, он прицепится в первую очередь. Уверен в этом.

– Один из популярных флешмобов коронавирусного времени – «ИЗОизоляция». Участвовали в нём?

– Конечно. В самом начале карантина. Взял для воспроизведения картину Ван Гога «На пороге вечности». Изобразил старика, так же сев на стул и опустив голову на руки. А для усиления эффекта ещё и положил перед собой волейбольный мяч!

В это же время Бельгийский международный центр юмора проводил челлендж: в течение месяца надо было рисовать разные картинки, связанные с вирусом, и высылать им. Я рисую каждый день. Когда возникает какая-то непонятная ситуация – тем более. Порисовал – и жить становится проще.

Фото: Из личного архива/ Дмитрий Кононов

– Идея очередного собственного проекта не родилась за эти месяцы?

– Нет. Но я благодарен карантину, что появилась возможность притормозить, подумать над новыми вариантами общения с публикой. Мне это необходимо. Поэтому очень люблю ежегодные выставки «Арт-Пермь». Там можно наблюдать за реакцией зрителей, вживую выслушивать их комментарии. Решил вот, поразмыслив, начать творить по-новому. Я ведь до сих пор рисую на бумаге, сканирую, крашу. Скопилась куча блокнотов, которые никто не видит. Хочу купить хороший планшет, чтобы все почеркушки делать на нём и выкладывать в Интернет.

«ПН» – это лучшее время

– Самую неожиданную зрительскую реакцию на свои работы помните?

– На второй или третьей по счёту выставке «Арт-Пермь» (нынче выставка проходила в 21-й раз. – Ред.) подходит молодой парень и говорит, глядя на мои картинки: «О, я же вырос на них!» А он такой высоченный, что после его слов мы оба расхохотались. Но самое смешное было потом. Поняв, что Митя – это я, парень очень удивился. Он считал, что Митя – не человек, а некое творческое объединение. Как Кукрыниксы.

– А как вы стали художником?

– Когда кто-то называет меня художником, всегда смеюсь. Просто в детстве к моей руке намертво прилип карандаш, и я отнёсся к этому с юмором. Ну а тропинку в мир карикатуры потихоньку начал топтать уже в школе. Переводил из юмористических журналов понравившиеся картинки на кальку, наклеивал в блокнотик. Иногда добавлял и собственные сюжеты, выдавая их, разумеется, за чужие. Если одноклассники реагировали положительно, долго витал в облаках. Однажды мы с товарищем даже послали свои работы в «Крокодил». Но получили ответ: «У вас детский юмор». Сейчас удивляюсь, почему я так мало рисовал в армии. Каких-то солдатиков калякал в  уголочке – и всё. После армии восемь лет работал токарем на телефонном заводе. Но душа к этому делу не лежала. Токаришь – и рисуешь чего-нибудь, токаришь – и рисуешь. В заводской многотиражке «За коммунистический труд» мои картинки впервые и напечатали. Правда, ставя их в газету, меня без конца критиковали: почему нос у персонажа слишком длинный или почему у него не пять пальцев на руке, а четыре.

– И как вы рагировали?

– К тому времени я уже осмелел и начал предлагать рисунки в «Молодую гвардию», «Звезду», «Вечёрку». А в конце 1993 года, уйдя с завода, стал художником в новой областной газете «Пермские новости». Даже сегодня помню свою первую картинку там. Нужно было проиллюстрировать приближающиеся выборы в Госдуму. Гайдар, Явлинский, Жириновский, Зюганов – и слоган «Выбери меня». Всем понравилось. Хотя сам я политическую тему не очень люблю. И ЖКХ не люблю, и социалку. Больше нравится вечное: любовь, добро, зло. Но почти за двадцать лет работы в общественно-политической газете («ПН» перестали выходить осенью 2012 г. – Ред.) рисовал всё. Это был лучший период в моей жизни.

Маленький кролик

– Говорят, любой творческий коллектив – зоопарк. Если вы с этим согласны, с каким животным себя ассоциируете?

– Согласен. А какое я животное? То, которое в эпицентре. Не главное, а в эпицентре. Может быть, заяц. Кстати, во Франции, куда я с 1995 г. езжу на фестиваль газетных карикатуристов, меня с первого приезда окрестили petit lapin. В переводе с французского – маленький кролик. Видимо, из-за того, что я постоянно улыбался и, не зная языка, молчал.

– Плохо владея иностранными языками, многие вообще опасаются путешествовать по миру.

– Напрасно. Сужу по себе: в критические моменты вылезают слова, которые в обычной ситуации не вспомнишь. К тому же такое путешествие – это приключение! Три года назад я участвовал в бельгийском конкурсе «Современный Брейгель». Отправил шесть работ, четыре из которых попали на выствку, а две вошли в каталог. Но призёром конкурса (им оплачивали поездку в Бельгию) тогда не стал. Однако желание побывать в этой стране было огромное. Поехал самостоятельно. И это получилось не так дорого.

– Добирались автостопом?

– Почти. В каждой стране есть русские, которые создают форумы: «Франция по-русски», «Бельгия по-русски» и т. п. Заходишь на форум, регистрируешься, задаёшь интересующие тебя вопросы. Желающие помочь найдутся всегда. Гостиница в городке Пир, куда я прибыл, оказалась дороговата. И мне предложили место в домике на пять человек при конно-развлекательном комплексе. А чтобы добираться до него, дали велосипед. Гонял туда-сюда ежедневно. Дорожки там – летишь, как на «Феррари»!

И ещё: поэкспериментировав с картинами Питера Брейгеля, я придумал свой проект «Негромко». Беру две-три работы известных художников, объединяю их, добавляя иронию. Получается новая история.

– Почему такое название проекта?

– Негромко свистнул картины у великих – и использую их. (Смеётся.) Просто хотелось, чтобы люди подходили на выставке, спрашивали, что к чему. Подходят. Расшифровав одну историю, с увлечением берутся за следующую. Мне особенно нравится соединение «Охотников на привале» Перова с брейгелевскими «Охотниками на снегу». Но главное – зрителям должно быть  интересно. Надо, чтобы они узнавали новое, наслаждались цветом. И хихикали на здоровье.

ДОСЬЕ
Дмитрий Кононов родился в 1963 г. в Перми. Художник-карикатурист. Работал в газете «Пермские новости», публиковался практически во всех местных изданиях. Любит графику москвича Сергея Тюнина и француза Sempe. Женат. Две дочери и трое внуков.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах