aif.ru counter
1120

«Каждая женщина - Одетта». Алексей Мирошниченко - о балете и монархии

«Романтиков в наши дни становится всё меньше», - с грустью констатирует хореограф.

16 декабря в Пермском оперном была премьера: новое «Лебединое озеро» в редакции Алексея МИРОШНИЧЕНКО, главного балетмейстера театра. А за несколько дней до этого, выкроив время между репетициями, он дал интервью «АиФ-Прикамье».

Театр как психотерапия

– Алексей Григорьевич, почему именно «Лебединое» и зачем потребовалась очередная его редакция?

– Мне нравится этот балет у нас в постановке Натальи Макаровой. Но уже давно назрела необходимость в двух «Лебединых», чтобы пермяки не оставались без «самого главного балета всех времён и народов», пока театр гастролирует. Ведь за два месяца до начала гастролей мы уже отправляем фуру с декорациями, а потом два месяца по окончании тура ждём её. Поэтому в репертуаре теперь будут оба спектакля.

Насчёт новой редакции: можно, конечно, штамповать Константина Сергеева или кого-то ещё. Ну а где же тогда так называемый пермский контекст, сформированный нами? Хочется, чтобы в Перми было то, чего нет в других театрах. 

– Нынешние гастроли пермского балета в Дублине практически совпали по времени с серией парижских терактов. Страшно было лететь в Европу?

– Во-первых, в тот день мы уже находились там. Во-вторых, 7,5 тыс. билетов уже было продано на наши спектакли. Так что теракт ли произошёл, гуманоиды ли прилетят, мы как профессионалы всё равно будем выполнять свою миссию. Которая в том и состоит, чтобы люди хотя бы на какое-то время отвлеклись от переживаний. Театр - это психотерапия. И для самих артистов, и для зрителей.

– Реакция на ваши выступления в Ирландии и в странах Ближнего Востока, где вы гастролировали позже, чем-то отличалась?

– В Омане нас предупредили, что выражать свои чувства тут не принято и реакция зрителей будет очень сдержанной. Но хлопали ещё как! Единственное: в «Бахчисарайском фонтане», который мы там показывали, артистам пришлось закрыть все открытые части тела. И даже статуи были в тогах.

В России надо жить долго

– А если говорить об отношении к русским в принципе, нас не любят в мире, боятся или?..

– Что в Дублине, что в Маскате, что в Бахрейне, узнав, что мы из России, люди тут же восклицали: «Россия! Путин! Супер!» Все, с кем бы я ни общался, даже в магазине парфюмерии, - поклонники Путина. Говорят: «Вы, русские, счастливые, что у вас такой президент. Мы на вас только и надеемся». Вот Америку - да, ненавидят. Непонятно лишь, как при всём этом она продолжает демонстрировать беспардонное своеволие.

– Успехи «в области балета» по-прежнему рифмуются у многих россиян с ракетами. «Зато мы делаем ракеты», помните? Неужели кроме них нам нечем больше гордиться? 

– При чём тут советские стишки периода холодной войны?! Ну вспомните ещё Черчилля, утверждавшего, что русские лучше всего делают три вещи: танки, балет и детей. Это не более чем крылатые фразы. А гордиться нам, безусловно, есть чем. Особенно после того, как в 90-х почти всё в стране было распродано, и сама она чуть не стала американской колонией. Только удержать бы нынешние достижения…

По-моему, прав Жириновский, говоря о полувосточном менталитете русских, о том, что в России должен быть монархический строй. Это я к тому, что для нашей ментальности очень важна роль личности в истории. Неслучайно ведь, хотя сегодня у нас президентская республика, вопрос «Что будет, когда уйдёт Путин?» волнует очень многих.

– Когда не стало Сталина, многим тоже казалось, что жизнь закончится.

– Не закончилась, но сильно изменилась. Хотя государственную идеологию тогда никто не менял. А сейчас - партии разной направленности, и какая придёт к власти - неизвестно. Поэтому в России, как сказал кто-то мудрый, надо жить долго. 

Сила романтики

– Да, долго и желательно счастливо. Но вернёмся к балету. В разных редакциях «Лебединого озера» разный финал. У вас Одетта и Зигфрид погибают?

– Конечно. У этого балета не может быть счастливого конца. Таковы законы романтизма. Но зло здесь всё равно в проигрыше. Душу Принца, за которой охотится злой гений Ротбарт, он так и не получает: души умерших Принца и Одетты возносятся храмом вечной любви.

– К сожалению, в реальной жизни романтики и романтиков становится всё меньше. Вы согласны?
- Абсолютно. Порой кажется, что романтиков уже практически не осталось. И это ненормально. Как душа наша «по природе христианка», так и каждый человек по природе романтик. Почему при определённых обстоятельствах в каком-нибудь чуть ли не убийце просыпаются вдруг ростки светлого и доброго? Да вот поэтому! Если в душе не пусто, то под ворохом всего, в том числе потребительского, живёт романтизм. И быть романтиком - вовсе не признак слабости, как считают некоторые. В наше чересчур прагматичное время это, наоборот, признак силы.

– А насколько часто, на ваш взгляд, среди реальных, земных женщин встречаются нынче Одетты?

– Любая женщина, опять же по природе своей, хочет раствориться в своём мужчине, стать его половинкой. Не потому что надо, не потому что должна. А именно хочет. Но не у каждой и не всегда это получается.

Досье

Алексей МИРОШНИЧЕНКО. Родился в 1974 г. в Донецке. Окончил Академию русского балета им. Вагановой (1992 г.) и балетмейстерское отделение Академии (2002 г.). С 2009 г. возглавляет балетную труппу Пермского театра оперы и балета. Один из ведущих российских хореографов, работающий в неоклассическом стиле.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Почему сложно дать тепло летом, если стоит холодная погода?
  2. В какие страны можно улететь из Перми?
  3. Что за точки на яблоках?
  4. Кто выйдет на пенсию досрочно?
  5. Смогла ли пенсионерка вернуть деньги?
  6. Может ли работодатель навязать банк?
Объединять ли школы в Перми?