aif.ru counter
229

Миссия выполнима. Наталия Шостина – о фестивале KAMWA и патриотизме

«Пермь достойна того, чтобы люди, живущие здесь, любили это место, а не стремились его покинуть», – говорит Наталия Шостина, директор международного этнофутуристического фестиваля KAMWA.

Концерты и фестивали, в которых есть общение, живой звук, обмен энергией и эмоциями, всегда будут востребованы.
Концерты и фестивали, в которых есть общение, живой звук, обмен энергией и эмоциями, всегда будут востребованы. © / Александр Ердяков / АиФ

В этом году фестиваль, давно ставший брендом, известным далеко за пределами Перми, был юбилейным – десятым по счету. После четырех лет городской прописки он вновь вернулся в Хохловку. За три дня его духом, красками, эмоциями в музее «Хохловка» и в эколагере зарядились более 15 тыс. зрителей.

Досье
Наталия Шостина. Родилась в Перми. Окончила ППИ. Занималась компьютерной графикой, дизайном, фотографией, театральными и музыкальными проектами. Директор международного этнофутуристического фестиваля KAMWA и Пермской региональной общественной организации KAMWA. Замужем.

Пермь – не буква П

Вера Шуваева, «АиФ-Прикамье»: – Наталия, в одном из недавних интервью вы сказали, что KAMWA – проект идеологический. Не боитесь, что такое определение может кого-то отпугнуть?

Наталия Шостина: – Не надо путать идеологию с пропагандой. Идеология не есть плохо. Идеология – это смыслы. А в основе фестиваля KAMWA очень много смыслов, идей, связанных с Пермью, ее историей, современной культурой, духовной культурой. Наша идеология – развитие этих идей во времени.

– И когда за минувшее десятилетие находиться в таком потоке было сложнее всего?

Н. Ш.: – Что ни год, то испытание. (Смеется.) Но действительно в пограничном состоянии – будет KAMWA жить дальше или нет – мы были, когда бушевала культурная революция. Это связано с вхождением в пермское культурное пространство московского шоу-бизнеса, с глобализацией, лишающей человека его идентичности, и так далее.

– Сегодня культурная революция в крае практически сошла на нет, а ваш проект по-прежнему живет и развивается. Благодаря чему?

Н. Ш.: – Благодаря тому, в первую очередь, что он сделан в Перми. Это живой процесс, опирающийся на историю, традиционную культуру, на людей, которые нас окружают, на энергетику и силу этого места. Более того, миссия фестиваля во многом – это оздоровление ситуации после культурной революции. Ведь за время того эксперимента многие ценности пострадали, многое пермское оказалось принижено.

Общение важнее

– При том, что зарубежные артисты выступать в России сейчас нередко отказываются, главным гостем нынешнего фестиваля была украинская группа SunSay с Андреем Запорожцем. Как вам удалось заполучить их?

Н. Ш.: – Есть определенная процедура согласования участников, и мы не вступаем здесь в противоборство с системой. В прошлом году, например, нам не согласовали украинскую группу. Кроме того, чешский дуэт виолончелисток Tara Fuki (будучи хэдлайнером фестиваля) сам отказался участвовать в прошлом году из-за несогласия с политикой России. Так что риски существуют. Но SunSay – это современная, модная группа, известная во многих странах Европы. Наполовину украинская, наполовину российская – география проекта значится как Украина-Россия. Приглашая такую группу, мы понимали, что культурный мост возможен.

– Атмосфера единения, живого контакта вообще очень важна на подобных праздниках. Зрители, приезжая сюда, забывают, по-моему, даже о своих гаджетах, с которыми в обычной жизни многие просто неразлучны.

Н. Ш.: – Да, от современных телефонов, планшетов никуда нынче не деться. Кстати, в программе Этнокино на фестивале у нас тоже были новые гаджеты: этнофильмы все зрители смотрели в наушниках, где через FM-передатчик шел звук. Такой вот аттракцион для комфортного звукового восприятия. (Улыбается.)

А что касается живого контакта, то концерты и фестивали, в которых есть общение, живой звук, обмен энергией и эмоциями, всегда были и будут в тренде. Этого не заменят ни телевизор, ни Интернет. Знаете, не раз слышала на фестивале восклицания: как много вокруг красивых людей. Как много умных лиц. Как много прикольных детей и современных, активных стариков. Как много того, чего просто не замечаешь в городской суете…

Любовь к отеческим местам

– А что подпитывает вас в желании и умении создавать праздник?

Н. Ш.: – Люблю нашу уральскую природу. Люблю ездить по краю в крупные города и глухие деревни. Иногда бываю на национальных праздниках, которые еще проходят в деревнях и селах. Когда там начинают песни петь, в национальные игры играть, все село втягивается. Самое удивительное наблюдение: как молодые относятся при этом к старшим. В селах же на такие праздники собираются семьями, по 3-4 поколения. И когда одни играют, другие поют, третьи готовят, четвертые сидят на почетном месте, понимаешь: внутренний, родовой уклад – самый крепкий и ценный.

– Вот она, готовая программа патриотического воспитания, о котором так много говорят в последнее время!

Н. Ш.: – Может быть. Понятно ведь, что патриотическое воспитание – это не только антивоенная пропаганда. Это прежде всего обращение к себе, к месту, где ты живешь, к своим родным и близким, к предкам своим. И чем больше человек этим интересуется, тем тверже он стоит на земле, тем уважительнее относится к людям. Он никогда не будет их оскорблять, унижать, а тем более уничтожать.

Уверена, что Пермь достойна того, чтобы ее любили. Любили, а не стремились уехать куда-то в лучшее место. Чтобы о нас говорили не только как о провинции, где плохие дороги и низкая зарплата. Помимо вечных социальных проблем есть культура. Поэтому так важно развивать именно свое самобытное.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Почему сложно дать тепло летом, если стоит холодная погода?
  2. В какие страны можно улететь из Перми?
  3. Что за точки на яблоках?
  4. Кто выйдет на пенсию досрочно?
  5. Смогла ли пенсионерка вернуть деньги?
  6. Может ли работодатель навязать банк?
Объединять ли школы в Перми?