aif.ru counter
28.07.2017 18:17
436

Ну и шуточки. Гавр Гордеев о том, почему так важно быть несерьёзным

Гавр: «Я – добрый парень. И мне будет очень неудобно, если человек шутку не поймёт»
Гавр: «Я – добрый парень. И мне будет очень неудобно, если человек шутку не поймёт» © / Пресс-служба телеканала ТНТ

Недавно Гавр специально приехал в Пермь, чтобы представить первое юмористическое шоу своего канала. Передача называется «Деньги или позор», что очень точно отражает её суть. Мы поговорили с Гавром о том, почему люди так любят посмеяться над звёздами, зачем подкалывать друг друга и стоит ли обижаться.

На грани фола

Ведущий передачи – громкий, ворчливый и саркастичный дядя Витя предлагает «звёздам» российского ТВ поговорить на темы, касающиеся прошлого и настоящего личной жизни или карьеры, которые, что называется, «на грани фола». В распоряжении участников – миллион рублей. Если известный человек соглашается, то деньги остаются у него. Если нет – их у него забирают. Первой «жертвой» дяди Вити стал коллега Гавра – Тимур Батрутдинов. По признанию авторов передачи то, как обошлись с Тимуром – это ещё цветочки. Другим героям повезло меньше.  И тем не менее, из «звезд», желающих опозориться, уже выстраивается очередь.  

Марина Медведева, «АиФ-Прикамье»: Почему дядя Витя такой, как бы это сказать, прямолинейный? Шутит над гостями так, что даже жалко их.

Гавр Гордеев: Ведущим такой программы может быть только такой человек –  резкий, дерзкий, позволяющий себе шутки за гранью приличий. Но надо понимать – он это делает только  ради юмора. И зритель либо принимает его, либо нет. Это такой скабрёзный дедушка, который может вести себя со «звёздами» как угодно и говорить им то, что хочет. Ни одному другому человеку это не позволено.
Именно этим передача и привлекает – люди любят «звёзд», им нравится видеть, когда они позорятся. Ну и, конечно, всех задевает тема денег. Например, где-то внутри себя поклонники Тимура Родригеза (он стал следующим гостем - прим. авт.)  хотят задать ему вопрос, зачем вообще он поёт. Но мы – воспитанные образованные люди, нам неудобно такое говорить. Но если кто-то это сделает вместо нас, то мы возражать не будем.  

– Вы сами можете кого-то подколоть?

– Да, могу. Однако если кого-то и подколю, то сделаю это только для того, чтобы пошутить. Если я буду понимать, что мои слова могу обидеть, то делать этого никогда не буду. Я – добрый парень. И мне будет очень неудобно, если человек шутку не поймёт.

– Да, но не все понимают подколы. Люди порой обижаются…

– Я и сам иногда ловлю себя на том, что в таких случаях начинаю обижаться. Тогда я говорю себе, что не стоит быть таким уж серьёзным. Гораздо лучше посмеяться над собой. Мне кажется, что эта черта человеку жизненно необходима. Думаю, в паспорте стоит специальную графу завести и в ней указывать, может человек относиться к себе с юмором или нет.  Люди, которые могут пошутить над собой, всегда привлекают внимание.

– А чем именно?

– Они более открытые, честные, у них нет масок. С ними хочется общаться. С тем, кто слишком серьёзен и боится, что его заденут или обидят, отношения складываются тяжелее. По моим наблюдениям, «звёзды», которые не способны над собой посмеяться, обычно не очень-то и яркие.

Неадекватный дедушка

– И всё же в новой программе шутки уж очень острые. Порой, что называется, «на грани».  Почему?

– Для нас, юмористов, это нормально. Острый юмор даёт другой уровень эмоций.  Зрителям это тоже интересно: им хочется и сопереживать героям, над которыми шутят, и смеяться. Юмор, где есть такой баланс, особенно запоминается и трогает людей. Это и есть развлекательный контент. Вообще, телевидение должно развлекать. Для того, чтобы учиться или учить, существуют другие институты.

– Возраст ведущего передачи дяди Вити определить сложно, но вы сказали, что ему вполне может быть 62 года. Как вы думаете, чем вы будете заниматься на пенсии?

–  У меня много вариантов. Дай бог, чтобы я в этом возрасте стал адекватным дедушкой, который может чему-то научить своих внуков. Который не читает морали, а учит простым вещам: вырезать что-то из дерева или выращивать картошку, например.

–  Кстати, дети уже умеют выращивать картошку?

– Да, конечно. С сыном в Москве на даче её посадили. И она растёт даже при плохой погоде. Более того, она большая вымахала. Наверное, потому что дождь лил постоянно. Второй вариант моего будущего – это неадекватный дедушка, над которым все в семье будут смеяться. Если в итоге стану домашним клоуном, которого все будут любить – это тоже будет хорошо. Третий вариант – выберу себе какое-то новое творческое занятие.

В деревне плохо, поеду в село

– Вы владели ресторанами – «Pravila» в Перми и «Olivetta» в Москве. Это тоже своего рода творчество…

– Да, это направление меня интересовало не как собственно бизнес. Я хотел найти ответ на вопрос – может ли идея двигать бизнесом. Выяснилось, что да. И всё же у идеи всегда должен быть тот, что способен превратить её в дело. Ресторан «Pravila» был успешным, но я вышел из бизнеса, потому что не хватало на него времени. И, как выяснилось, вовремя – после этого в стране наступил кризис.

– Интуиция сработала?

– Будем считать так, хотя я в неё и не верю. Знаю только –  есть нечто, что формируется на основе накопленного опыта. Я очень часто говорю, что опыт для меня очень важен. Человеку может пригодиться всё, что случается с ним в жизни. Например, некогда я работал копирайтером на радиостанции. Это неожиданно помогло мне спустя 10 лет при создании «Камеди-радио». Более того, я ещё и своего пермского начальника Александра Гриценко  пригласил в Москву.

– Создаётся впечатление, что из Перми в Москву переехали все пермские «звёзды» юмора. Почему?

–  Да, многие представители креативного поколения, которое очень ярко проявило себя много лет назад, сейчас живут н в Перми. В первую очередь, это произошло потому, что здесь стало уже невозможно реализовать все проекты и идеи. Что мешало? Наверное, замкнутость внутри города. Когда я был в команде КВН, то занимался рекламой, креативом. У меня уже был опыт, много идей, я изучал всё новое и искал, где могу применить свои знания. Оказалось, что в Перми этого сделать не могу. Самое интересное, что даже в Москве все мои идеи не воплотить в полной мере. Хочется уже что-то сделать и на международном уровне. Видимо, человеку вообще свойственно думать: «Мне в моей деревне тесно, поеду я в село».

В итоге, я думаю, что, метафорически выражаясь, в «деревню» и вернусь. Чтобы я ни делал, куда бы ни двигался – я хочу приходить домой.

– А что для вас дом?

– Прежде всего, это моя семья – жена и дети. Да, Пермь – это  малая Родина, но я смотрю глубже. В 165 километрах от города есть деревня, где стоит баня, которой 220 лет. В ней родился мой дед. Вот это тоже я не хочу терять. Пусть я не буду туда физически возвращаться, но этот корень никогда не буду обрубать. Он нужен не только мне, но и мои детям. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество