313

Погружение в историю. Водолазы и археологи изучают судно на дне Камы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. АиФ-Прикамье 14/07/2021
На фото корма судна.
На фото корма судна. / Уральский центр подводных исследований / Из личного архива

Синяя гладь реки насколько хватает взгляда, нависающие над берегом скалы, роняющие каменные глыбы причудливой формы к кромке воды, деревья, вцепившиеся корнями в склоны, будто пауки, ползущие наверх… Пейзаж под Хохловкой сам по себе полон загадок и тайн. Есть они и под водой. Многие жители Прикамья, решив искупаться здесь, даже не подозревают, что совсем близко – на дне больше века скрыто нечто удивительное.

Один из секретов реки решили разгадать в тандеме специалисты Уральского центра подводных исследований и Камской археологической экспедиции ПГНИУ: в этом году близ Хохловки они обнаружили 25-метровое деревянное судно. Говорить о том, что это, пока рано, осторожно отвечают на вопросы учёные, надо сначала изучить объект. Корреспондент «АиФ-Прикамье» побывал на месте вместе с исследователями.

Инспектор Гаджет отдыхает

«Здесь у нас дроны, там – «сухари», – рассказывают с улыбкой сотрудники Уральского центра подводных исследований, когда мы выходим из лодки на каменистый берег.

«Сухари?» – с недоумением «щупаю» местность взглядом, чтобы найти хоть что-то подходящее. Вскоре выясняю, что так называют гидрокостюмы: снял после погружения и сухой. На берегу – пара палаток, тут же аккуратно разложено оборудование, необходимое для исследования судна. Чего тут только нет. Начинается экскурсия со знакомства с дронами-самолётами – их два. 

Лагерь исследователей на берегу Камы.
Лагерь исследователей на берегу Камы. Фото: АиФ-Прикамье/ Ирина Вервильская

«Дроны самолётного типа могут преодолевать большие расстояния и снимать с воздуха огромную площадь, – рассказывает специалист по съемке с воздуха Уральского центра подводных исследований Илья Липин. – Так мы получаем данные о рельефе, координатах объектов… По результатам съёмки можно сделать точную цифровую трёхмерную модель местности. Если вода достаточно прозрачная – мы видим и рельеф дна, какие-то объекты на нём. Технология используется для подготовки исследовательских работ и поисковых операций».

Дроны - помощники исследователей.
Дроны - помощники исследователей. Фото: АиФ-Прикамье/ Ирина Вервильская

Тут же мультикоптер, способный поднять камеру или груз. Особая гордость исследователей – жёлтый малыш – подводный дрон. Это приспособление прямоугольной формы с гребными винтами, камерой... Он совсем лёгкий. Поднять можно без усилий. 

Подводный дрон можно использовать и летом, и зимой.
Подводный дрон можно использовать и летом, и зимой. Фото: АиФ-Прикамье/ Ирина Вервильская

«В Пермском крае он себя уже хорошо показал, – говорит гидроакустик Уральского центра подводных исследования Станислав Кондратюк. – Когда мы находим что-то под водой, то спускаем дрон и с его помощью обследуем объект. Получаем данные о течении, температуре воды, её прозрачности, ведём съёмку. На основе этой информации планируют погружение водолазы. Дрон можно использовать и зимой, и летом. Управляется он с пульта. Картинка поступает в режиме онлайн на смартфон».

Дрон опускают в воду и он послушно выполняет команды: плывет вперёд, назад, в одно мгновение уходит на глубину, скрываясь из виду и оставляя след из пузырей.

Также в арсенале подводные буксировщики, которые позволяют водолазам быстро преодолевать большие дистанции, и парашюты – в них нагнетают воздух, чтобы поднять на поверхность тяжёлые объекты (кстати, эту технологию можно использовать для очистки рек от крупного мусора). В списке техники и самые разные суда, в том числе –  аэролодка, способная лететь по реке со скоростью 90 километров в час. 

Тайна на дне

Водолазы уже погружались к судну. Есть и видеосъемка объекта. Но исследователи говорят, что лишь в начале пути.  

«Какой именно объект под водой обнаружен, мы скажем вам через несколько месяцев. Можно предположить, что это достаточно древнее и интересное для науки судно. Но подробности будут после комплексного исследования. Судно лежит на большой глубине в Каме, которая сама по себе представляет сложную среду. Здесь мутная вода, течение, большая глубина. Мы пока с уверенностью можем сказать только, что это парусно-гребное судно. Скорее всего, им пользовались для транспортировки грузов. Предварительная датировка – XVII – XIX века», – рассказал начальник Камской археологической экспедиции ПГНИУ Григорий Головчанский

Фрагмент судна планируют отправить на радиоуглеродный анализ. Он поможет точно датировать объект. Сколько времени это займёт – неизвестно: лаборатории (их немного) долго были закрыты из-за пандемии, сейчас к ним выстроились очереди, говорит Григорий Головчанский. А пока водолазам и археологам предстоит провести дополнительные исследования.

«Пора надевать «сухари», - слышим поблизости. Начинается подготовка водолазов к очередному погружению. Сначала нужно втиснуться в плотный гидрокостюм. Это занимает 7-10 минут. Застёгнут последний замок и последователи Жака Ива Кусто бегут к реке, чтобы поскорее прыгнуть в воду и охладиться: в 30-градусную жару находиться в таком костюме под солнцем то же самое, что медленно запекаться в духовке.  Зато на дне, где температура намного ниже, они защитят от переохлаждения.

«Плюх! Плюх!» – над водой маячат только две макушки. Лица расплываются в довольных улыбках. Охладились? Теперь нужно взять остатки оборудования и самое главное – проверить и надеть тяжёлые акваланги. Водолазам помогает команда. За спиной у каждого подводника появляется по два баллона. Подняться и дойти до реки с ними без помощи сложно. Впереди ювелирная работа.  

«Любое неосторожное движение под водой может привести к тому, что поднимется ил. Тогда ничего не будет видно, – поясняет руководитель подводных работ Уральского центра подводных исследований Анатолий Марков. – А наша цель – собрать побольше данных. Вообще, это просто удивительно, когда ты видишь объекты, прежде скрытые ото всех. Появляется искорка, которая помогает сохранить интерес к своему ремеслу».

Погружаться будут две группы по два человека. Задача – как можно точнее измерить судно и его отдельные фрагменты. Водолазы отправляются на лодке в пункт назначения.  Цель отмечена на воде красными буйками – ранее по одному прикрепили к носу и корме судна. Мы плывём следом. Снова два всплеска. Через пару мгновений водолазы будут на месте. Остальным же остаётся только ждать (и завидовать)...

Цель отмечена красными буйками.
Цель отмечена красными буйками. Фото: АиФ-Прикамье/ Ирина Вервильская

«Вон они!» – слышим минут через 20. Над водой действительно появляются две головы.

«Видимость практически нулевая, температура воды около 15 градусов, – рассказывает, подплыв к нашей лодке, сотрудник Уральского центра подводных исследований Максим Пивоваров. В лучах солнца поблескивает нож, закреплённый на руке – это на случай, если водолаз запутается в расставленных рыбаками сетях. – Удалось измерить некоторые элементы. Длина судна примерно 25 метров, а ширина – 5–6. Практически всё оно (точнее то, что от него осталось) в иле. Разрушения достаточно сильные, поскольку судно давно лежит. При этом видно, что оно старой постройки».

Это можно понять и по кадрам, снятым в реке: в зеленоватой воде луч фонаря то и дело выхватывает из темноты массивные детали судна. Во время просмотра мысленно будто пытаешься сложить из них пазл и понимаешь, в чём трудность исследования.

Только начало

Судно под Хохловкой обнаружили, когда проводили первоначальное обследование рек Пермского края с помощью техники. Отчасти помогли и газеты: раньше, чтобы получить страховку после крушения судна, владельцу нужно было опубликовать статью, указав, что, где и когда произошло.

«У нас течёт Чусовая, которая пересекает хребет Уральских гор, она впадает в Каму, а Кама – в Волгу. Получается длинный транспортный путь, который используется по сей день, – говорит Григорий Головчанский. – Люди селились на берегах прикамских рек, начиная с каменного века, передвигались по ним. Поселения, городища, селища, могильники – все древние памятники так или иначе привязаны к водным артериям. Надземная археология – ею в Пермском крае занимаются с XIX века – может похвастаться потрясающими открытиями. А вот подводная часть региона не изучена совершенно. Но сейчас у нас появились технические возможности для этого».

Находка судна – маленькая иллюстрация к большой программе по изучению рек Прикамья, которая сейчас только формируется. Первые полевые выходы были нужны для того, чтобы выяснить, в каком направлении двигаться, как вести поиск и изучение объектов. По итогам исследований планируется издать книгу «Кама и притоки» с реестром затонувших судов, где опишут все найденные объекты.

Однако под водой скрыты не только древние суда.

«Камское водохранилище, которое было создано в 50-е годы прошлого века, затопило многие прибрежные районы, – поясняет Григорий Головчанский. – Камская археологическая экспедиция, созданная в 1947 году, должна была осуществлять поиск и аварийные раскопки тех памятников, которые оказались под водой. Тогда экспедиция сделала очень много, но далеко не всё. Значительная часть памятников осталась затопленной».

Примеры: историческая часть Добрянки, Орёл-городок (центр Строгановской вотчины) близ Березников... 

Конечно, исследователям пригодилась бы финансовая помощь властей. Под Хохловкой побывали глава министерства территориального развития и министр природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии. Судя по всему, остались под впечатлением. Получат ли помощь учёные Прикамья – пока неизвестно.

А теперь главные вопросы: поднимут ли на поверхность судно, которое лежит на дне под Хохловкой, и могло ли оно принадлежать Ермаку, завоевателю Сибири, как предполагали ранее некоторые СМИ?

«Подъём судна – это очень трудоёмкий, непростой и дорогостоящий процесс. Есть ли в этом смысл, покажут исследования. Если это струг XVII века, конечно, его надо поднимать, – считает Григорий Головчанский. – Что касается Ермака: что ему здесь было делать? Это точно не судно Ермака».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах