55

Мама год требует для сына достойного лечения. Последняя надежда на читателей «АиФ»

Последний год Катя Рыбакова, мама маленького Саши, тратит все силы исключительно на то, чтобы государство дало её сыну шанс. Шанс жить дальше

«Глубоко наплевать!»

«…Я смотрела в  больничное окно: «А если сигануть вниз вместе с сыном? Всё разом и закончится». В этот момент снаружи что-то пролетело вниз. Я выглянула - на асфальте лежала маленькая девочка. Она выпала с 3-го этажа, из окна над нами - мама недосмотрела, вышла из палаты покурить. Череп девочки врачи собирали по кусочками. А через 10 дней с перебинтованной  головой она уже скакала вокруг мамы и требовала: «Соку!» Я как очнулась. И решила для себя, что безвыходных ситуаций не бывает».

...Саша родился недоношенным, но умственно и физически развивался прекрасно. В 1,5 года ходил, пытался разговаривать, только временами задыхался. Потом появились серьёзные приступы удушья. Из районной больницы нас направили в краевую, где поставили диагноз «бронхиальная астма» и начали лечить гормонами. Я видела, что лечение не помогает, Саше становится хуже и хуже. Просила провести дополнительные исследования. Но врачи были уверены в своём диагнозе. Пока Саша не попал в реанимацию, где впал в кому. У него отказали  почти все органы: печень, почки, лёгкие. Здесь же, в реанимации, наконец поставили правильный диагноз - «тромбоз верхней полой вены». Если бы ему раньше сделали УЗИ на проходимость сосудов, то давно обнаружили бы этот тромб. Кстати, УЗИ назначали, но не сделали, потому что не было специального маленького датчика для 2-летнего ребёнка. Я продолжала бороться за Сашу, на что завотделением неврологии  заявил: «В вас играют материнские чувства, на которые мне глубоко наплевать. Я не мать и смотрю на всё с профессиональной точки зрения». - «А где же был ваш профессионализм, когда вы не смогли поставить правильный диагноз моему сыну и довели его  до комы?» В ординаторской повисла тишина».

Видимо, от неудобной мамочки постарались скорее избавиться, иначе зачем её в срочном порядке отправили домой, обратно в районную больницу, что в 200 (!) км. «Перед переводом я умоляла врачей: «Оставьте нас здесь. В райбольнице нет хирургических отсосов (отсасывает из лёгких слизь, когда больной дышит с помощью трахеостомы. - Ред.), нет кислородной подушки, нет даже тонометров с детской манжеткой (мерить давление у детей до 5 лет). А они только плечами пожимали». В итоге купить необходимое медицинское оборудование Кате помогли прихожане храма, куда она каждый день ходила молиться о здоровье Саши: «В церковь ноги несли сами, потому что больше мне было некуда идти со своей бедой. Батюшку я ни о чём не просила. Он сам подошёл, расспросил и предложил помощь».

Аптечка без лекарств

В райбольницу по месту жительства Саша вернулся «растением». Он не  узнавал маму, не говорил, не плакал, не смеялся, изредка открывал и закрывал глаза. Еда и питьё вводились искусственно. И положение усугублялось - ребёнок начал кашлять кровью. Медсёстры падали в обморок. Катя уже думала сдаться, но произошёл тот самый случай у окна, который дал понять: «Борись!» И Катя решилась на отчаянный шаг: «Взяла билеты на поезд до Москвы. Решила, что приеду в Российскую детскую клиническую больницу (РДКБ), сяду в приёмном отделении и не уйду». Начальник поезда дал в Москву телефонограмму, что едет мама с ребёнком, который того и гляди умрёт. На Курском вокзале её встретили 2 реанимобиля и 8 медиков. В РДКБ Сашу поместили сразу в реанимацию. «Меня вызвал врач и сказал: «Я изучил историю болезни. Мне стыдно, что нынешнее состояние вашего сына - дело рук человеческих. Но мы уже не в силах ему помочь».

Так Катя опять вернулась в до боли знакомые стены районной больницы. Свирепствовал грипп. «Саша подхватил инфекцию, температура 40. В реанимации врач сказал: «Не жилец». Были последние числа декабря, остальных  детей выписали домой. Во всём отделении сын - единственный пациент. В новогоднюю ночь я сидела в больнице. На меня напало странное состояние спокойствия: никакой злости, никакого страха. В 12 часов загадала желание: пусть Саше станет легче. На следующий день у сына неожиданно прошла температура. А 6 января, накануне Рождества, я взяла его на руки, чувствую, он ногами делает движения, опускаю его на пол, и он делает шаг! А потом он стал улыбаться! Весной этого года я забрала его домой. Был небольшой, но прогресс. Подумала: «Надо его на реабилитацию. Вспомнила о московской РДКБ. С боем выбила направление. До местного аэропорта нас должен был сопровождать реаниматолог, ведь дорога занимает 4 часа. Когда мы грузились в машину, врач сел вперёд к водителю. Я говорю: «Вы же должны быть внутри машины, смотреть за ребёнком!» - «А как я тогда буду курить?» В аэропорту Сашу должны были подготовить к полёту: ввести специальное лекарство. Но в чемоданчике врача этих препаратов не оказалось. Перелёт сын перенёс плохо. И вместо реабилитационного отделения в РДКБ его поместили в реанимацию». 

Инопланетянин

«И тут я решилась обратиться к прессе, - продолжает Катя, - попросила помощи. Нашла немецкую клинику, которая брала Сашу на реабилитацию. И в этот же день на связь со мной вышел бизнесмен, который был готов перевести на счёт клиники 15 тыс. евро. На рейс Москва - Берлин меня не хотели сажать, говорили: «А если ваш мальчик в воздухе умрёт?» Я подписала специальную бумагу. Пути назад у меня не было. Только вперёд».

В Германии Саша уже больше месяца. Ему действительно стало лучше. С ним занимается масса специалистов, от логопеда и массажиста до тренера в детском бассейне. «Неужели всего этого нет в России?» - «Есть, - отвечает  Катя, - но здесь мне сказали: «Что вы, какая реабилитация? До вашего Саши дотронуться страшно!» Попросту отказались им заниматься. А в Германии не отказались. Правда, врач честно признался, что такое сильное поражение головного мозга видит впервые. Всё дело в том, что в региональной больнице в реанимации был момент (12 июня 2009 г. в 21 ч. 30 мин.), когда у сына на 10 минут остановилось сердце. Кислород перестал поступать в мозг. То, что он выжил, - чудо. Из-за этого отечественные врачи называли его инопланетянином. Немецкие врачи тоже удивляются говорят, что у Саши сохранились  хорошие реакции для человека с подобным заболеванием. Саша снова может вставать в кроватке, я гуляю с ним на улице».

Дома, в России, далеко не всем по душе отчаянная борьба Кати за сына. Она не раз слышала совет: «Мамочка, успокойтесь, ведь у вас ещё есть дочка и сын. Ими занимайтесь». Действительно, у Кати есть 8-летняя дочка и 6-летний сын. Сейчас они в районном детском приюте. Муж Кати «сломался» после первого месяца. Стал заливать горе водкой и исчез с горизонта семьи. Дети не видят его уже год. Родителей у Кати нет: «Папа с мамой трагически погибли десять лет назад, когда мне было 15 лет. Это был страшный удар. Только последние несколько лет рана начала зарубцовываться. И тут несчастье с сыном. Я поняла, что ещё одних похорон не переживу».

На 1 сентября Катя прилетала домой, чтобы отвести детей в школу. И чтобы найти новые деньги на продолжение лечения. «Ещё из Германии я отправила по Интернету 17 писем в различные фонды. И везде получила отказ. Даже написала по-английски Биллу Гейтсу - самому богатому человеку планеты. И мне оттуда ответили: «Очень сочувствуем, но помочь не можем». Единственно, где меня обнадёжили, в «АиФ. Доброе сердце».

Наш фонд уже перевёл 7 тыс. евро на счёт клиники, этого хватит на лечение до конца сентября. Но дальше Саше потребуется ещё 3 месяца реабилитации.

«АиФ. Доброе сердце» начинает сбор 43 тыс. евро для Саши Рыбакова.

 

ТЕМ, КТО ХОЧЕТ ПОМОЧЬ

Для тех, кто решился поддержать подопечных Благотворительного фонда газеты «Аргументы и факты», мы публикуем банковский счёт.

Благотворительный фонд «АиФ. Доброе сердце», номер счёта 40703810940170358401 в АКБ "Промсвязьбанк"(ЗАО), ИНН 7701619391, БИК 044583119, номер корр./сч. 30101810600000000119, для программы «АиФ. Доброе сердце» (НДС не облагается).

Образец заполнения бланка

 


Валютные переводы

Благотворительный фонд «АиФ. Доброе сердце»

101000, Москва, ул. Мясницкая, д. 42

ИНН 7701619391, КПП 770101001

JSCB "Promsvyazbank" (CJSC)

Moscow, Russia, SWIFT: PRMSRUMM

Доллары США (USD) N 40703840240170358401 with

Deutsche Bank Trust Company Americas,

New York, NY, USA

SWIFT: BKTR US 33

Account No. 04410090

ЕВРО (EUR) N 40703978840170358401 with

Deutsche Bank AG

Taunusanlage 12, 60325 Frankfurt/Main Germany

SWIFT: DEUT DE FF

Account No 10094751040000

Телефон/факс (495) 221-56-28, dobroe@aif.ru

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах