(обновлено )
Примерное время чтения: 9 минут
473

«Шага назад уже нет». Кардиохирург о трансплантации сердца и спасении жизни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ-Прикамье 14/02/2024
В Перми впервые пересадили сердце. Операцию сделали 50-летнему мужчине.
В Перми впервые пересадили сердце. Операцию сделали 50-летнему мужчине. ФГБУ «ФЦССХ им. С. Г. Суханова» МЗ РФ (г. Пермь)

Главный врач Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии им. С.Г. Суханова Минздрава России (г. Пермь) Вячеслав Белов уверен: пока есть чёткий план действий, безвыходных ситуаций не бывает. С таким подходом он привёл учреждение к череде успешных сложных операций, которые спасли жизни детей и взрослых, а ещё – первой в Пермском крае пересадке донорского сердца. Он рассказал в интервью «АиФ-Прикамье», как это удалось, и с какими вызовами сталкиваются врачи.

Досье
ВЯЧЕСЛАВ БЕЛОВ. Родился в 1974 г. в Свердловске. В 1998 г. окончил Уральскую государственную мед академию по специальности «Лечебное дело». В 2008 г. получил высшую квалификационную категорию по специальности «Сердечно-сосудистая хирургия». С 1996 по 2012 гг. работал в Свердловской областной клинической больнице № 1. С 2012 г. – в ФГБУ «ФЦВМТ» Минздрава России (г. Калининград) в должности заведующего детским кардиохирургическим отделением. С сентября 2022 г. – главврач ФГБУ «ФЦССХ им. С.Г. Суханова» Минздрава России (г. Пермь).

Без сомнений

Ольга Семёнова, «АиФ-Прикамье»: Новость о первой пересадке сердца в Перми поразила многих. Как шла подготовка, какие были сложности?

Вячеслав Белов: Тема трансплантации очень щепетильная. Мы не должны делать пересадку тогда, когда она не нужна – в случае, если можно помочь человеку другими способами. Надо также понимать риски, связанные с донором: быть уверенным, что для него всё закончилось, что помочь ему нельзя.

Главная проблема, связанная с пересадкой сердца в целом, – организационная. Важно наладить процесс, грамотно выстроить помощь. Начиная от листа ожидания, куда входят люди, для которых трансплантация – единственный шанс продлить жизнь, и заканчивая выстраиванием правильной системы в подборе доноров. Это самое сложное. Если механизм в регионе налажен, тогда этот вид помощи может развиваться.

Центр давно готовился к трансплантации. Все необходимые документы, лицензии получили ещё в 2015 году. Но со смертью профессора Суханова процесс приостановился.

Придя работать в центр, я понимал, что мы должны сделать пересадку сердца. Это огромная ответственность. Моя позиция была чёткой: нам нужна только успешная трансплантация, и мы её проведём. Мы ничего не выдумывали и следовали всем протоколам. Не было никаких причин для того, чтобы операция прошла неудачно. Выстроили работу так, чтобы быть готовым к трансплантации в любой момент. Каждый человек знал свои функции.

В итоге пересадка прошла успешно. Пациент – 50-летний мужчина – чувствует себя хорошо и готовится к тому, чтобы возвращаться к нормальной жизни.

Первая пересадка сердца в Пермском крае.
Первая пересадка сердца в Пермском крае. Фото: ФГБУ «ФЦССХ им. С. Г. Суханова» МЗ РФ (г. Пермь)

– Для многих тема пересадки сердца остаётся сомнительной. Как побороть предубеждения?

– Да, это достаточно сакральная тема. Люди воспринимают сердце как хранилище души. Им тяжело даётся то, что его можно лишиться. Нельзя игнорировать это отношение. Поэтому у нас в штате есть психолог.

Если посмотреть на ситуацию в других странах, то там этот момент преодолели. Самое большое количество трансплантаций в Европе – в Испании. Там эта процедура поддерживается церковью, люди искренне включены в проблему, доверяют системе здравоохранения. Поэтому проблема с пересадками – исключительно в головах и организации процесса.

– А как быть с маленькими пациентами? Им же не пересадить чужой орган…

– В России, безусловно, есть потребность в детской трансплантации. Но донором по закону может стать только человек старше 18 лет. К сожалению, взрослое сердце маленькому ребёнку не пересадишь. Поэтому ищем другие способы помощи.

Вячеслав Белов: К сожалению, взрослое сердце маленькому ребёнку не пересадишь. Поэтому ищем другие способы помощи.

– В прошлом году в центре сделали сложную операцию ребёнку. Изначально установить устройство, которое спасло бы ему жизнь, не представлялось возможным. Но у вас получилось. Как?

– Ребёнку было всего 3 года. Сложность заключалась в том, что устройство (искусственный желудочек) в нём просто не поместилось бы. Долго шло обсуждение. Сделали томографию, исследования. 3D-реконструкция показала: устройство не поместится.

Но мы понимали: других шансов у маленького пациента нет. Он находился у нас больше трёх месяцев и всё время был на препаратах, стимулирующих работу сердца. Было ясно, что единственный способ спасти ему жизнь – сделать операцию.

Мы пошли на определённые риски. Но операция не может быть авантюрой, ведь речь идёт о человеческой жизни. Поэтому всегда нужен чёткий план. Надо было знать, что предпринять, когда войдёшь в грудную клетку и столкнёшься с тем, что устройство не помещается. В таких ситуациях шага назад уже нет, он может быть только в одном направлении.

Наш план сработал. Мы выполнили ещё одну операцию: провели пликацию диафрагмы и получили достаточное пространство для того, чтобы устройство поместилось. Всё прошло удачно.

Одна из задач врачей – вернуть малышам нормальное детство.
Одна из задач врачей – вернуть малышам нормальное детство. Фото: ФГБУ «ФЦССХ им. С. Г. Суханова» МЗ РФ (г. Пермь)

Процесс восстановления шёл тяжело. Но за две недели справились, и постепенно пациент пошёл на поправку. Его выписали. Наша работа направлена в том числе на то, чтобы вернуть ребёнку детство. То, что он может быть рядом с родными и хорошо себя чувствовать – самый большой результат, за который стоит биться.

Новая эпидемия?

– Как обстоят дела с сердечными заболеваниями в крае и почему их становится всё больше?

– Сегодня в регионе более 4 тысяч пациентов с сердечной недостаточностью. И если представить, что даже 10% из них нуждаются в пересадке сердца или механической поддержке кровообращения, то это уже внушительная цифра.

В мире не зря говорят об эпидемии сердечной недостаточности. Откуда она? Медицинские технологии совершенствуются. Пациенты, которые раньше умирали, сейчас могут получать лечение, которое продлевает им жизнь. Улучшаются методы диагностики. То есть пациенты, которые раньше уходили, потому что им не могли поставить диагноз, сейчас правильно диагностируются и лечатся.

По словам кардиохирурга, врач всегда заходит в операционную с чётким планом.
По словам кардиохирурга, врач всегда заходит в операционную с чётким планом. Фото: ФГБУ «ФЦССХ им. С. Г. Суханова» МЗ РФ (г. Пермь)

– Современные методы помогают спасать больше жизней. Какие сейчас применяются?

– Чем больше методов в твоем арсенале, тем большему количеству пациентов можно помочь. Самое страшное – когда доходишь до условной стены, и дальше никакого решения нет. Поэтому очень важно, что появляются новые способы медицинской помощи.

Один из методов – имплантация кардиовертер-дефибриллятора. Она подходит тем, у кого низкая фракция выброса и высокий риск возникновения фатальных нарушений ритма сердца. Процедура не решает проблему сердечной недостаточности, но позволяет не умереть внезапно.

Есть ресинхронизирующая терапия. Она применяется, когда сердечная недостаточность вызвана тем, что два желудочка работают асинхронно. Можно имплантировать трёхкамерный стимулятор, который улучшает работу сердца и выводит пациента из разряда трансплантационных.

Самая важная составляющая – возможность механической поддержки кровообращения. Она актуальна для тех, у кого не работает один из желудочков. Речь о системе левожелудочного обхода – устройстве в виде такой железной улитки, которая имплантируется внутрь грудной клетки. Она позволяет пациенту дождаться трансплантации, вести обычную жизнь. В некоторых случаях даже ведёт к выздоровлению: функция желудочка может со временем восстановиться. Таких ситуаций немного: около 1-2%. Однако это уже серьёзный шаг.

– Какие планы по внедрению новых методов?

– Есть несколько эндоваскулярных технологий, которые пока до нас не добрались. Мы планируем иметь их в нашем арсенале в ближайшее время. Это эндоваскулярная коррекция недостаточности на клапанах – возможность без разреза грудной клетки улучшить работу митрального и трикуспидального клапанов, а значит и сердца.

Кардиохирургия – очень интересная отрасль. В ней всегда есть, куда стремиться, куда расти. Нельзя останавливаться.

Когда нужен врач

– В век высоких технологий много разговоров об автоматизации работы в разных отраслях, в том числе в здравоохранении. При этом вопрос нехватки врачей остаётся. Как быть?

– Самое важное и основное в медицине – это кадры. Люди, с которыми ты работаешь. К большому сожалению, этому вопросу последние годы почти не уделяли внимания. Писались протоколы, медицинские показатели. Считалось, что можно придумать алгоритмы, обязать выполнять требования – и всё будет работать. Но невозможно на 100% автоматизировать работу медиков. Да, 70% может делать компьютер, но всегда есть 30%, которые не укладываются ни в какие рамки и протоколы – когда нужен врач.

Да, появляются новые технологии. Но не нужно относиться к ним как к чему-то абсолютному. Кадры – 90% успеха и 10% – оборудование и расходные материалы, с которыми ты работаешь.

– Многие говорят о том, что врачи чаще других сталкиваются с выгоранием. Как удаётся справляться?

– Выгореть может любой человек. Но если твоя работа тебе интересна, то выгореть ты не можешь. Поэтому моя задача – сделать работу в центре интересной. Это когда у тебя появляется что-то новое, высокотехнологичное, а главное – когда у тебя всё получается. Чтобы выполнить последнее, нужно работать и совершенствоваться. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах