aif.ru counter
01.06.2016 13:09
1200

Смертельное лечение. Почему порой опасно обращаться к врачу?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ-Прикамье 31/05/2016
Александр Фирсов / АиФ

Почему же порой мы сталкиваемся с трагедиями, вызванными некомпетентностью врачей, их ошибками, недоработками и даже равнодушием? Что происходит, когда больной остаётся один на один с доктором?

Опасный зуд в ухе

«В марте моя мама приехала в краевую больницу, где ей должны были взять на исследование костную ткань, - из письма в редакцию Натальи Шварц из Александровска. - Утром ей сделали укол. В 4 часа дня мы говорили с ней по телефону. Она жаловалась на боль. Но встать и позвать врача не могла, а кнопки экстренного вызова в палате не было. После этого телефон уже не отвечал. А когда позднее мы дозвонились до больницы, то узнали, что мама в реанимации на искусственной вентиляции лёгких. Через день она скончалась. Как могло случиться, что человек сам приехал в больницу в нормальном самочувствии, а забрали мы оттуда уже её тело?» 

Только спустя несколько месяцев по настоянию родственников по факту смерти 61-летней пациентки Людмилы Шварц возбудили уголовное дело. 

Аналогичная история произошла с 72-летним пермяком Евгением Бобровским. В августе 2014 г. лёг на обследование в пермскую МСЧ № 140 с зудом в ухе. Казалось бы, пустяк. Но в 1999 г. Евгению Констатиновичу врачи ставили диагноз «экзематозный дерматит, вазомоторный ринит, сужение обоих слуховых перегородок». Тогда ему провели комплексное лечение, удалили полипы в носу, и 12 лет мужчину ничего не беспокоило. А тут снова начался зуд в ушах. Лор-врач в поликлинике № 2 провела лечение, но оно не помогло. Наоборот, в ухе начало стрелять. С диагнозом «отит наружного уха» она дала пациенту направление в стационар. 21 августа Бобровский уехал в больницу на автобусе. Позднее позвонил жене и сказал, что ему промыли ухо, сделали турунду (ватный жгутик с лекарством. - Авт.), вечером будет укол. Настроение у него было хорошее, на самочувствие он не жаловался. А на следующий день Анне Яновне позвонили и сказали, что её мужа нашли в туалете мёртвым. 

Что же тогда за столь короткий период могло случиться с пациентом? Лечебно-контрольная комиссия медучреждения провела своё расследование и нашла некоторые нарушения в оформлении документов поступившего больного. Однако суд Мотовилихинского р-на, куда обратилась с заявлением супруга скончавшегося пациента, рассудил по-другому. Там заключили, что лечебно-контрольную комиссию стационара провели формально. В протоколе нет оценки действий медперсонала. Ведь, оказывается, когда больной не пришёл вечером в палату, его и не пытались искать. Хватились только утром, и лишь спустя 2,5 ч. обнаружили тело в туалете.

Суд оштрафовал МСЧ № 140 за административное правонарушение на 100 тыс. руб. А ведь это не рядовое лечебное учреждение, а клинический центр Федерального медико-биологического агентства.

Кстати, краевая больница, в которой от укола умерла Людмила Шварц, лидирует в регионе по объёму оказания высокотехнологичной медпомощи. Чего же нам ждать от рядовых лечебных учреждений, особенно расположенных в отдалённых районах? 

Трагическая оптимизация

Жителям районов, расположенных вдалеке от города и районных центров, особо выбирать не приходится. Зачастую они рады просто попасть к любому врачу - лишь бы оказали самую элементарную помощь. А количество медпунктов в Прикамье с каждым годом уменьшается. Только в 2014-2015 гг. в результате оптимизации и реструктуризации число больниц и поликлиник уменьшилось более чем на 30! Количество круглосуточных коек сократилось за 5 лет на 
2 тыс. Укомплектованность больниц детскими хирургами - только 60%, урологами-андролога-
ми - 38%, детскими психиатрами - 57%. В результате такой «оптимизации» смертность в прошлом году в регионе выросла на 4,3%. Такие цифры получили в результате исследования представители Общероссийского народного фронта. Они считают, что на таких больших территориях, как Пермский край, протяжённость которого более 600 км, сокращать количество медучреждений нельзя. Если помощь оказывается качественно, но она недоступна, то смысла в ней нет. В «АиФ-Прикамье» 
№ 10, за 2015 г., мы рассказывали о том, что супруги Оборины из Лысьвы поехали на садовый участок. По дороге у мужчины подскочило давление. Жена вызвала скорую. Та отправила мужчину в Чусовской межмуниципальный центр, чтобы там ему оказали высокотехнологичную помощь. Но человек нуждался в экстренной помощи. Однако за 2,5 ч. ожидания в машине ему не поставили ни укола, ни капельницы. В результате по дороге в Чусовой мужчина скончался. 

«Бесстыдно низкий» уровень

Почему же медики работают так непрофессионально? Ещё в 2012 г. Вероника Скворцова, федеральный министр здравоохранения, придя на новую должность, сетовала, что уровень подготовки врачей медвузов упал до «бесстыдно низкого». Причиной этого она назвала общее старение преподавательского состава. Поэтому реформу медицины в стране начали с подготовки 
докторов. Студентов теперь обучают по системе, соответствующей лучшим международным стандартам. С 2016 г. начнётся аккредитация выпускников стоматологических и фармацевтических факультетов. Она должна подтвердить способность человека осуществлять профессиональную деятельность в соответствии с профстандартом. В 2017 г. процедура станет обязательной для всех выпускников медвузов. Раз в пять лет каждый врач будет подтверждать свою компетенцию. Улучшат ли эти меры качество медобслуживания? Увидим. Если, конечно, доживём…

Расстояния не пугают

Степан ЧЕРЕМНЫХ, главврач Александровской районной больницы:

– У нас закрывают родильное отделение. Журналисты только сейчас почему-то об этом вспомнили, хотя ситуация начала складываться ещё года два назад. Всё дело в кадрах. В больнице остался всего один гинеколог, да и тот в возрасте. Об этом знают и минздрав, и медакадемия, но специалистов, желающих работать в нашей больнице, пока не находится. Но нас это не пугает. Есть перинатальные центры в Березниках, Перми. Сейчас в крае прекрасные дороги. Скорая помощь из Березников заберёт роженицу и быстро доставит в специализированный медцентр. И это будет правильно. Сегодня физиологических родов практически нет. Они чаще всего осложнённые. Помощь требуется как ребёнку, так и роженице. Для этого нужны специалисты высокого уровня, сложная медицинская аппаратура. 

Сейчас у районных больниц другая проблема - устаревший транспорт. В последний раз нам машину меняли четыре года назад. Есть у нас и техника 10-летнего возраста. А нам приходится по вызовам ездить в Вильву, Яйву, другие отдалённые точки. Мы не просим импортных машин. Нас устроили бы обыкновенные уазики. 

 

У врачей нет реабилитации

Евгений Козьминых, директор Пермского медицинского правозащитного центра:

– Из судебной практики знаю, что почти в 65% случаев разбирательств в суде по поводу врачебных ошибок и халатности медиков родственники пострадавших выигрывают процессы. То есть суды в большинстве своём встают на сторону пациентов. Но бывает, что вина в смерти или ущербе, нанесённом больному, не конкретного врача. Если в палате нет возможности вызвать медперсонал - это грубейшее нарушение правил оказания медпомощи. Зачем нужна высокотехнологичная помощь больному, если ему отказали в элементарном?

Врачебную ошибку может совершить любой медик, независимо от стажа и возраста. Вот, например, молодых врачей в судах я не встречал. Зато был случай, когда врач высшей категории удалил пациенту не ту почку. Или другой опытный врач во время операции вырезал больному артерию вместо вены. Пришлось потом пациенту ампутировать ногу. Существует профессиональное выгорание, когда у доктора появляется апатия к работе. Мы давно бьём по этому поводу тревогу, но об этой психологической стороне работы медиков никто не заботится. У военных, которые сражаются в горячих точках, есть реабилитация. А врачи каждый день встречаются со страданиями пациентов, стоят у операционного стола. Это же битва за жизнь человека - тоже своего рода «горячая точка». 

Ошибки докторов единичны

Вадим ПЛОТНИКОВ, замминистра здравоохранения Пермского края:

– В 2015 г. не удалось добиться снижения общей смертности населения. Она возросла на 534 чел., или на 1,4%. Наше ведомство проводит анализ, контролирует ситуацию по преждевременной смертности. В результате предпринятых мер за 4 месяца этого года показатель смертности от всех причин на 7% ниже уровня аналогичного периода 2015 г. 

Если врачебные ошибки, к великому сожалению, и случаются - это единичные эпизоды. Наш юридический отдел на сегодня зарегистрировал шесть исковых заявлений по поводу качества оказания медпомощи, где ведомство привлекли в качестве третьего лица. 

Мы проводим плановые и внеплановые проверки соблюдения медицинскими организациями лицензионных требований, в том числе оценку своевременности, правильности выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации, степени достижения запланированного результата.

Безусловно, одной из основных проблем в здравоохранении остаётся дефицит кадров. Министерство заключает договоры о целевом обучении граждан для получения высшего образования. На данный момент приняли 165 заявок на обучение по программе специалитета, 104 заявки - по программе интернатуры, 39 заявок - по программе ординатуры. 

25 человек пожелали участвовать в программе «Земский доктор».

Всё дело - в экономии

Дмитрий ЖЕБЕЛЕВ, учредитель и координатор благотворительного фонда «Дедморозим»:

– Сокращение количества больниц не говорит об их физическом уменьшении. Просто объединяли поликлиники и стационары. По сути, это задумали для экономии.

Однако сокращение больниц - это вынужденная мера, вызванная дефицитом средств. Перед чиновниками стоит задача: или построить одну хорошо оборудованную больницу, или несколько ФАПов, в том числе в отдалённых территориях. И приходится выбирать - обеспечить качество медобслуживания в одном населённом пункте и лишить медпомощи десяток других или сохранить доступность первичного звена, а технологии и высококвалифицированные кадры сосредоточить там, где это возможно. 

Но хорошо задуманное не всегда таковым бывает на практике. Для предотвращения ошибок нужна постоянная обратная связь с пациентами. Пока же возможностями для её получения чиновники не заморачиваются и не всегда придают ей должное значение.  

О реформе здравоохранения в целом могу сказать, что идеология формируется на федеральном уровне. Финансирование отрасли тоже идёт в значительной части из центра. И если кого-то не устраивает, например, что в федеральном бюджете на медицину выделяют средств в 6 раз меньше, чем на военные расходы, тогда перед выборами надо задуматься: за того ли депутата, за того ли президента они голосовали.     

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество