aif.ru counter
834

Произвол на ровном месте. Что происходит с пермской больницей № 6?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ-Прикамье 22/01/2020
После сокращения коек на пять родовых палат остался всего один неонатолог.
После сокращения коек на пять родовых палат остался всего один неонатолог. © / Эдуард Кудрявицкий / АиФ

Маленькие зарплаты, переработка, нехватка кадров, переведённые в уборщицы санитарки… В роддоме пермской горбольницы № 6 сосредоточились главные острые углы. И устранить их никак не могут.

Медики роддома ГБУЗ ПК ГБ № 6 бьют тревогу уже давно. Их крик о помощи прорвался в соцсети в прошлом году. Они записали несколько видеообращений, в которых рассказывают о проблемах в больнице. Одно из последних опубликовали в конце декабря 2019 года.

«С 1 декабря мы начали работать по новому расписанию. У нас было 50 коек, а осталось 20. Из-за этого сократились и ставки – врачей, среднего и младшего медперсонала», – говорит в своём обращении акушер-гинеколог ГБ № 6 Юрий Жихарев.

Это только вершина айсберга проблем, накопившихся в медучреждении. Врачи уже устали бороться с ситуацией. Неоднократно они выходили на диалог с главврачом и Минздравом. Но картина не меняется к лучшему. Напротив: чем больше говорят о трудностях врачи, тем сложнее становятся условия их работы. По словам медиков, вместо того чтобы помочь им, начальство и министерство ругают их за вступление в независимый проф­союз – дескать, все беды из-за этого. На чьей стороне правда и почему ситуация с больницей № 6 накалилась до предела?

Пахали за копейки

По словам врача-неонатолога (специалист, занимающийся наблюдением за состоянием новорождённых. – Авт.), бывшей заведующей отделением новорождённых ГБ № 6 Ирины Петровой, на самом деле ворох проблем тянется уже много лет.

«Ситуация стала ухудшаться давно. Когда мы начали активно требовать изменений у начальства, то даже не знали о существовании «Альянса врачей». Мы просто хотели адекватных условий труда. Получалось так, что нам приходилось работать на несколько ставок, а зарплаты были маленькие. Первыми в нашей больнице вопрос о переработке и несоответствии зарплат подняли хирурги. Было несколько собраний с главврачом, на котором присутствовали сотрудники и нашего отделения. В итоге хирургам подняли зарплаты, а нам – нет», – рассказывает она.

История борьбы медиков роддома с несправедливостью уже превратилась в эпопею. Но пик настал в 2019 году.

«Из-за низких зарплат мы теряли кадры. Из моего отделения один за другим уходили врачи. Их можно понять: у нас им приходилось пахать на двух ставках за 40 тыс. руб., а в поликлинике платят около 70 тысяч рублей за нормальный график. Одна медсестра хочет уйти работать в школу – там зарплата больше 40 тысяч рублей. В перинатальном центре за пять дежурств мой бывший сотрудник получил 30 тысяч рублей. У всех – дети, ипотека. Какой смысл им оставаться у нас в больнице? – рассказывает врач-неонатолог. – Люди просто отказывались идти к нам работать. Я обращалась к главврачу и просила что-то сделать, добавить зарплату. На это мне ответили: «А у нас не перинатальный центр». Но кому тогда работать? Я с начала 90-х годов в этой больнице. И впервые сталкиваюсь с таким равнодушием со стороны главврача».

Чем мы хуже?

Дошло до того, что работать стало действительно некому. Элементарно невозможно было составить график работы врачей и медсестёр – на всё отделение у заведующей оставалось четыре врача, включая её саму.

Накал недовольства всё рос. Медсёстры, которые на полной ставке получали всего 13 тыс. руб. в месяц, каждый раз в день зарплаты заливались слезами. Их просили потерпеть – авось всё улучшится.

«Лишь после вступления в профсоюз нам удалось добиться небольших изменений, но только для врачей. Им стали доплачивать за ведение электронных медкарт (но не 5 тысяч рублей, как полагается, а всего 3 тысячи рублей) Ещё добавили 1000 рублей за вакцинацию (но при условии выполнения плана на 90 %)», – говорит Ирина Петрова.

Со вступлением в профсоюз начались и новые проблемы.

«Нас вызывал главврач и требовал выйти из «Альянса врачей». Говорил, что нами якобы заинтересовалась ФСБ, что мы ввязались в политику, что мы против власти. Но при чём тут это? Мы просто врачи, которые отчаялись. Мы искали помощь. Нас никто не хотел слышать, кроме профсоюза. Нам не нужна никакая политика. Мы хотим работать и получать положенные деньги. Мы поддерживаем президента, который давал распоряжение поднять зарплаты, но в нашей больнице его указаний не исполнили. Я не горю желанием стоять на митингах с плакатами, а просто хочу адекватных условий труда для сотрудников. Почему у врачей не может быть профсоюза? Есть профсоюз авиадиспетчеров, шахтёров и т. д. Чем мы хуже? Почему мы должны работать на две ставки? Что это за трудовое рабство?» – недоумевает Ирина Петрова.

Всё сократить

В конце прошлого года на диалог с врачами вышли ОНФ и Минздрав. Прошло заседание круглого стола, на котором были замминистра здравоохранения Михаил Суханов, главврач горбольницы № 6 Виктор Гневашев и сотрудники медучреждения. Наконец выслушали действительно всех – и врачей, и медсестёр, и акушерок.

«Мне показалось, что нам помогут. Но улучшений так и не последовало. Зарплату прибавили нескольким людям с посылом подавить протест, а в остальном всё осталось по-прежнему», – говорит Ирина Петрова.

В декабре 2019 г. большие изменения в больнице всё же произошли. Но далеко не в пользу врачей и вовсе не в пользу пациентов. Количество коек в роддоме с 50 сократили до 20. Из-за этого уменьшилось и число ставок: по нормативу на такое количество коек полагается меньше сотрудников. Ирину Петрову из завотделением перевели на должность врача-неонатолога.

«Но почему-то при этом никто не учёл, что сокращение коек не решило проблему с нехваткой кадров», – поясняет медик.

Сейчас сотрудники больницы надеются на помощь со стороны ОНФ и реакцию прокуратуры. Медики готовят заявления в обе структуры в надежде, что в ситуации детально разберутся.

К чему приведёт сокращение больничных коек?

Региональный менеджер независимого профсоюза «Альянс врачей», бывший акушер-гинеколог ГБ № 6 Анастасия Тарабрина:

«Сокращение коек опасно тем, что в больнице не будет доступности оказания медпомощи. Сейчас искусственно занизили число родов в роддоме ГБ № 6 – скорые специально перенаправляют в другие родильные дома.

В акушерской службе они делятся на разные уровни. Первый – это районные больницы, где роды практически не принимают (только если женщина приходит уже в потугах). В остальных случаях (начало родов, необходимость операции, отслойка плаценты и т. д.) отправляют в роддома второго уровня (к нему относится ГБ № 6). Получается, что, уменьшив число коек, роддом формально приравняли к первому уровню, где принимают роды без патологий. Но по факту туда по-прежнему привозят женщин со сложными случаями. А условия этому уже не соответствуют – не хватает персонала. В больнице пять родовых палат и одна операционная. А дежурят всего один неонатолог и одна акушерка (должно быть вдвое больше). Если они уходят в операционную к сложной пациентке, то пять родовых остаются без присмотра. А если в этот момент кому-то стало плохо? Под угрозу попадают сотрудники: если что-то произойдёт (смерть пациентки или ребёнка), то крайними сделают врачей. И это указание спустил Минздрав, а главврач просто исполнитель. Считаю, что они рискуют жизнями женщин и детей, чтобы поставить на место врачей, которые пытаются бороться за справедливость. Они говорят, что профсоюз раскачивает лодку. А ведь мы просто говорим о реальных проблемах».

Всё по нормативам

Министр здравоохранения Пермского края Оксана Мелехова:

«Решение о сокращении коек и приведении к нормативному состоянию штатного расписания было принято в связи с новой схемой маршрутизации пациентов. При этом учитывалось, что больница относится ко второму уровню оказания медпомощи, а количество женщин фертильного возраста и родов за последние несколько лет снизилось.

Для оказания медицинской помощи женщинам фертильного возраста Орджоникидзевского района требуется 18 коек. В больнице 20 коек. При увеличении числа рожениц и по решению главврача их количество можно увеличить. В 2019 г. проходили встречи с сотрудниками акушерского отделения и отделения для новорождённых, где обсуждались вопросы коечного фонда, штатного расписания, дефицита кадров, заработной платы сотрудников. Из-за недостаточной укомплектованности кадрами допускается дополнительная работа (по заявлению сотрудников на совместительство), которая оплачивается в рамках положения по оплате труда при заключении допсоглашения к трудовому договору. Админист­рация активно сотрудничает с ПГМУ и с Пермским медицинским колледжем по вопросу набора сотрудников, в том числе – по целевому обучению студентов с последующим трудоустройством в горбольницу № 6.

В 2019 г. в медучреждении проводили проверки прокуратура, трудовая инспекция, Росздравнадзор, Минздрав. Нарушений в формировании и начислении заработной платы не выявили».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах