Примерное время чтения: 4 минуты
7128

Не верили, что ей больно: мать умершей в больнице девушки винит врачей

Анастасии Шлямневой было всего 28 лет.
Анастасии Шлямневой было всего 28 лет. / Людмила Шлямнева / Из личного архивa

318. Эта цифра навсегда врезалась в память жительницы Лысьвы Людмилы Шлямневой. В палате с таким номером провела последние дни перед смертью её дочь – Анастасия. Девушка умерла 17 июля. В её гибели родные винят врачей.

Подробности трагической истории читайте в материале perm.aif.ru.

Думала, дома помогут

Анастасия жила в Лысьве, а работала вахтовым методом в Москве – контролёром качества продуктов в онлайн-магазине.

«В конце мая у неё начала подергиваться рука, – рассказала коллега и подруга девушки Галина Серёгина. – Невролог в Москве посоветовал обследоваться по месту прописки. Настя решила последовать совету. В июне, когда она была дома в Лысьве, состояние её резко ухудшилось. Настя проснулась утром и поняла, что рука и нога отказали. Попросила маму приехать и помочь одеться, чтобы съездить в поликлинику. Насте назначили уколы и таблетки, сказали сдать анализы, пройти некоторых врачей. В том числе гинеколога, который провёл осмотр очень грубо. После приёма внутри в паховой области у Насти появилась огромная шишка-гематома. В начале июля её направили в стационар по улице Гайдара, 1. Капельницы не помогали. Врачи решили вскрыть гематому. Рану оставили открытой на несколько дней, делали перевязки. Лечила её хирург К.»

По словам Галины, врачи были крайне недоброжелательны. К примеру, увидев большую татуировку на Настиной руке, заподозрили, что у неё СПИД и гепатит. Наотрез отказались ставить в неё катетер.

«Это какой-то бред,– говорит Галина. – Потом у Насти начались сильные головные боли. Подергивалось всё тело. Она писала мне, что в больнице невролог Г. ей не верит, говорит, что она мнительная и всё придумывает. Мол, из-за этого её никак не могут вылечить, надо успокоиться, чтобы всё прошло. От слабости ей советовали выпить крепкого чая. Настя уже боялась лишний раз жаловаться на боль».

Угасла за часы

Анастасию проверили на COVID. Не нашли. Ей продолжали ставить капельницы, делали УВЧ, перевязки, говорят родные. 11 июля, в понедельник, у девушки появилась сильная одышка.  

«Она попросила хирурга послушать её. Но та махнула рукой и ушла, сославшись на то, что это не её профиль. В среду она согласилась. А потом удивлённо заявила: «Так у вас хрипы!» – вспоминает мама девушки Людмила Шлямнева. – К тому времени Настя уже не могла спать из-за проблем с дыханием. С трудом поднималась по лестнице. Только в четверг ей сделали рентген. Выявили двустороннюю пневмонию! Насте запретили выходить из палаты, встречаться с родными. Дочь тогда выразила доктору сомнения насчёт назначенного той антибиотика. На что ей сказали: «Не надо указывать врачам, они лучше знают». Доктор К. махнула на нас рукой и ушла. Вечером 14 июля Настя перестала выходить на связь. Утром я позвонила в больницу. Мне сказали, что дочка – в реанимации. Я просила отправить её в Пермь на лечение. Но врачи не стали. Сказали, нужно дождаться результатов анализов, которые придут в понедельник. В субботу я отвезла Насте бульон. А уже в воскресенье днём мне позвонили и сказали, что у неё была клиническая смерть, шансов мало. Велели готовиться к летальному исходу. Да разве можно к такому подготовиться?»

Настя выразила доктору сомнения насчёт назначенного той антибиотика. На что ей сказали: «Не надо указывать врачам, они лучше знают». Доктор К. махнула на нас рукой и ушла.

Через несколько часов Анастасия скончалась в больнице. По словам её мамы, в свидетельстве о смерти написано, что у дочки были двусторонняя пневмония и тромбоз нижних конечностей. Природу гематомы, из-за которой девушка попала в ту самую больницу, так и не установили, рассказали близкие.

«Я считаю, что врачи крайне невнимательно относились к моей дочери. Они не слушали её, не верили, все болезни невролог списывала на фобии. А теперь Насти нет, – плачет Людмила Шлямнева. – Я обратилась в СКР с просьбой проверить обстоятельства смерти дочери. Считаю, что она умерла из-за некомпетентности врачей. Она была таким светлым и добрым человеком, всем помогала, поддержиала меня. За что с ней так? Эти доктора не имеют права работать с людьми!»

«В соцсетях пишут, что к этим врачам уже были претензии. Одну из них даже увольняли за ошибку, но потом приняли обратно из-за нехватки персонала. Разве так можно?» – не понимает Галина Серёгина.

Я считаю, что врачи крайне невнимательно относились к моей дочери. Они не слушали её, не верили, все болезни невролог списывала на фобии. А теперь Насти нет

После смерти Насти коллега обратилась в Минздрав Пермского края с требованием провести проверку.

«Проводится предварительный разбор описанной ситуации на всех этапах оказания медпомощи пациентке, начиная со смотрового кабинета поликлиники, – сообщили в министерстве. – В дальнейшем разбор случая пройдёт на врачебной комиссии».

Информацию анализируют и в СКР.

«По заявлению жительницы Лысьвы проводится доследственная проверка, по результатам которой в установленные законом сроки следователь примет процессуальное решение, – рассказали в СУ СКР по Пермскому краю. – Проводится комплекс необходимых проверочных мероприятий, направленных на установление всех обстоятельств случившегося».

Настю похоронили 19 июля. Проститься с ней пришло около 100 человек: родные, близкие, все те, кому она была небезразлична.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах