996

«Нервы не выдержали». Осуждённая о том, почему ударила ножом любимого

Надпись на стене здания, где живут осуждённые одного из отрядов ИК-32.
Надпись на стене здания, где живут осуждённые одного из отрядов ИК-32. © / ГУФСИН по Пермскому краю

Сайт «АиФ-Прикамье» начинает цикл публикаций историй осуждённых ИК-32. Мы расскажем о трёх женщинах, которые совершили тяжкие преступления на почве домашнего насилия, а также поговорим с разными экспертами.

Героиня первой публикации – Ольга. Он отбывает наказание за покушение на убийство. Её история начиналась с семейной дружбы и любви к мужчине. Закончилась она пока пребыванием Ольги в колонии, где она работает поваром.

Дружили семьями

Ольге чуть больше 30 лет. У неё тёмные густые вьющиеся волосы, аккуратно накрашенные ресницы, светлая кожа. Беседа будет проходить в помещении, где психолог колонии проводит занятия с сотрудниками ИК-32. Обстановка там достаточно приятная: кресла, ковёр, приглушённый свет.

Ольга заходит в комнату и проходит к креслу не напрямую, а по периметру. Сидит уверенно и смотрит прямо.

Ольга полтора года прожила с любимым человеком, который поднимал на неё руку.
Ольга полтора года прожила с любимым человеком, который поднимал на неё руку. Фото: ГУФСИН по Пермскому краю

«Банальная, наверное, история. Жила с мужчиной, который начал злоупотреблять алкогольными напитками, – вздыхает Ольга. – Каждый раз после того, как выпивал, у него случались приступы ревности. Всё это выливалось в ссоры, скандалы и распускание рук. После каждого раза он просил прощения на коленях, уверял, что последний раз, что больше бить не будет. Но всё повторялось. В конце концов, и случилось… [преступление] Нервы у меня не выдержали. Взяла в руки нож и …»

«Знакомы были ещё с 14 лет, – продолжает Ольга. – Наши отцы лучшие друзья, семьи всегда общались. В какой-то момент судьба нас развела, а потом мы снова встретились и начались отношения. Прожили года полтора. И в 2018 году всё случилось. Мне было 33 года».

Давала шанс за шансом

«Когда мы с ним только начали встречаться, он вообще не пил. Потом начал выпивать. Я слышала от его родителей, что когда он пьёт, то становится неспокойным. Никому покоя не давал. Но тогда ничего не предвещало беды. Когда он первый раз поднял на меня руку, у всех был шок. И у его родителей, и у моих. Папа мой говорил: «Что это вообще такое? Чего это он начал руки распускать?». Отец с ним тогда по-мужски поговорил. Он пообещал, что больше не повторится. И его родители с ним тоже поговорили. И я с ним естественно разговаривала. Но как всегда надеешься на лучшее, даришь человеку шанс. А потом всё случилось снова. Второй, третий, четвёртый раз…И в очередной раз, когда он поднял руку, всё произошло», – вспоминает Ольга.

«Конечно, я его любила. Иначе бы не прощала, не давала возможности оправдаться, доказать, что он может жить нормально. Когда он не пил, был совсем другим человеком. Абсолютно другим. Никогда бы не подумала, что он может оскорблять, руку поднять на женщину, – признаётся она. – Он работал – ездил на вахты. Прилично зарабатывал. И вот каждый раз приезжая домой после командировки (у него видимо там накапливалось, сам себя накручивал, выдумывал) начиналось… Всё это на почве ревности. Сначала ссора, потом рукоприкладство».

Ничего не помогало

«Полицию не раз вызывали. Они приезжали, видели, что это бытовой скандал, особо ничего не предпринимали. Единственное – выводили его из квартиры, беседовали с ним. Меня в те моменты спасало то, что я звонила его родителям. Его отец приходил и уводил домой, чтобы он там отрезвел и отошёл. Только такие меры помогали. Он трезвел, приходил через день, снова клялся-божился, что такого больше не повторится», – продолжает Ольга.

Ольга советует женщинам не повторять её ошибок и не терпеть насилия со стороны мужчин. Фото: ГУФСИН по Пермскому краю

«Уйти пыталась. Уезжала к родителям. И его просила уйти, выгоняла даже. Но как-то так получалось, что все наши попытки расстаться всё равно заканчивались тем, что он вымаливал у меня прощение, я снова давала ему шанс. Были разговоры с родителями. Мой отец говорил: «Ну, попробуй, конечно, но вы взрослые люди, решать тебе». Его родители пытались до него донести, что расставаться – не выход. Что если я его брошу, он так и будет пить. Они говорили, что надо задуматься над тем, чтобы бросить спиртное. Он молодой был – всего 37 лет. Они пытались с ним поговорить, понять, почему он ревнует, почему так реагирует. Люди ведь не могут жить вместе, если нет доверия. Я ему об этом говорила. Он трезвый со всем соглашался, всё прекрасно понимал, был разумным и адекватным человеком. Но стоило ему выпить – у него вся эта ревность вылезала наружу. Он кодировался несколько раз. Не помогало». 

Преступление

«Незадолго до того, как всё случилось, у нас была серьёзная потасовка. Мы собрались вообще расстаться. Я собрала его вещи. Но он попросил у меня прощения при своих и моих родителях. Пообещал, что больше не будет поднимать на меня руку. И что пить больше не будет. Но спустя две недели всё повторилось, – рассказывает Ольга. – Я пришла после работы. Он пьяный. В мой адрес посыпались оскорбления. Началось рукоприкладство. Я не хотела его убивать. Но я его и не убила: у меня статья 105 через 30-ю (покушение на убийство). Я это сделала, чтобы его остановить. Не проконтролировала свои действия, и получилось, что нанесла удары ножом. Попала ему в область сердца. Ему сделали операцию. Выжил. А в 2019 году 31 декабря он умер. Не по моей вине. У него была черепно-мозговая травма, которую он получил во время драки. Кто-то его всё-таки… Нашёл он своё…», – рассказывает Ольга. 

За совершённое преступление ей дали 6,5 года лишения свободы.

Спальня отряда, в котором отбывает наказание Ольга. Фото: ГУФСИН по Пермскому краю

«Он винил себя во всём случившемся. В любом преступлении, связанном с нанесением ножевых ранений, виноваты оба человека: тот, кто взял нож в руки, и который спровоцировал его это сделать. Они виноваты в равной степени, я считаю. Конечно, это не о тех случаях, когда есть умысел и всё заранее спланировано. Его родители тоже понимали, почему всё произошло так, – говорит осуждённая. – Я всё осознала, всё приняла и понимаю – и содеянное, и все ошибки. Всё проанализировала. Мне нужно было просто вовремя отсечь этого человека – расстаться и не доводить до такого. Не давать ему шанса. Было бы легче всё это пережить в моральном плане. А сейчас страдаю не только я, но и все мои близкие».

Ольга продолжает поддерживать отношения с родителями её уже умершего сожителя.

Если бы…

«Если бы была планка, закон, который бы действительно работал в таких ситуациях – когда мужчина избивает женщину – всё возможно было бы иначе. Если бы человеку, который распускает руки, было бы какое-то действенное предупреждение… Это было бы справедливо по отношению к тому, кто терпит это всё, – считает Ольга. – Современная молодёжь более продвинута в плане защиты прав и в теме законов. Сейчас государству бы рассмотреть этот закон про домашнее насилие и принять. Хочется надеяться, что в нашей стране это возможно».

В колонии Ольга работает поваром. Она с утра до вечера трудится на кухне.
В колонии Ольга работает поваром. Она с утра до вечера трудится на кухне. Фото: ГУФСИН по Пермскому краю

«Женщинам хотелось бы посоветовать, не совершать ошибок, какие совершила я. Если начинается такая проблема в семье, если мужчина начинает распускать руки, лучше сразу уходить, не давать шансов. Иначе всё равно всё повторится, и закончится, в конце концов, плачевно. Не я одна такая. У нас здесь [в ИК-32] есть женщины, у которых статья 105 [убийство] – кто убил супруга, у кого остались дети. Всё аналогично – терпела, терпела много лет, а потом не выдержала. Сколько бы женщины ни надеялись на сохранение семьи, результат всё равно – плачевный. Для всех».

«У меня там сын»

«Конечно, я постоянно думаю, что буду делать, когда выйду. У меня сын там [на свободе] растёт – он от моего бывшего мужа, другого мужчины. Ему сейчас 11 лет. Как и каждой женщине, мне хочется, чтобы ребёнок был рядом. Чтобы он был накормлен, обут, имел образование, был обеспечен жильём, – рассуждает с улыбкой Ольга. – Когда меня первый раз посадили, сыну было всего три года. Первый срок был за наркотики – ужасная глупость по молодости лет (захотела попробовать из любопытства). Мне тогда дали пять лет колонии. Мы дистанционно с сыном поддерживали отношения. У меня очень хорошая свекровь, его бабушка (он живёт с ней). Она помогла нам наладить с ним контакт, когда я вышла после первого срока. Но всё равно было непросто. Когда освободилась, ему было уже восемь лет – взрослый понимающий мальчик. Но всё же нашли общий язык. О том, что я сижу в колонии, он не знал. Ему говорили, что я работаю. Но «доброжелателей» много, думаю, что ему всё равно говорили, где я на самом деле. Понимаю, что от разговора не уйти и мне нужно будет объяснять ребёнку, что в моей жизни произошла такая ситуация. Но я готова рассказать ему правду», – заканчивает свою историю Ольга.

Комментарий

Старший помощник пермского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях пермского края Дамир Гильманов:

«В пермской ИК-32 640 осуждённых. В этой колонии содержатся женщины, которые совершили два и более преступлений. При этом чаще всего женщины переступают через закон вновь и вновь. Наибольшее количество осуждённых отбывают наказание за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических веществ (их 226). На втором месте – преступления против собственности (159) и против жизни и здоровья (их 151). Среди последних преступлений львиная доля связана с семейным насилием. Это более 15 % от общего числа осуждённых».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах