aif.ru counter
11.05.2016 12:04
188

Виталий Булдаков: «Таких, как я, на фронте были тысячи!»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Прикамье 10/05/2016
Наш земляк ушёл на фронт 17-летним мальчишкой. Уже в мирное время дослужился до подполковника.
Наш земляк ушёл на фронт 17-летним мальчишкой. Уже в мирное время дослужился до подполковника. © / АиФ

Наш земляк Виталий Булдаков был из их числа. Он получил повестку, когда ему было 17 лет. Отправился на защиту страны рядовым солдатом. Уже в мирное время дослужился до подполковника.

Ответственный за семью

К началу войны Виталию было всего 15 лет. Он запомнил тот жаркий летний день, когда по радио сообщили о вероломном нападении на страну фашистской Германии. Мальчик тогда до конца не понял, почему началась такая суета. Отец, получивший повестку в военкомат, сказал ему: «Ты теперь отвечаешь за семью». Это значит – за мать, 9-летнюю сестру и карапуза-брата.

Война хоть и была где-то далеко на западе, но её суровое дыхание ощущалось повсюду. В магазинах появились очереди за хлебом, солью, мылом. Мать целый день была на работе – смена длилась до 12 часов. Добывать продукты приходилось Виталию. А вскоре ввели хлебные карточки: по 600 г на работающего, 300 г – на иждивенца. И стало совсем голодно. Конечно, выручала картошка. Ею засаживали небольшой участок, а осенью съедали урожай, не дав ему толком вырасти. В свободное время подросток рыбачил или ходил в лес по грибы-ягоды. А ещё, собрав своих сверстников, отправлялся по соседним деревням с паяльником. Ребята помогали хозяйкам – латали посуду, вёдра, корыта для стирки белья, а за это получали немного провианта.

С началом войны детство закончилось. Приходилось кормить семью. Вскоре юноша устроился слесарем на фабрику «Северный Коммунар». Она выпускала картон для упаковки товаров. Но был на ней засекреченный цех, в котором изготовляли прокладки для противогазов. Там были штамповочные станки, на которых работали женщины да подростки. Туда приняли и Виталия. Как и все мальчишки того времени, он мечтал о фронте. Но понимал, что без специальной подготовки его не возьмут.

Отступать – труднее

Но и к войне люди приспосабливаются. У парня хватало сил не только по многу часов стоять у станка, помогать матери по дому, заботиться о сестре и брате, но и участвовать в самодеятельности. Запомнился ему концерт, посвящённый 7 ноября 1943 г. Виталий стоял вместе с другими участниками на сцене, когда его позвала за кулисы секретарь поселкового совета и вручила повестку на фронт. Уже через несколько дней он ехал в воинском эшелоне в г. Ирбит, где готовили будущих артиллеристов.

После 7 месяцев обучения в составе 5-го отдельного батальона стрелкового полка юношу отправили на 3-й Белорусский фронт.

«В это время наши войска освободили от немцев Каунас. Фронт двигался по направлению к Восточной Пруссии, – вспоминает Виталий Алексеевич. – Мы столкнулись со страшным сопротивлением фашистов. В этом месте полегло не только множество наших солдат, но и немцев. Очень обидно, что в Литве забыли о подвиге советских бойцов, и нас теперь там называют оккупантами».

Первый бой на подступах к прусской границе, в котором принял участие Виталий Булдаков, закончился неудачей. Это было в июне 1944 г. После массированной артподготовки в атаку пошли советские танки. Благодаря внезапному броску удалось выдавить немцев из траншеи, которую они занимали, и отогнать их на пригорок к лесу. И тут из засады вышло семь фашистских танков. Три из них батарея артиллеристов подбила. Но на помощь немцам подоспело ещё несколько машин.

«Поступил приказ «Отступать!», а это гораздо труднее, чем двигаться вперёд, – вспоминает ветеран. – Всё происходило стремительно, и мы не успевали подбирать раненых и убитых. Видеть это было очень тяжело. Был ли страх? Когда шло сражение, его не было. Был азарт. Это, наверное, бесстрашие юности, отсутствие опыта. А вот когда бой закончился, пришло осознание, что ты попал в мясорубку и чудом выжил. Но больше мучала досада, что первый бой закончился поражением».

Осколок как напоминание

Потом было ещё немало боёв на подступах к прусской границе. Они шли с переменным успехом. Прошло несколько месяцев, но за это время взять рубеж не удалось, хотя до заветной черты осталась лишь пара километров. В одном из таких боёв рядом с Виталием разорвалась мина. От взрыва его подбросило вверх, затем ударило о землю. Когда он очнулся, то почувствовал, что лицо разбито, и увидел, что большой палец на левой руке болтается на остатках кожи. Подбежали санитары, спросили: «Ноги целы? Ходить можешь?» и показали на дерево, под которым собирали раненых. Несмотря на боль в ноге, Виталий дошёл до указанного места, лёг на землю. И тут же уснул. Во время наступления бойцам на сон выпадало всего по 2-3 часа в сутки, и усталость брала своё. А когда его растолкали медики, оказалось, что встать он уже не может. Вся левая нога была иссечена осколками мины. Видно, в первые минуты после ранения он не чувствовал боли из-за шока. Потом его вывезли в тыл. Оперировали прямо в палатке. Три месяца он провёл в госпитале Каунаса.

Ранение плохо поддавалось лечению, поэтому артиллериста перевезли в Москву. Но и там извлечь все осколки не удалось. Один близко располагался к нерву, повреждение которого могло бы обездвижить ногу. Так и остался этот кусочек металла в ноге бойца и до сих пор напоминает ему о себе во время перемены погоды.

День Победы Виталий Булдаков встретил в госпитале со смешанными чувствами: досадой, что не смог сам участвовать в битве за Берлин, и безмерной радостью, что война закончилась победой советских войск.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество