1753

Фаворит, спойлер и ядерный электорат. Что ожидать от выборов главы Прикамья

Алёна Овчинникова / АиФ

До губернаторских выборов в Пермском крае остался ровно месяц. В бюллетенях избиратели увидят четыре фамилии - Дмитрия Махонина (самовыдвиженец), Евгения Козлова («Патриоты России»), Олега Постникова (ЛДПР) и Ксении Айтаковой (КПРФ).

Пожалуй, самое интересное в этой губернаторской кампании уже случилось. Речь о выдвижении пермского бизнесмена Александра Репина. Владелец холдинга «Сатурн-Р» успел потратить на свою кампанию более 17,5 миллионов рублей (по официальным данным на конец июля), однако не сумел пройти муниципальный фильтр и получил отказ в регистрации. 

Были ли у него шансы преодолеть фильтр? Что стоит ожидать от губернаторских выборов? Эти и другие вопросы обсудили с политконсультантом Людмилой Ознобишиной.

С ходу фильтр сложно пройти

Александр Переверзев, «АиФ-Прикамье»: Людмила, насколько ожидаемым было то, что Александр Репин не сумеет пройти муниципальный фильтр?

Людмила Ознобишина: Отвечу так: с колёс, приняв спонтанно решение баллотироваться на губернаторские выборы, преодолеть муниципальный фильтр сложно. Тем более будучи нераскрученным и незнакомым большинству муниципальных депутатов человеком.  Муниципальный фильтр – механизм подтверждения серьезности намерений кандидата в губернаторы, когда твоё выдвижение должны одобрить народные избранники с мест.

По сравнению с прошлыми выборами губернатора в Прикамье изменились условия прохождения фильтра. Если три года назад нужно было собрать около 234 подписей, то нынче – 102 (а предоставить в избирком можно было максимум 107 – Авт.). Из них 50-52 подписей депутатов второго уровня – Земских собраний, дум городских и муниципальных округов. Ещё 55 подписей – представителей советов и дум сельских поселений. Собрать 102 подписи, может, не так и сложно. Куда труднее выполнить самые важные требования по охвату муниципальных образований – 35 территорий.

Без серьёзной подготовительной работы качественно собрать подписи, выдержать этот охват невозможно. И здесь возникает вопрос планомерного партстроительства. Под этим, в том числе, понимается выдвижение конкурентоспособных кандидатов на разных муниципальных выборах. Чтобы потом, когда твой кандидат идёт в губернаторы, не возникало проблем с прохождением того же муниципального фильтра. К сожалению, со стороны тех же парламентских партий (за исключением «Единой России») в этом направлении мы видим слабую работу. Как результат – около 75% мандатов на муниципальных выборах берёт «Единая Россия», на втором месте идут самовыдвиженцы. И уже только потом депутаты от других парламентских партий. У той же «Справедливой России» всего 38 муниципальных депутатов в Пермском крае из почти 1700. А для прохождения фильтра, напомню, надо 102 подписи.

Возвращаясь к Александру Репину: на мой взгляд, у него были очевидные экономические мотивы выдвигаться в кандидаты на губернаторские выборы, его участие в них было продиктовано коммерческими интересами. Как человек эксцентричный и непредсказуемый, он решил использовать ситуацию с выборами как способ давления на врио губернатора и решения проблемы со школой (новую школу в пермском ЖК «Арсенал», который строит «Сатурн-Р», компания по соглашению должна передать бесплатно муниципалитету, но теперь требует деньги за неё - Авт.).

Депутаты предупреждали?

- У Дмитрия Махонина и Александра Репина сдвоенными оказались шесть подписей. Из них три отдали представители «Справедливой России», которая выдвинула Репина. С точки зрения партийной принадлежности это вообще нормально?

- Мы опять возвращаемся к вопросу партстроительства – работе партии с кандидатами и своими депутатами в муниципалитетах. По-хорошему, надо ещё на берегу договариваться с кандидатами, которых выдвигает та или иная партия. Мы тебя выдвигаем, экономим тебе силы, ресурсы, деньги и нервы, снимая риски быть не допущенным к выборам (частая причина отказов в регистрации - некачественные подписи, при выдвижении от парламентской партии собирать их не нужно - Авт.). Взамен предполагается, что ты придерживаешься схожих с нами политических взглядов, берёшь на себя обязательства не поддерживать кандидатов в губернаторы от других партий. Такие моменты, считаю, должны чётко обговариваться. Ведь среди депутатов, выдвинутых КПРФ, совпадений практически не было. Они все поддержали своего выдвиженца. Такая же ситуация с ЛДПР.

Мы видели, что депутатов, поддержавших сначала Махонина, а потом Репина, некоторые готовы были чуть ли не линчевать. Мне кажется, ситуация была такая. Когда к ним обращался штаб Репина, то он прекрасно понимал, что это будут не первые подписи. Не думаю, что кто-то из этих депутатов вводил их в заблуждение и они не предупреждали, что уже отдали голос за Дмитрия Махонина. Штаб Александра Репина это знал и понимал. Но им не хватало охвата муниципалитетов, и они пошли на риски, надеясь, что эти подписи врио губернатора не использует. 

- Полагаете, что депутаты их всё-таки предупреждали?

- Думаю, что да, ставили в известность. Злого умысла в их действиях не усматриваю. Ещё три года назад местные депутаты не понимали своей роли в прохождении фильтра. Сейчас ситуация поменялась. Конечно, команде Репина надо было максимально страховаться и охватывать больше территорий, как это сделали другие кандидаты. А для этого требуется время, нужно работать с депутатами. Повторюсь, участие в губернаторских выборах не предполагает спонтанности.

В итоге штаб Репина сдал подписи только из 37 территорий. И уже после трёх совпадений стало ясно, что фильтр ему не пройти.

- Ксения Айтакова и Олег Постников фильтр преодолели. Получается, они раньше начали работу?

- Во-первых, у КПРФ и ЛДПР депутатов в муниципалитетах побольше: их число приближается к ста. Эти партии активнее участвуют в муниципальных выборах, чем эсеры. Справедливороссы говорят, что они стараются делать ставку не на количество, а на качество: то есть выдвигают немного кандидатов, но таких, которые могут победить. Надо смотреть, насколько такая тактика оправдана.

Во-вторых, Олег Постников уже второй раз участвует в губернаторских выборах, а Ксения Айтакова занималась кампанией Ирины Филатовой в 2017 году (тогда представительница КПРФ заняла второе место, набрав 7,5% голосов избирателей). Думаю, что они начали работу с депутатами, по крайней мере, со своими однопартийцами, ещё в феврале, когда стало известно, что у нас будут досрочные выборы главы региона.

Новый Дмитрий Скриванов?

- Если бы Репина всё-таки зарегистрировали, кампания была бы интереснее и конкурентнее? Звучат мнения, что он мог бы и во второй тур выйти.

- Прогнозы – дело неблагодарное. Особенно когда выборы проходят в таких практически экстремальных условиях (в период пандемии коронавируса - Авт.). Конечно, при участии Александра Репина какая-то интрига на выборах могла возникнуть. Но смог бы он за это время – до голосования – набрать известность среди жителей Пермского края, учитывая летний период? Да, работу в этом направлении его штаб начал – баннеры повесили, листовки раздавали. Но это было всё настолько кратковременно.  И одна известность сама по себе ничего не значит, нужна программа, система подходов на развитие региона. Картинки - это хорошо, но за этим необходима работа на будущее.

Другое дело, что благодаря выдвижению Александра Репина произошёл всплеск интереса к выборам губернатора. О них стали говорить, начали обсуждать кандидатов. Чем больше таких разговоров, тем лучше для любой избирательной кампании. Люди должны участвовать в выборах. Политическая активность всегда означает осознанный выбор. Если люди будут интересоваться выборами, станут разбираться в них, то это только в плюс. Это касается не только конкретной губернаторской кампании. Когда люди разбираются в политической повестке, в том числе местной, то это исключает и выбор случайных «одноразовых» депутатов в муниципалитетах. Тогда избиратели спрашивают со своих депутатов строже: мы тебя выбрали, работай и выполняй свои обещания, наши наказы.

- Вы настаиваете, что участие Репина в этой кампании – это был торг с его стороны?

- Конечно. Это в чистом виде была ситуация торга, которая потом немного приобрела политический окрас.

- C другой стороны, есть мнение, что это был некий задел на его участие в кампаниях 2021 года, как регионального, так и федерального уровня?

- Поживём – увидим. Да, уже звучат голоса, что это у нас появится новый Дмитрий Скриванов 2.0, который будет спонсировать региональное отделение «эсеров». Александр Анатольевич, наверное, не создал бы такой бизнес-империи, если бы был предсказуемым и понятным. До этого года он много лет не участвовал в политике, хотя был и в «Единой России», и входил в ОНФ, то есть оставался своим для системы. И сейчас для себя должен понять, хочет и готов ли он дальше заниматься подобными политическими играми? Или снова сосредоточиться исключительно на бизнесе. Потому что это расходы, не всегда понятный результат, часто конфликт с властью. Надо ли ему это? Готов ли он сейчас в таких тяжёлых экономических условиях инвестировать в себя, как политика, или политическое будущее других? На эти вопросы Александр Репин должен дать себе ответ.

Референдум, а не выборы

- Как и три года назад, губернаторские выборы будут референдумного типа?

- Разумеется. Это будет референдум о доверии врио губернатора, назначенному Владимиром Путиным.

- Стоит ли перед штабом Дмитрия Махонина задача набрать такие же высокие проценты, как у Максима Решетникова в 2017 году?

- Мне кажется, здесь абсолютно непринципиален результат. Это внутренние истории отдельных территорий и штабов, которые хотят продемонстрировать хороший результат, показать врио губернатора, что поддерживают его. Это будет такое соревнование между муниципалитетами в народной поддержке Дмитрия Махонина.

- Евгений Козлов – это спойлер Дмитрия Махонина?

- Это технический кандидат. Скорее всего выдвинутый для страховки, чтобы исключить срыв выборов. У нас были прецеденты, когда кандидаты снимались с выборов и тем самым срывали кампании.

- В чём смысл участия Олега Постникова и Ксении Айтаковой в этих выборах?

 - У нас есть три режима участия в выборах. Про первых два  - фаворит и спойлер - мы уже сказали. Для КПРФ и ЛДПР губернаторские выборы - это возможность проверить, сохранилась ли у них поддержка ядерного электората. Это избиратели, которым всё равно кто участвует от этих партий в выборах. Они видят в бюллетенях названия партии - КПРФ или ЛДПР - и голосуют за их кандидата.

Таких избирателей немного, но они есть. Для региональных отделений коммунистов и либерал-демократов эти губернаторские выборы - возможность проверить свой ядерный электорат, сохранились ли за ними базовые территории.  Например, для КПРФ такой территорией всегда был Краснокамск, сельские поселения. Для ЛДПР – это северо-восток края, территории Кизеловского угольного бассейна. Не сказать, конечно, что в этих районах у них зашкаливала поддержка избирателей, но показатели были чуть выше среднего.

- Можно ли сейчас сделать прогноз, какой будет явка на выборах губернатора?

- Думаю, около 40%. В 2017 году, когда избирался Максим Решетников, явка была в районе 42%. Тогда сделали много мобилизационных проектов, чтобы обеспечить такую явку. Те же бесплатные билеты в кино для молодёжи. В этом году в плюс явке сыграет трёхдневное голосование. Люди смогут спланировать своё время, проголосовать и ещё на дачу успеть. На снижение явки может сыграть то, что недавно прошло голосование по поправкам в Конституцию. У людей возникает усталость от постоянного участия в выборах и голосованиях.

С другой стороны, определённый интерес к выборам поддерживает политическая ситуация в других регионах и в странах. Кстати, в мае свой интерес к губернаторским выборам обозначали десять человек (включая Павла Анохина и Антона Любича), уведомили комиссию о выдвижении восемь кандидатов. Такой активности у нас не наблюдалось достаточно давно. Так что политика возвращается. Это основной сигнал для Пермского края. Главная интрига сейчас перенеслась на поствыборный период, каким будет новое краевое правительство и как сложится подготовка к политическому сезону 2021 года.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах