136

Отец Борис: «В государстве самое дорогое - его народ»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ-Прикамье 27/07/2011

Ему было всего 24 года, когда, вопреки опыту раскулаченных предков, Борис КИЦКО решил стать священником. Сегодня молва о нём идёт по всей России. 

В начале роковых 90-х он вместе со своими единомышленниками организовал приют для детей-сирот. Отца шестерых ребят волнует судьба и всех прочих. Сейчас у него на воспитании шестнадцать приёмных детей, в конноспортивной школе на базе приюта под руководством строгого пастыря работают и учатся верховой езде и любви к ближнему более двадцати воспитанников.

Протяни руку помощи

- Небольшой экскурс: как появился приют?

- Всё началось в годы перестройки, люди кинулись кто в бизнес, кто в пьянку. А дети остались - никому не нужные. Тогда я решил помогать им. Это решение давалось очень сложно: я понимал, какая это ответственность. Одно дело, когда ты берёшь одного приёмного ребёнка, а другое - когда ты создаёшь приют. Ты должен понимать, что это не на одно поколение, что строишь на долгие годы и через тебя пройдут многие дети, которые будут нуждаться в твоей помощи и поддержке. Мне помогла тогда книга «Жизнеописание архиепископа Иоанна Сан-Францисского». В годы революции у него было два приюта - для мальчиков и для девочек. И он, отступая с белыми войсками, увёз детей с собой сначала на Дальний Восток, потом в Китай, в Австралию, а после перевёз их всех в Америку. И я подумал: вот ты, Борис, боишься в спокойное мирное время взять на себя ответственность, а он, невзирая ни на что, сумел спасти два приюта. И я решился.  

- В чём принципиальное различие вашего приюта и детского дома?
- В царское время практически все богадельни были при церквях или монастырях, потому что монахи всегда более милосердны, более внимательны к нуждам других людей. В детском доме пришёл работник, отработал свои восемь часов и ушёл, часто ему безразлично, как там ребёнок. А в монастырском приюте дети живут в одной большой семье, мы всё делаем вместе: обрабатываем огород, ухаживаем за животными, праздники справляем. Проживание здесь мальчишек близко к проживанию в суворовских училищах. Посмотрите, здесь нигде нет заборов, но при этом дети не могут уйти без разрешения. Мальчишкам необходима дисциплина, ведь контингент у нас здесь разный: есть те, кто «брали» магазины, дети, которые состоят на учёте в милиции. На каждого возложено своё послушание - все за что-то отвечают. Здоровая пища и обычный труд: вскопать грядки, дров нарубить, за животными убрать, - и никакого тренажёрного зала не надо. 
- Но ведь на самом деле не священники должны заниматься беспризорными детьми? 
- Конечно, нет. Ими, прежде всего, должно заниматься государство. Я всегда говорю, что нужно ценить человека, потому что  в любом государстве самое дорогое - это его народ. Поэтому заниматься беспризорными детьми должны власть имущие. Иногда смотришь на некоторых чиновников и думаешь: а нужны ли этому человеку дети, Россия? Даже у нас в Пермском крае… Когда я посмотрел на сборище брёвен у Перми II, подумал: и вот это наша культура? А сколько бы детских площадок, домиков, горок можно было построить их этих брёвен? Детям же нечем заняться во дворах: они по подъездам и чердакам лазят да по подвалам. 
Возвращаясь к вопросу о народе: я смотрю по своему району - смертность превышает рождаемость, по статистике, мы в год теряем по одной большой деревне, и это лишь в масштабах одного района. А это беда всей России. 
- Беда России не только в этом… 
- Да. Если мы все - семья, школа, вузы, учреждения дополнительного образования - раньше занимались воспитанием, то теперь все друг на друга кивают. А если школа не воспитывает, семья не воспитывает, то кто растёт? Растут Шариковы!

Отцовское напутствие

- Вы помните всех своих воспитанников?

- Конечно, хотя за шестнадцать лет мы выпустили почти сто человек. Помню, был случай такой - привезли мальчишку. Семья смогла  выжить в блокаду, сумели сохранить столовое серебро, а пацан подсел на наркотики, и всё вынес из дома. Он прожил у нас три года, окончил училище, вернулся домой, женился, всё хорошо. И таких примеров много. Дети были отовсюду: из Сибири, Москвы, Алтайского края. Мы всегда созваниваемся с нашими воспитанниками, общаемся, они всегда с днём ангела поздравляют. Сейчас многие учатся в вузах, кто-то давно женился, растит детей.

- Ваше напутствие современным девушкам? 

- Выходить замуж один раз и на всю жизнь. Не торопиться, как можно дольше сохранять девственную чистоту. Говорят, что сейчас это не ценится; вы подождите - придёт время, люди все переоценят. Мы часто идём путём ошибок, думали - Америка нам дала свободу. А хлынуло-то что? И мы, родители, куда смотрим? Сегодня девочка вовремя домой не пришла, и если ты промолчишь или забудешь, то завтра она ночевать не придёт, а послезавтра принесёт в подоле. Воспитывать надо. Сегодня твой сын залез в чужой огород, яблоко сорвал, а завтра он в чужой дом залезет. 
- С кого мальчишкам брать пример, если с каждым годом неполных семей становится всё больше? 
- Стараться матерям-одиночкам водить детей в храм, воскресные школы, отдавать сыновей в какие-то патриотические клубы, спортивные, военизированные секции. Мальчик должен общаться с мужчинами. Надо искать выход. Но самое главное - любой матери не оставаться без молитвы за сына, без Бога. Если мы не слушаем Отца Небесного, то не удивительно, что наши дети не слушают нас. 
ДОСЬЕ 
Борис КИЦКО родился в 1963 году, из казаков. Благочинный храмов Верещагинского округа Пермской епархии, духовник Свято-Лазаревского женского монастыря. Женат, многодетный отец - шесть родных детей и шестнадцать приёмных.
Смотрите фоторепортаж из приюта.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах