117

Танец на колёсахЕкатерина Манохина: «Гротеск - это ломка стереотипов».

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-Прикамье 20/09/2011

Десять лет бессменный руководитель ансамбля Екатерина МАНОХИНА обучает спортивным танцам тех, кто не может ходить. Внешне она производит впечатление милой хохотушки и домоседки. О невероятных для обывателя вещах Екатерина Манохина рассказывает просто, для неё постановка танцев для любимого коллектива всё равно что для птицы - полёт.

 Ужасные танцы

-  «Гротеск» звучит, конечно, ярко, но если вдуматься в значение…

- Да, мы, когда придумывали название, перебрали вместе с ребятами кучу вариантов, никак не могли на что-то одно решиться. А надо было срочно подать заявку на какой-то фестиваль, и раз - «гротеск». А слово действительно сложное. Ведь это комическое преувеличение. А у нас-то ничего смешного… И тут ребята нашли ещё одно значение - ломка сложившихся стереотипов. Этим мы и занимаемся. Хотя были и действительно смешные случаи в связи с нашим названием. Ехали мы на Кубок Евразии, и тренер из Нидерландов, через переводчика, спрашивает: «Почему у вас такое название? В переводе на наш язык это означает «ужас»!

«Ужасные танцы! - засмеялись мы.

«Ужасно красивые!» - поправился он.

- Видела выступление вашего ансамбля на открытии фестиваля в ДК Гознака, действительно было красиво, дух захватывало. Но ведь есть определённые сложности…

- На самом деле вся сложность - в придумывании каких-то особых движений, потому что  у человека, у которого работает всё, основное движение идёт ногами, а корпус и руки - как украшение движения. А у нас надо думать, как украсить, как двигаться правильно корпусом, руками и головой. Потому что зачастую у ребят, в силу болезни, не работают даже мышцы корпуса, не то что ноги.

- А как люди приходили к вам?

- По-разному. На тот момент, десять лет назад, при городском спорткомитете была секция для колясочников, их раз в неделю вывозили в спортзал, где они занимались кто дартсом, кто настольным теннисом. И мы в буквальном смысле слова отрывали их от теннисных столов: мол, давайте попробуем.

- Но ведь удалось уговорить?

- Вы знаете, когда человек сделал свой выбор, его не надо уговаривать. Конечно, были и те, которые не выдерживали нагрузки. Потому что когда человек сидит дома, а потом его ритм жизни резко меняется, это тяжело. А кому-то не хочется менять свой образ жизни. С другой стороны, я не раз сталкивалась с такой историей: пришёл человек в коллектив, только начал заниматься, приехал на соревнования - получил сразу первое место: «звёздная болезнь» возникает моментально. Падать с вершины больно, а заниматься вновь - ещё сложнее.

 Семейные ценности

- Как вы строите отношения с коллективом?

- Это несложно. Все мои ребята живут в семьях, среди людей на ногах, далеко они от нас не отошли. Но знаете, были такие странные ситуации… Мы как-то приехали с концертом в интернат для инвалидов. И они на нас смотрели с какой-то завистью, что ли. Они не знают даже, что люди на колясках могут жить в семьях, что это норма. Я с таким отношением сталкивалась в самом начале своей работы, когда здоровое общество воспринимало инвалидов негативно. Мне говорили: это же кощунство - выводить таких людей на сцену. А сейчас такого отношения нет.

- Сейчас у вас одна большая семья…

- Да, помогают и родители моих ребят. У Рузанны Казарян мама - наш бессменный помощник, ездит с нами, знает, кого как посадить, кого как одеть, с костюмами помогает. Мы же шьём всё сами. У кого-нибудь дома собираемся - и вперёд. Конечно, костюмы обходятся недёшево, ведь мы танцуем на высоком международном уровне и должны выглядеть соответственно. К тому же был печальный опыт, когда шили на заказ, у профессиональных портных, и пришлось переделывать. Потому что всё равно ребята не стандартные. У каждого свои особенности, мы их знаем, за столько лет изучили. Так что проще сшить всё самим. Музыку тоже ищем вместе, обсуждаем, какой сюжет можно заложить.

- Как обычно проходят ваши тренировки?

- Сначала собираем всех из дома. В лучшем случае за два-три часа наш микроавтобус объедет Закамск, Гайву, центр; водители на руках переносят ребят с коляски в салон и обратно. Нужен, конечно, автобус с подъёмником, но говорят - нерентабельно. Тренировки идут три часа. Конечно, им сложно по шесть часов сидеть, да и в дороге особо не расслабишься. Когда идёт подготовка к соревнованиям, встречаемся каждый день.

- В поездках на соревнования трудности тоже больше технического характера?

- Да, потому что, например, в фирменных поездах - единственное специальное купе, где только одно место рассчитано на человека в коляске. Правда, в этих вагонах есть подъёмник. Но колясочники ездят редко, и он в нерабочем состоянии. Поэтому с коллективом мы путешествуем в плацкарте. Здесь родители посадят, там - принимающая сторона поможет. Тяжело больше потому, что мы едем с двумя колясками - бытовой и танцевальной, костюмы, личные вещи, много всего получается. Зато в поездках мы больше узнаём друг друга, сближаемся.

 Шпионы и планы

- Легко ли быть первыми?

- Конечно, нет, хотя мы берём первые места на соревнованиях несколько лет подряд. Но тут нюанс такой: когда есть кто-то впереди - есть к чему стремиться, а когда никого нет - не знаешь, в какую сторону двигаться. Первыми быть намного сложнее.

- А было такое, что подглядишь где-то на фестивале, а потом используешь. Или подглядывали в основном у вас?

- Скорее, второе. Ребята летом приехали со сборов и рассказывают: был тренер из Мексики и все наши занятия снимал на видео. С одной стороны - не жалко, с другой - как говорится, можно, но не нужно.

- О чём мечтает «Гротеск»?

- Тут скорее не мечта, а необходимость: нужно создавать возрастные группы, нужна преемственность поколений, чтобы коллектив развивался. А вообще мы хотим проехаться с гастролями по стране. Ведь очень мало кто знает, что можно жить так же интересно и ярко, как мы.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах