aif.ru counter
291

Деревья – как дети. Лесовод Анатолий Нешатаев о дубочках и дубовых чиновниках

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ-Прикамье 09/04/2013
Фото Анастасии Котельниковой

Пермь, 11 апреля – АиФ-Прикамье. Вот уже 20 лет лесовод из Кудымкара Анатолий Нешатаев практически в одиночку бьётся за жизнь редких пород деревьев, пытается создать опытное лесничество и сражается с местными чиновниками. А ведь мог преспокойненько себе качаться по волнам на речном судне. В юности Анатолий хотел водить катера по Каме. Но из-за слабого зрения мальчика в речное училище не приняли. Папа – работник леспромхоза – похлопал расстроенного сына по спине и посоветовал поступать в лесное училище.

 

                                                                         
Досье
Анатолий НЕШАТАЕВ родился 2 февраля 1954 г. в Кудымкаре. Окончил лесной техникум. Имеет троих взрослых детей и внука.

 

Как оказалось, не зря. Нешатаев-младший внёс колоссальный вклад в сохранение зелёного массива края. Заложил несколько парков в Коми-округе. А сколько деревьев высадил, и сказать трудно – со счёта уже сам давно сбился. Сохранил и вырастил более 20 видов редких пород деревьев. «Лиственница, ель голубая, туя, дубочки, кедрики, – ласково перечисляет лесовод. – Люблю их как детей: я ведь их из крохотного семечка вырастил».

У разбитого корыта

– Ликвидация лесхозов загубила лесное хозяйство. Всё старое закрыли, людей уволили, а нового взамен не создали. Не зря же леса горят – охранников-то нет, чтобы следить. Раньше выпускников лесного техникума уже ждало рабочее место. А сегодня? У меня два сына окончили техникум, затем лесную академию, у дочки, тоже будущего лесовода, сейчас госэкзамены. Если бы тут была работа, остались бы дома, а так все разъехались. Да и само отделение лесоводов уже прикрыли. В этом году последний выпуск. Интересно получается: инженеров для заготовок леса обучают, а тех, кто должен охранять и восстанавливать – нет. Дикость! Лесное хозяйство находится у разбитого корыта.

Строгановы, их управляющий Теплоухов оставили нам богатейшее наследство: поистине золотое кольцо вокруг Кудымкара, – рассказывает Анатолий Константинович, показывая на карте опоясывающий город лес. – В Куве сохранились посадки 200-летней давности. Здесь растут высочайшие на Урале деревья: лиственница высотой с 11-этажный жилой дом и сосна в 39,7 м. А ещё со спутника можно прочитать высаженную лиственницами фамилию советского разведчика Николая Кузнецова. Высота каждой буквы примерно 20 м, длина самой надписи – почти полкилометра. И совсем недавно учёный-эколог Михаил Рогозин обнаружил ещё одно имя из деревьев – «Софья». Это творение 1860-х гг. досталось нам от лесоводов Теплоухова. Нам бы гордиться да хранить!

В ответ – тишина

– Лес растёт – жизнь всем даёт. А ведь человек ему ничего обратно не возвращает, только берёт. Если бы мог лес сказать, он бы всё высказал. В Кудымкаре вырублено более 100 га леса. Население без дров оставлять, конечно, нельзя. Политика вроде бы правильная. Но должны же быть компенсационные посадки! А они почти на нуле.

Случайно узнали, что рубят вековые сосны. Бросив все дела, примчались. Пытались пристыдить, мол, ленинградцы 900 дней голодали, но ни одного зёрнышка из коллекции Вавилова не тронули. А что толку? Всё же делается с разрешения начальства. За деньги под видом санитарной рубки вырубаются деревья для строительства частных домов.

В Куве от строгановских посадок осталось 30%, если не меньше. Да и эти парки находятся в плачевном состоянии. Без ухода и заботы деревья гибнут. Вот и нужно создать опытное лесничество. Открыть рабочие места, создать штат, чтобы следить за насаждениями, очищать их от сухостоя. Плюс это место практики для студентов, – рассуждает лесовод. – На территории лесного техникума у меня свой испытательный полигон. Хочу собрать коллекцию деревьев из различных стран: Америки, Кореи, Монголии, Прибалтики, Украины. Интересно посмотреть, какие породы приживутся у нас.

Однако на все предложения и инициативы Нешатаева местная администрация неизменно отвечает молчанием. «Это же не личный вопрос, а вопрос государственной важности!» – взывает к непреклонным депутатам лесовод. Даже такой весомый аргумент, как привлечение в парки туристов, неспособен прошибить дубовую неприступность чиновников.

Один в поле не воин

В одиночку создать опытное лесничество крайне сложно, несмотря на богатырскую силу Анатолия Константиновича (не зря же он спортсмен-штангист). Всё упирается в деньги.

– К примеру, килограмм семян простой ёлочки стоит 10 тыс. руб. А кедра – 16 тыс. руб. Вот и приходится, чтобы сэкономить, выискивать со школьниками семена по паркам, да лазить за ними по деревьям. Спасибо знакомым ребятам из МЧС за пожарную лестницу, – говорит Нешатаев.

Совсем недавно лесовод со звёздами на погонах был безработным. Сейчас для него нашлось местечко – простого рабочего с унизительно низкой для 40-летнего стажа зарплатой. Когда-то Анатолия Константиновича даже хотели выдвинуть на звание заслуженного лесовода России, но чья-то властная рука это дело тормознула. В Пермь приглашали, но оставить родные посадки он не решился. Так бы и поник кудымкарский лесник среди деревьев, не протяни учёные из Перми дружественную руку. Его уникальными саженцами корейского кедра заинтересовались в ботаническом саду ПГНИУ. Шишка этой породы вырастает до 15 см.

– Настроение поднимается, когда есть надежда и цель, – отмечает воодушевлённый собеседник.

В мечтах у Анатолия Константиновича высадить липовую рощу и создать с детишками из Пешнигортского детского дома ботанический сад, причём не хуже Демидовского.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах