aif.ru counter
443

Помощь или насилие? Почему наши законы не ограждают пермские семьи

Долгое время мы думали, что все западное – самое лучшее. Равнялись на их моду, условия жизни, технологии. В лексиконе появился термин «евростандарты».

Детей теперь на изымают из семьи, а отправляют на реабилитацию.
Детей теперь на изымают из семьи, а отправляют на реабилитацию. © / Валерий Христофоров / АиФ

Одним из таких стандартов стала ювенальная юстиция, под которую начали подгонять наше законодательство. Но пермяки оказались не готовыми к некоторым европейским нормам, например, таким, как доносительство детей на родителей, бесцеремонное вмешательство педагогов, социальных работников и органов власти в жизнь семьи. Тем не менее сторонники западных ювенальных технологий пытаются протащить эти законы в Госдуму и по-тихому внедрить их в нашу жизнь. И это удалось бы им, если бы не сопротивление общественности.

Дважды изъятый

В пос. Оверята есть неполная семья: бабушка, ее сын и внук. В этом году по странному стечению обстоятельств уже дважды первоклассника Вадика (имя изменено. – Авт.) забирали из семьи. В первый раз из-за того, что бабушка пожаловалась соседке, что поругалась с сыном из-за обуви ребенка. А та, недолго думая, вызвала полицию – очень уж ей хотелось приструнить обидчика подруги. Ребенка забрали и поместили в больницу, чтобы засвидетельствовать, не было ли каких-то телесных повреждений. Оказалось, что у него черепно-мозговая травма. Четыре дня отец бегал по инстанциям, доказывая, что он никогда сына пальцем не трогал. Наконец выяснилось, что за неделю до этого события Вадик подрался с соседскими ребятами. Бабушка подтвердила, что из-за этого он даже один день в школу не ходил. Но в больницу они не обращались. Ребенка, в конце концов, вернули отцу. 

Второй раз ситуация была еще более нелепой. У семьи есть дом и благоустроенная квартира. Прошлая зима была холодной. Бабушка простудилась и поэтому предложила на время всем перебраться в теплую квартиру. Примерно полтора месяца спустя после первой истории Вадик после занятий отправился не в квартиру, а в дом. В этот день в школе попросили забрать лыжи, которые у ребят хранились там всю зиму. К несчастью, мальчик забыл в этот день телефон дома. Бабушка, не дождавшись внука из школы, несколько раз звонила сыну и сообщала, что Вадика все еще нет. К вечеру и обеспокоенный отец обратился за помощью к оверятской полиции: «Вы там патрулируете улицы, посмотрите, нет ли где нашего мальчика». Напомним, что это Краснокамский район, где уже долгое время ищут Кирилла Усольцева. Поэтому полиция тут же поднялась на поиски пропавшего ребенка. Нашли его в доме. Мальчик посторонним, как учили его взрослые, не открыл, поэтому полиция, преодолев забор, силой ворвалась в жилище. 

Фото: АиФ

Без суда и следствия

Полтора месяца потребовалось отцу, чтобы вернуть сына. Оказалось, что инспектор по делам несовершеннолетних написала заявление в органы опеки, что мальчик был грязный, избитый, поэтому нуждается в реабилитации. С отцом о состоянии ребенка никто не поговорил. Более того, долгое время ему даже не сообщали, где находится сын. На несчастного родителя даже завели было уголовное дело по факту причинения физической боли ребенку, но потом все же закрыли, поскольку не нашли доказательств его вины. Только после вмешательства пермских представителей Родительского всероссийского сопротивления (РВС) мальчика удалось вернуть домой. 

- Теперь детей не изымают из семьи, их забирают на реабилитацию, – комментирует ситуацию Алексей Мазуров, председатель Пермского отделения РВС. – Но на это нет ни решения суда, ни постановления прокуратуры, ни распоряжения администрации. То есть это делается незаконно.

- В такую ситуацию может попасть любая семья, – говорит жительница Перми Наталья Пономарева. – Однажды мы с мужем попали в серьезную автомобильную аварию. Дома у нас осталось двое детей – дочь-подросток и сын-первоклассник. Почти год мы были в больнице. Детей тоже могли бы изъять и поместить в детский дом. К счастью, родственники и друзья не допустили этого. 

Обязанность доносить

Пермячка Екатерина К. рассказала, что во время первого посещения педиатра после рождения ребенка им с мужем задали стандартные вопросы: где работают, сколько в квартире проживает людей, насколько благоустроено жилье. Так случилось, что в это время муж Екатерины уволился с одной работы и собирался устроиться на другую. Когда детский врач узнала, что глава семьи безработный, она напряглась, стала выспрашивать подробности. Неприятные ощущения Екатерина испытала неслучайно. В Перми действует «Порядок межведомственного взаимодействия по профилактике детского и семейного неблагополучия». Работников медицины, образования и других отраслей обязывают сообщать в органы правопорядка о семьях, предположительно находящихся в социально опасном положении. А низкий семейный доход или отсутствие трудоустройства у одного из родителей – это один из моментов, на который рекомендуют обращать внимание. 

Кстати, Ирина Медведева, директор Института демографической безопасности и известный в России детский психолог, недавно приезжавшая в наш город, помнит, как в свое время в Пермском крае в рамках пилотного проекта по внедрению ювенальной юстиции додумались до того, что вывели услугу сбора данных о семьях и выявлении неблагополучных семей на аутсорсинг. К этой активности подключали даже студентов. Объявления о подработке развешивали на стендах в университетах и в других общественных местах. При этом платили деньги за каждый случай «выявления» ребенка, находящего в социально опасном положении. 
- За семью, где есть ребенок до 7 лет, платили 430 руб., где старше 7 лет, – 350 руб., – вспоминает Ирина Яковлевна. – Как рассказывают очевидцы, детей изымали из вполне нормальных, но не богатых семей из глубинки Прикамья. Некоторых тут же отправляли на иностранное усыновление. 

К счастью, подобные «новшества» под напором общественности у нас быстро пресекли. Теперь обязанность «сообщать» осталась только в «Порядке межведомственного взаимодействия». Но и эта малость может доставить семьям немало неприятного.

Комментарии

Алексей Мазуров, председатель Пермского отделения Родительского всероссийского сопротивления:

- Мало кто знает, что инициатором создания ювенальной юстиции был Томас О’Кэролл, председатель общества «Педофайл Информейшн Эксчейнч», ныне отбывающий наказание за создание детской порнографии. Это общество декларирует право чиновников на вмешательство в семью. Один из главных постулатов этой системы – приоритет прав детей. Родители, по их версии, виноваты априори. 

Те, кто продвигают ювенальные законы у нас, не могут пробить их в лоб. В прошлом году мы отбили два федеральных закона – о социальном патронате и об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот. На съезде в Москве Владимир Путин сказал, что в России не будут принимать подобные законы без широкого общественного обсуждения. И эти два закона отложили. Но тогда все это начали принимать в регионах тихой сапой. Вот в Прикамье есть «Порядок межведомственного взаимодействия». Его, правда, чуть раньше приняли, потому что Пермский край опережает другие регионы по законотворчеству. Межведомственное взаимодействие – это абсолютно ущербная концепция. Его не должно быть, когда дело касается таких деликатных отношений, как семья, родители – дети. Скажем, есть у нас МВД и прокуратура. Представляете, что будет, если они начнут взаимодействовать в рамках этого «Порядка»? Тогда человеку будет негде искать защиты.

Юрий Ершов, адвокат Гражданской комиссии по правам человека: 

- Недавно депутаты Госдумы внесли законопроект «О психологической помощи населению в РФ». После того, как его примут, родитель перестанет контролировать то, что происходит с ребенком. Если раньше можно было быть относительно спокойным за то, что с детьми не сделают чего-то без родительского ведома в школе или детском саду, теперь можно быть уверенным в обратном. Вот пример из личного опыта: на урок пришла психолог и попросила детей нарисовать человека, после чего нескольких родителей вызвали в школу, стали прессовать. Одна ошарашенная мама рассказала, что на нее давили с целью перевода сына в коррекционный класс, так как он «неправильно» нарисовал человека – голову на ножках. А это называется «головоног». И это, оказывается, показатель тяжелого состояния, когда надо «спасать ребенка». Тогда удалось эту ситуацию решить. Но психолог не имеет права делать такие тесты без согласия родителей. Однако, если законопроект в данном виде примут, все изменится.

Павел Миков, уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае:

- «Порядок межведомственного взаимодействия» ничего общего не имеет с ювенальной юстицией. Он направлен на выявление детей и семей, находящихся в трудной жизненной ситуации. А ювенальная юстиция – это система судопроизводства, касающегося детей, вступивших в конфликт с законом. Это четко определено в заявлении Дмитрия Медведева, председателя правительства России, о восстановительном правосудии. Он говорил об этом 30 июля. 

26-27 сентября в Перми пройдет конференция Приволжского федерального округа по развитию правосудия, дружественного детям. И эти темы там будут обсуждать. Потому что восстановительные технологии – это наша национальная стратегия. 

Что касается закона об основах социального обслуживания населения, то с его принятием ничего для категории людей, нуждающихся в помощи, не изменится. Государство не снимает с себя обязательств по поддержке граждан. Закон просто регламентирует некоторые положения. Он определяет стандарты оказания услуг.

Кстати

В последних числах 2013 г., когда уже большая часть россиян занималась подготовкой к празднику, в Госдуме в срочном порядке приняли закон «Об основах социального обслуживания граждан в РФ». Теперь государство не осуществляет заботу о тех, кто нуждается в его помощи, а оказывает ему услугу. Разница между этими понятиями, очевидно, ясна каждому россиянину. Но даже если за такую «помощь» будет платить не сам получатель услуг, а государство, есть опасность, что за денежными отчетами исчезнет сам человек. Все это мы проходили с введением полисов обязательного медицинского страхования. 

Но это было бы еще полбеды. Главное в том, что новый законопроект вместо заявительного характера – обращения родителей за помощью – становится выявительным: обследования, мониторинги, выявление семей в социально-опасном положении. Причем в тексте идет речь также о профилактике обстоятельств, обусловливающих потребность в социальном обслуживании. На практике это означает, что под контроль соцработников попадут даже благополучные семьи!

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Почему сложно дать тепло летом, если стоит холодная погода?
  2. В какие страны можно улететь из Перми?
  3. Что за точки на яблоках?
  4. Кто выйдет на пенсию досрочно?
  5. Смогла ли пенсионерка вернуть деньги?
  6. Может ли работодатель навязать банк?
Объединять ли школы в Перми?