1390

Особенности региональной охоты. На кого охотятся браконьеры в Прикамье?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. АиФ-Прикамье 17/02/2015

Сегодня в каждом районе Прикамья действует инспектор. Плюс в крае работают три оперативные группы. Совместно с полицией и егерями они проводят больше 4,5 тыс. рейдов в год. Но лесные угодья в крае большие, так что охотников до незаконной добычи, которые надеются остаться безнаказанными, находится немало.

Лакомый сохатый

Наибольший пресс испытывают копытные животные – лоси и кабаны. Особенно страдает сохатый. Это традиционно один из самых лакомых охотничьих кусков для браконьеров. Благо лосиная популяция (несмотря на незаконные отстрелы) в последние годы стабильно растет.

Кстати
В последние годы в Прикамье не зафиксировано ни одного случая охоты на животных, занесенных в Красную книгу. Последний такой инцидент произошел в Очерском р-не, где пять лет назад подстрелили лебедя.

Браконьеры не чураются попирать самые сакральные законы неписанного кодекса охотника. Два вопиющих случая произошли совсем недавно. 7 февраля в охотничьем хозяйстве «Пермское» (Пермский р-н) неизвестные убили беременную лосиху, оставив на месте преступления шкуру, потроха, голову и зародыш лосенка, который должен был появиться на свет в апреле. Ущерб составил 200 тыс. руб. Полиция возбудила уголовное дело. Ночью того же дня в охотхозяйстве «Юговское» (недалеко от д. Кольцово, тоже Пермский р-н) обнаружили останки опять-таки беременной самки и лося-сеголетка. Но в этом деле у полиции хотя бы есть подозреваемые, которые нанесли ущерб в размере 420 тыс. руб.

Но поймать браконьера – полдела. Например, осенью 2013 г. в Горнозаводском районе сотрудники Госохотинспекции взяли с поличным мужчину: обнаружили петли в машине, а в охотничьей избушке свежее мясо.  Когда приехала полиция, отпираться он не стал и написал явку с повинной. А на суде заявил, что на него оказали давление и отказался от своих слов. И производство по этому делу все еще продолжается, приговор до сих пор не вынесли.

Кстати, незаконная ловля лосей на петлю до сих пор процветает не только в Горнозаводском р-не, но и Коми-Пермяцком округе. В сельской местности инспекторам нередко попадаются безработные охотники, которые, понятное дело, ни путевок, ни других документов не имеют. Не многие поедут из деревни за 50-100 км за недешевой путевкой (по меркам жителей депрессивных территорий). Да и многовековой менталитет сказывается: лес – это моя территория. Впрочем, подобными категориями мыслят и те, у кого проблем с деньгами нет.

Фото: АиФ

Бизнесмены и варяги

Охота – дело затратное и обычно становится уделом обеспеченных людей. Некоторые из них, к примеру, любят попалить по дичи из джипа или с моторной лодки по пернатым. Это второе по популярности (после охоты без документов) правонарушение, которое фиксируют сотрудники краевой Госохотинспекции.  Порой в псевдоспортивном азарте и запале настреливают по несколько мешков дичи (то есть добывают животных сверх разрешений). Есть и такие, кто не боится охотиться в закрытые сроки. Но не всем, к счастью, удается избежать расплаты.

Так, в прошлом году в Гайнском р-не во время рейда остановили джип, в котором находился бывший (и, кстати, весьма высокопоставленный) сотрудник силовых структур, его водитель и добыча: два глухаря и три тетерева. Вот только разрешения не было.  В итоге браконьер  вместе со штрафом и иском заплатил 37 тыс. руб. А если бы делал все по уму, то есть по закону и с оформлением необходимых документов, то на все про все потратил тысячу рублей. И никаких претензий со стороны родных правоохранительных органов.

Порой доходит до парадоксального. В январе в Сиве за незаконную охоту задержали… егеря (!) Афанасьевского охотничьего общества (находится в Кировской обл.). Гастролер из соседнего региона приехал в Прикамье поохотиться без всяких разрешительных документов. Хотя по долгу службы, разумеется, знает все правила. Залетный егерь написал явку с повинной, пообещал,  что исправится. Но штрафа, разумеется, не избежал. Нередко шалят в приграничных районах браконьеры-варяги из Республики Коми и Удмуртии. Впрочем, и пермские охотники тоже, бывает, попадаются в соседних краях.

Шкурка выделки стоит

Пользуется спросом у браконьеров северный олень. Вопиющий случай произошел в прошлом году  в заказнике «Северный олень» (Гайнский р-н), где неизвестные добыли трех животных, оставив после себя только рожки да ножки – следы разделки.

Кстати
Волки – другая серьезная напасть, от которой страдает прежде всего молодняк копытных животных. Так, в среднем один волк может уничтожить два-три лося в год. Особенно нетерпимы серые хищники в районах интенсивно развивающегося животноводства и охотничьего хозяйства. Большое количество волков отмечается в Красновишерском и Октябрьском районах. Чтобы сократить численность хищников и снизить ущерб, который они наносят охотничьему и сельскому хозяйству, в 2014 г. бригады охотников в Пермском крае добыли 33 волка. В январе этого года произвели отстрел уже десяти опасных животных.

Отдельная тема – пушнина. Те же Красновишерский и Чердынский р-ны славятся соболем, мех которого особо ценится. По данным «АиФ-Прикамье», сегодня в регионе действуют несколько оптовиков, которые прямо на местах активно скупают у охотников пушнину и перепродают потом на фабрики (например, на кировскую фабрику «Белка»). По сути, этот рынок особо и не контролируется: кто и сколько заготовляет – неизвестно.  Такая ситуация – следствие того, что система государственной заготовки пушнины рухнула, а взамен ничего не создали. Чаще всего перекупщики на легальной основе закупают шкурки белок и лис, а попутно и незаконно – соболей, рысей, росомаху.

Зато постепенно вырисовываются контуры и выстраиваются очертания новой системы охотничьего надзора, которая пришла на смену советской. Раньше при Совете министров СССР была Главохота – и вертикаль надзора была выстроена от Москвы до деревни. Сейчас эти полномочия передали регионам. Тем же инспекторам, которые появились в нашем крае в 2012 г., по государственной программе приобретают снегоходы и автомобили. А вот зарплата оставляет желать лучшего. Хотя инспекторы порой рискуют жизнью и в прямом смысле слова ходят под пулями. Прок же от их работы, как показывает практика, есть: в последние годы в Прикамье стабильно растет численность лосей, кабанов, медведей (основные виды охотничьих ресурсов) некоторых других животных.

Комментарии

Сергей Первушин, нач. отдела борьбы с браконьерством краевой Госинспекции по охране и использованию объектов животного мира:

« Самые проблемные с точки зрения браконьерства: Пермский, Ильинский, Очерский, Куединский, Чайковский, Чердынский, Горнозаводский р-ны и Коми-Пермяцкий округ. Трудно составить какой-то типичный портрет браконьера. Попадаются абсолютно разные нарушители правил охоты, в том числе по социальному статусу. В сельской местности встречаются безработные. Ловим и уважаемых людей, успешных бизнесменов, у которых карман полон денег. Уповают на то, что останутся безнаказанными. Считают, что им все дозволено. Организованные группы браконьеров нам не попадались.

На самом деле адекватных и ответственных охотников, которые соблюдают правила, большинство – процентов девяносто. А вот 10%, которые попирают правила охоты, перевоспитывать бесполезно. Их можно только в каких-то рамках держать, но трудно добиться, чтобы они поменяли свое мировоззрение».

Владимир Сенин, председатель правления Пермской краевой федерации охотников и рыболовов:

«К сожалению, поручения Владимира Путина в области охотничьего надзора в нашей стране выполнили далеко не в полной мере. Это именно проблема общероссийского уровня, и наш регион – не исключение. Да, сегодня в каждом районе Пермского края работает по одному инспектору от краевой Госохотинспекции. Но такого куцего штата, на мой взгляд, недостаточно. В идеале их должно быть как минимум три человека на район.

Неплохим подспорьем для них в борьбе с браконьерами мог бы стать институт так называемых производственных охотничьих инспекторов (инспекторов производственного контроля. – Авт.). По закону они могут проверять наличие документов на право охоты, досматривать автомобили, оружие, а в случае выявления нарушений – составлять акты и передавать их государственным охотничьим инспекторам. Но чтобы егеря охотничьих хозяйств имели такое право, владельцы этих охотничьих хозяйств должны заключить охотхозяйственные соглашения. Загвоздка в том, что при этом нужно единовременно выплатить сумму из расчета 10 руб. за один гектар. Для среднего хозяйства, площадь угодий которого составляет 100 тыс. га, этот платеж составит миллион рублей. Немногие могут себе такое позволить.

И все-таки я бы отметил работу Госохотинспекции в нашем регионе. Несмотря на ограниченность ресурсов, они многое делают. Например, при скудном финансировании, как могут, регулируют численность волков. Ведь наряду с браконьерами серые хищники тоже оказывают серьезный пресс на тех же копытных, да и других животных.

Кстати, не соглашусь, что охотники становятся браконьерами из-за высокой стоимости путевок и лицензий. Поверьте, в нашем крае цены на них вполне демократичные».

Илья Липин, директор охотничьего хозяйства «Черствинское»:

«В первую очередь от браконьеров страдает «большая тройка» – лось, кабан и медведь. К сожалению, иногда сталкиваемся со следами деятельности браконьеров – находим останки от туш лосей, кабанов. Заявления в полицию подаем, однако найти и привлечь виновных не по горячим следам весьма сложно. Знаю, что в некоторых хозяйствах количество лосей уменьшилось настолько, что охотничьим бригадам не удается отстрелять выкупленные лицензии. Все это – результаты незаконного отстрела, который производится целыми бригадами браконьеров.

Что касается незаконной охоты на пернатую дичь, на зайцев и лис, то она, безусловно, есть. Однако, на мой взгляд, к каким-либо заметным изменениям в численности зверей не приводит. Из опыта многолетних наблюдений: средняя бригада охотников на мелкую дичь (и тех же браконьеров, которые отличаются от охотников лишь отсутствием документов) со снегоходом может добыть за сезон несколько зайцев и пару лис. Для этого надо несколько раз выехать за 100 км от города, сжечь кучу бензина, содержать снегоход, а еще съесть продуктов из супермаркета гораздо больше, чем вес добытых зайцев. Не многие готовы так проводить свой отдых. И они вряд ли смогут оказать существенное влияние на численность зайцев, лис и пернатой дичи.

Как бороться с браконьерством? Старым, как мир, методом кнута и пряника. Нужно упростить и сделать более прозрачной процедуру продажи лицензий на мелкую дичь с доступными ценами. И в то же время активнее выявлять факты браконьерства, привлекать к ответственности за незаконную охоту, проводить совместные рейды с участием правоохранительных органов, Госохотинспекции. Госорганам нужно активнее реагировать на сигналы о браконьерстве с мест – от охотников и сотрудников охотхозяйств. Они, как правило, первыми видят и самих браконьеров и следы их деятельности».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах