948

Изменить мир к лучшему. Почему волонтёрство становится образом жизни?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ-Прикамье 25/10/2016
Сергей Жученко / АиФ-Ростов

Добровольческое движение, начавшееся почти 10 лет назад в Прикамье, насчитывает в своих рядах почти 30 тыс. человек.

Когда становятся добровольцами?

Владимир Жижилев, студент 4-го курса факультета почвоведения, агрохимии, экологии и товароведения сельхозакадемии, почти год руководит волонтёрским отрядом «Союз добрых сердец». Одно из направлений отряда – забота о детях из коррекционного детского дома № 2.

«Когда мы впервые приехали в детдом, испытали непростые чувства, – рассказывает Владимир. – Потому что дети к нам все бросились навстречу в надежде, что мы приехали за ними. Это было сложно. Но когда ты приезжаешь второй-третий раз, они привыкают, и ты начинаешь выстраивать с ними дружеские отношения. Нас часто спрашивают, почему мы этим занимаемся. Наверное, для того, чтобы дарить этим детям радость. От этого и нам становится как-то легче. Кроме того, мы опекаем приюты для бездомных собак. Ещё ухаживаем за одинокими пожилыми людьми: приносим продукты, готовим еду, делаем уборку».

Зачем идут в профессионалы?

Причин, почему люди становятся волонтёрами или добровольцами, много. Но самое главное, пожалуй, – внутренняя потребность быть полезным. К тому же, когда есть хорошая команда, хочется работать и встречаться с этими людьми. Значит, и круг общения расширяется. Привлекают нестандартные подходы, новые возможности – к примеру, проверить свои лидерские качества.

Иногда волонтёрская деятельность перерастает в профессиональную. Так было, к примеру, у Марии Тарнапольской, руководителя смен инклюзивного лагеря «Дружный». Главная его задача – не только социализация людей с инвалидностью, но и привлечение их к добровольчеству.

«В обществе сильны стереотипы, что людям с инвалидностью нужно помогать, – говорит девушка. – Но никто не думает о том, что они тоже могут помочь. В лагере эти ребята погружаются в атмосферу дружбы, и мы хотим, чтобы они не замыкались, а становились добровольцами. Важно и то, что у них появляется возможность общаться вживую, а не в социальных сетях. Да хотя бы просто больше выходить на улицу, а не шесть раз за лето, как это получилось у одного мальчика. Или девочка-аутист вдруг начинает говорить по телефону – это большая редкость для таких детей».

Денис Гетман, менеджер социальных программ Центра добровольчества, в лагере «Дружный» отвечает за реабилитацию ребят с ограниченными возможностями, курирует программу «Лыжи мечты»:

«К примеру, мы учим ребят с ДЦП кататься на горных лыжах, и они потом лучше ходят. Ребята-аутисты тоже по-другому начинают смотреть на мир. Волонтёром я был ещё в школе, и мне это приносило удовольствие. Сейчас эта деятельность стала моей профессией. Несмотря на то, что мечтал стать химиком, работа в Центре добровольчества мне по душе».

Вероника Сабурова, руководитель социальных программ Пермского центра развития добровольчества, в этой сфере тоже со школьной скамьи:

«Сейчас это стало моей профессией. Одно из направлений моей деятельности – благотворительный проект «Все дети хотят дружить». Школьники Прикамья создают иллюстрации к литературным произведениям, мультфильмам. Мы выбираем лучшие из них и размещаем на благотворительной продукции – тетрадях, кружках, значках, чехлах. Собранные средства идут на творческую и профессиональную реализацию молодых людей с инвалидностью. Разработали бренд «Ярка Марка», и под ним будем продавать широкий спектр продукции в одном из супермаркетов Перми. Средства также пойдут на благотворительные цели».

За что критиковали?

«Когда мы открылись, нас нещадно критиковали за то, что мы намеревались заняться координирующей деятельностью, – говорит Ольга Зубкова, руководитель Пермского центра развития добровольчества. – На самом деле эта деятельность необходима, чтобы благотворитель и благополучатель нашли друг друга. Добровольческое движение стало развиваться лет восемь назад. До этого существовали разрозненные организации, которые не знали о существовании друг друга. Или не знали, что делают их коллеги. Из-за этого возникали нелепые ситуации. Допустим, один идёт в детский дом, следом другой, потом третий, и все несут детям одно и то же. На самом деле нужны не подарки – нужно общение и время, проведённое с этими ребятками. Нужен системный подход. Как в западных странах: там каждый второй человек – до­броволец. Их приучают к этому с детства. Так же должно быть и у нас. Вообще, волонтёрство можно рассматривать как альтернативную воспитательную программу. Что можно привнести в школу, что придумать такого в воспитательных целях, что может сформировать личность, чтобы и родители, и дети были не против? Это как раз социальное служение. Родители будут только рады, если ребёнок приучится к труду, посадит деревце, будет помогать кому-то. Такие дети не бросят в старости».

Фото: АиФ

Ольга Зубкова уверена, что добровольческое движение необходимо вписать в государ­ственные программы, выделять средства на его поддержку. А пока этого нет, зарабатывают на проекты сами активисты. Для тех, кто сейчас работает в этом центре, добровольчество стало социальным лифтом. Здесь они приобрели навыки, знания, стали лидерами. Волонтёрство стало для них образом жизни. И таких людей в Прикамье с каждым годом всё больше.

Комментарии

Данил Коротаев, координатор международных программ «Вектора дружбы»:

«Считаю, что любовь к добровольчеству нужно воспитывать с детства, прививать активную гражданскую позицию. Я участвовал в известном проекте «Тетрадка дружбы» начиная с 7 класса. У каждого подростка есть проблема самоопределения, самореализация своих идей и интересов. И для себя понял, что именно добровольчество может стать площадкой, где можно попробовать себя в чём-то. Многие мои друзья остаются добровольцами, учась или работая где-то. Та активная гражданская позиция, которая была в них заложена, уже никуда не исчезнет. А я сейчас занимаюсь тем, что мне нравится. Готовлю, в частности, международный форум «Доброволец России» и конференцию в организации ООН. Работаю с международными партнёрами, занимаюсь продвижением наших проектов за рубежом. На мой взгляд, программы добровольчества, социального служения России у нас более эффективны и уникальны, чем на Западе».

Елена Олькова, волонтёр-зоозащитник:

«Животных я любила и жалела с детства. У нас в семье всегда были животные. И сейчас у меня семь собак и кот Филипп. Все, кроме ротвейлера Рины, – бывшие бездомные. В Перми у меня много единомышленников. Так же, как и другие волонтёры, подбираю и пристраиваю животных, пишу заявления и жалобы в надзорные органы, если вижу нарушения нормативных актов. В этом году участвовала в разработке проекта краевого закона «Об ответственном обращении с животными». Приняла участие в первом Всероссийском форуме «Безнадзорные животные в городской среде». Мне бы очень хотелось, чтобы наконец-то приняли закон на уровне РФ, который смог бы дисциплинировать наших граждан при обращении с животными. Конечно, радует то, что с каждым годом число волонтёров растёт. И молодёжь, и пенсионеры пытаются хоть чем-то помочь. Проблема в том, что нет взаимодействия с властью, нет понимания. От этого страдают прежде всего животные. Да и у нас, добровольцев, забот только прибавляется. Хотелось бы, чтобы в школах ввели уроки добра, воспитывали подрастающее поколение. В Москве такой опыт уже есть».

Мария Ощепкова, студент­ка 4-го курса философско-социологического факультета  ПГНИУ:

«Я волонтёр и советую молодым людям больше включаться в добровольчество, осваивать новые технологии, писать проекты, ездить на форумы, устанавливать контакты. Не ждать у моря погоды, а набираться опыта. Потому что большинство работодателей предпочитают принимать на работу опытных и квалифицированных сотрудников».

Ильнура Уфимцева, руководитель проектов благотворительного фонда «Милосердие Прикамья»:

«Волонтёром нашего фонда, и волонтёром вообще, может стать любой неравнодушный человек. Главное, чтобы у него было желание прийти на помощь тем, кто оказался в сложной жизненной ситуации. К примеру, Яна, наш доброволец, работает с нами уже полгода. Она поделилась как-то, что её мама уже  более  трёх лет бескорыстно помогает одиноким пенсионерам, которые не могут выйти на улицу, чтобы купить себе продукты. Девушка тоже  помогала этим людям. А когда мы предложили ей поработать с нами, она сразу согласилась. Сказала, что услышать «спасибо» от людей, нуждающихся в помощи, всегда очень приятно. Лично для меня волонтёрство – это возможность помогать людям, совершать благие поступки, а в ответ слышать слова благодарности, от которых становится тепло на душе. Считаю, что современное волонтёрство, или добровольчество, – это образ жизни и деятельности. И тот, кто добр, открыт людям, великодушен,  рано или поздно станет этим заниматься».

Надежда Керова, психолог:

«Занимаясь волонтёрством, каждый человек может немножечко изменить мир, сделать его чуть лучше в отдельно взятом городе, районе. Лучше в соответствии со своими представлениями.

Ведь волонтёры разные. Для кого-то важно, чтобы выздоравливали от тяжёлых болезней дети. Для кого-то – если животные станут домашними, а не уличными. Но чем бы люди ни занимались, они выбирают что-то важное для себя, значимое. Это даёт ощущение, что всё вокруг не просто так существует, что есть что-то управляемое, контролируемое, предсказуемое. Это наполняет жизнь смыслом.

Совсем неплохо, когда человек может что-то сделать не за деньги, а заняться тем, что приносит удовлетворение и радость, даёт понимание, что ты не зря живёшь на свете. И важен баланс. Чтобы за этой работой, зачастую очень непростой, волонтёр не забывал о себе, своих потребностях, отдыхе, развлечениях, общении с друзьями. Позволял себе быть просто живым человеком».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах