aif.ru counter
27.08.2015 11:03
75

На земле и на море. Как пермяки воевали на Дальнем Востоке

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. АиФ-Прикамье 25/08/2015

В эти дни в России и за рубежом широко отмечают очередную годовщину участия советских войск в ликвидации последнего очага Второй мировой войны. 

После разгрома «Третьего рейха» с его сателлитами СССР, верный союзническим обязательствам, принял участие в разгроме японцев. Наши земляки тоже воевали на Дальнем Востоке. «Побывало» на войне и оружие, изготовленное в Прикамье. Об этом свидетельствует памятник - 122-мм пушка, установленная на склоне Северной дамбы в Перми. Как гласит документ, в боях с фашистской Германией и милитаристской Японией она произвела 2544 выстрела. 

Приказ: на Восток!

Едва вышедшие из боев, спешно пополненные людьми и техникой, части грузились в эшелоны и через всю страну ехали к дальневосточным рубежам. В их числе - сформированные в Прикамье 429-й и 435-й истребительные авиаполки, 104-й отдельный полк связи, 26-й дивизион бронепоездов и другие.
Японские войска уступали нашим почти по всем показателям, но сопротивлялись фанатично, пускали в ход коварство. Тут и засады смертников-камикадзе, подстерегающих наши танки со взрывчаткой на бамбуковых шестах, и ДЗОТы с прикованными к пулемётам штрафниками. То и дело попадались искусно замаскированные под банки консервов мины. И уж совсем бесчеловечное средство - сеющие смерть бактерии ящура, чумы, сибирской язвы… Выполнить задачу затрудняли природные условия: то уссурийские топи, то тайга, то бескрайние знойно-безводные степи, то крутые отроги Большого Хингана. 

Преодолели всё. Огневые точки подавляли гранатами, разводили костры, применяя вместо дров обернутые тряпьём и облитые соляркой камни, бережно расходовали - для утоления жажды и охлаждения пулемётов - драгоценную влагу.

Михаилу Занину, уроженцу д. Климиха Ординского района, на советско-германском фронте воевать не довелось - с 1939 г. охранял дальневосточные рубежи. Упущенное наверстал с лихвой. Случилось так, что на марше колонна войск нарвалась на огонь ДОТа.

«Пехота залегла в растерянности, укрываясь в складках местности. А я приказал артиллеристам ударить по огневой точке прямой наводкой. Первый снаряд сделал перелёт. Я подал команду наводчику поправить прицел, и вторым выстрелом ДОТ был уничтожен. В этот момент подъехал комдив генерал-майор Можаев. Спросил, кто стрелял. Я оробел, но доложил, что стрелял без разрешения, действуя по обстановке. Генерал объявил личному составу благодарность и наградил солдат медалями «За отвагу», а меня - орденом Славы третьей степени. Мы были рады, что нас наградили в первый же день боевых действий», - вспоминал ветеран.

А вот что врезалось в память другому артиллеристу - пермяку Григорию Кислицыну

«Будучи командиром батареи тяжёлых гаубиц, я принял участие в форсировании по-
граничной р. Уссури и штурме Хутоусского укрепрайона. Под сильным огнём врага мы выкатили орудия на прямую наводку и несколько дней взламывали его оборону. Японцы сопротивлялись отчаянно. Довелось столкнуться с камикадзе - и в образе живых мин, и в образе притворившихся убитыми. Подойдёшь к такому «мертвецу» - а он бросается на тебя с ножом. Наши потери были велики. 
Через горы и пустыню».

Дмитрий Плотников, впоследствии удостоенный Золотой Звезды, встретил войну 22 июня 1941 г. близ границы. 9 мая 1945 г. во главе мотоциклетного батальона ворвался в Прагу. 

«Думал, ну теперь-то всё, отвоевались. Отдохнули, в порядок мат- часть привели. Приказ по-ступил - в эшелон грузиться; я - начальник. Станция назначения - в Белоруссии. По прибытии туда вручают мне пакет. Читаю: станция назначения - в Подмосковье. Ещё трижды такое повторялось: Урал, Сибирь и приграничная Даурия… Местные политработники с личным составом беседы о милитаристском курсе Японии провели. Я очередной пакет вскрыл… Пробились сквозь отроги Большого Хингана и пустыню Гоби. По пути обошлось без потерь», -  вспоминал он.

Батальон первым из наземных войск вошёл в столицу Маньчжурии - Мукден, за что был удостоен почётного наименования «Мукденский». Майор Плотников стал его первым военным комендантом (кстати, с начала 90-х годов Пермь имеет тесные партнёрские связи с этим переименованным в Шеньян городом). 

Авиации тоже пришлось нелегко. Анатолий Янчевский, пермский спортивный журналист, рассказывал: 

«Несмотря на изнуряющую жару, мы, авиатехники, бесперебойно заправляли, пополняли боезапас «ястребков», сопровождавших бомбардировщики. А те в любую погоду совершали налёты на порты и сильно укреплённые узлы японской обороны Юкки, Сейсин, Расин. Двадцатилетний парень воевал так, что удостоился ордена Отечественной войны 2-й степени и медали «За боевые заслуги». От Анатолия Ивановича стало известно об участии авиаторов в секретной операции - переброске в СССР пленённого марионеточного императора Маньчжурии Пу И, части его свиты, казны, архива».

Встречали восторженно

Советские воины столкнулись с ужасающей нищетой.

«Вот по дороге идёт китайская семья: впереди китаянка в изодранных длинных штанах из мешка, кофта на ней до того стара и изношена, что слабо прикрывает худое тело. За спиной китаянки в специально приспособленном мешке - грудной ребёнок. Позади, цепляясь за мать, бегут голые ребятишки - два мальчика и девочка. Процессию замыкает измождённый китаец, согнувшийся под тяжестью узла с домашним скарбом... Таких нищих семей миллионы. Японцы, с присущей им бесчеловечностью и жестокостью, начисто грабили жителей Маньчжурии», - так писал в те дни майор Михаил Васёв, наш земляк, военный корреспондент.

Население встречало Красную Армию с восторгом. Крестьяне, кто на коромыслах, кто целыми возами, доставляли овощи и фрукты. В городе Суйфэньхэ группа жителей раздавала проходившим солдатам куски свинины. 

«Когда им (китайцам. - Авт.) разъяснили, что это делать не нужно, ведь наши бойцы сыты, китайцы обиделись. И заявили, что они коллективно решили поднести этот скромный подарок бойцам, что им больше нечем отблагодарить красноармейцев.Представители только что созданного самоуправления города Ванъемяо оборудовали по пути движения советских войск столовые и очень огорчились, что те из-за необходимости выдерживать темп марша не смогли ими воспользоваться. Такой же приём - на корейской земле: море красных флагов, транспаранты с лозунгом «Тоннип мансэ!» - «Да здравствует независимость!»», - рассказывал один из участников того события.

2 сентября 1945 г. в Токийской бухте на борту линкора «Миссури» представители Советского Союза и других стран-победительниц приняли капитуляцию поверженной Японии. 

«Построил я свой батальон. Знамя вынесли. Срывающимся от волнения голосом поздравил бойцов с полной и окончательной победой. Вот теперь действительно домой!», - вспоминает о том дне Дмитрий Плотников.

«Всё! Сдюжили! Мир!», - так, без громких слов подвёл черту под свершившимся матрос-тихоокеанец Аркадий Новосёлов. Впереди было возвращение в родную Пермь, десятилетия мирного труда.

Вклад Пермского края в Победу

■ Пермяки построили и отправили на фронт 7 бронепоездов, которые использовали как мобильные артиллерийские батареи. В том числе - «Александр Невский», «Александр Суворов», «Чусовской рабочий». 

■ Дислоцированные у нас 12 военно-учебных заведений готовили командные кадры. Среди них - Соликамское и Кунгурское танковые училища, Оханская спецшкола ВВС.

■ На заключительном этапе войны и в первые послевоенные месяцы Прикамье, как и другие тыловые регионы, внесли значительный вклад в реэвакуацию предприятий, учреждений и их коллективов. К примеру, Ленинградского театра оперы и балета.

■ В июне-августе 1945 г. пермские железнодорожники в обстановке строжайшей секретности обеспечивали бесперебойное следование воинских эшелонов на Дальний Восток.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество