aif.ru counter
384

«Справлюсь сама». Избитая соседом узница концлагеря рассказала подробности

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. АиФ-Прикамье 25/12/2019
Прошло три недели, а на лице у Лилии Васильевны до сих пор синяки.
Прошло три недели, а на лице у Лилии Васильевны до сих пор синяки. © / Софья Штин / АиФ

Лилия Васильевна Дерябина позвонила в редакцию «АиФ-Прикамье» 18 декабря, чтобы поделиться радостью: немецкий журналист, который не так давно был у неё в гостях, приглашает её в Германию.

В мае бывшей узнице концлагеря предстоит побывать в Гёттингене. Там, где она, её мама и маленький братик узнали, что такое ад. Видимо, придётся вновь вспомнить, как в гестапо нагайка разгуливала по её детскому телу, как вырвали ноготь, как прижали к груди кусок раскалённого железа. Тогда от боли она потеряла сознание. И стала седая. В восемь лет.

Не из робкого десятка

В последнее время сотрудники редакции часто созваниваются с Лилией Васильевной, поскольку к 75-летию Победы готовят к изданию её вторую книгу (первую книгу «Белая Лилия» при поддержке ПЦБК издали весной этого года). А познакомились журналисты с Лилией Дерябиной, когда она пыталась отстоять своё право на жильё. Тогда корреспонденты помогли получить положенный ей по закону сертификат.

«Только надо будет ещё подлечиться к поездке в Германию», - сказала Лилия Васильевна в разговоре.  

«А что случилось?» - удивляемся, зная, что Лилия Васильевна уже сорок лет не болеет.

«Небольшая неприятность: лицо надо привести в порядок. А то ехать в таком виде неудобно», - спокойно ответила она.

Выяснилось, что днём 4 декабря сосед ударил её кулаком в лицо. Накануне ночью он стучал во все двери соседей четвёртого этажа. Кто-то не выдержал и вызвал полицию. Сотрудники правоохранительных органов приехали и увезли буяна. Но на следующий день он появился на площадке и снова стал биться во все двери.

«Я приоткрыла дверь и спросила его: «Чего стучишься?» - рассказывает Лилия Васильевна. – Страха у меня не было: я после концлагеря ничего не боюсь. Мужчина стоял спиной ко мне. И вдруг резко повернулся, навалился на дверь, прищемив мне пальцы рук. А затем ударил кулаком в лицо. Я упала. Уже потом поняла: да, не боялась открыть дверь, но забыла, что мне 83 года. Не успела среагировать».

Буян успел изрядно подпортить дверь соседа Лилии Васильевны.
Буян успел изрядно подпортить дверь соседа Лилии Васильевны. Фото: АиФ/ Софья Штин

Лилия Васильевна вызвала полицию и скорую помощь. Сотрудник правоохранительных органов приехал быстро. Скорую пришлось ждать. Полицейский опросил женщину и снова вызвал скорую, которая после его звонка приехала быстро. Лилию Васильевну увезли в городскую больницу № 6. Врачи диагностировали сотрясение мозга, перелом носа и пальца на руке. А ещё был повреждён глаз.

«Справлюсь сама»

«Нищета в наших больницах. Узких специалистов нет. Мне нужна была консультация окулиста, лор-врача и хирурга, чтобы поправить нос, - говорит Лилия Васильевна. – Ставили мне два укола – и всё. Через три дня попросила меня выписать. В выписке написали, чтобы я обратилась по месту жительства. А куда идти с таким лицом? Синяки под глазами, один глаз не открывается, нос набок. Стыдно выйти - меня же все знают в округе».

Так Лилия Васильевна просидела дома две недели. Благо, пришли друзья, принесли лекарства и продукты. Брат попытался вправить нос.

«На пятый день после происшествия я позвонила следователю, который учтиво оставил свой номер телефона. Хотела узнать, как движется моё дело. Видимо, он был не в настроении. «Чего звоните? Когда надо, тогда и позвоню», - ответил он мне. Позже я узнала, что нападавший рассказал полицейским, что я замахнулась на него палкой», - говорит Лилия Васильевна.

Но сделать это она не могла, так как правая рука у неё после концлагеря не поднимается, да и палки у неё нет. Слава Богу, ходит без вспомогательных средств.

И она ждала. Прошло две недели, но никто не звонил и не интересовался её здоровьем.

После звонка Лилии Васильевны в редакцию мы написали новость: «Малолетнюю узницу концлагеря в Перми жестоко избили». Реакция последовала сразу. Вечером прибежал уже другой полицейский, снова опросил её. На следующий день Лилию Васильевну навестили представители социальных служб, районных властей. Спрашивали, чем помочь.

«Мне бы консультацию окулиста и лора, больше ничего не надо. Я сама справлюсь», - говорила женщина.

И это не бравада: когда она поняла, что глаз повреждён и картинка выстраивается «этажами», то стала рукой поворачивать его вниз.

Теперь за Лилией Васильевной закрепили социального участкового. А краевое Министерство соцзащиты подготовило обращение в ГУВД Пермского края о возбуждении уголовного дела против мужчины, жестоко избившего узницу концлагеря Лилию Дерябину.

Через какое-то время от Минздрава пришёл невролог. Лилия Васильевна рассказала доктору, что совсем не спит. Та ей прописала два лекарства. Правда, одно в аптеке не удалось выкупить: фармацевт затребовал рецепт. Доктор видимо не знала, что фенибута нет в свободной продаже и рецепт не оставила (!?).

В субботу, 21 декабря, мы навестили Лилию Васильевну. Она благодарна всем, кто поддерживает её в это непростое время. Не жалуется. Верит, что вылечится и сможет в мае поехать в Германию.

«Я привыкла рассчитывать только на себя. Мне не нужна помощь. Но буду подавать в суд. И больше всего меня волнует моральный ущерб. Я юрист по профессии. Всегда была уважаемой, занимала высокий пост, со мной советовались многие люди. А в этой ситуации меня просто унизили. И это больнее всего».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах