aif.ru counter
1358

Летчик Анатолий Парасенко: «Мы первыми нашли Леонова с Беляевым»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ-Прикамье 17/03/2015
Дмитрий Овчинников / АиФ

«Когда космонавтов, приземлившихся в глухой пермской тайге, доставили на третьи сутки в Большое Савино, Беляев был в моей летной шапке, а Леонов – в моей куртке», – вспоминает летчик первого класса Анатолий Парасенко.

50 лет назад, 18 марта 1965 г., Алексей Леонов стал первым в мире человеком, вышедшим в открытый космос. О том, что его скафандр при этом раздулся так, что возвращение в космический корабль оказалось под большим вопросом, тогда нигде не упоминали. Да и приземление «Восхода» в прикамской глуши на следующий день, 19 марта, в сообщениях ТАСС называли не иначе как посадкой в запасном районе. 

По грудь в снегу

Анатолий Иванович, вы тот день, несмотря на прошедшие полвека, наверняка помните прекрасно?

Анатолий Парасенко: – Еще бы! С Александром Полежаевым, первым пилотом, мы отправились в грузовой рейс в Соликамск. Доходим до Чермоза, как вдруг диспетчер передает: «Возьмите курс на север». И указывает координаты района, где, по оценке Москвы, должны приземлиться космонавты: Соликамск – Сыктывкар – Кудымкар. Но это очень ориентировочно.

А как удалось найти точное место?

А.П.: – Пролетев Пожву, видим – внизу деревушка, люди мечутся. Мы сели на поляну. Кто-то к нашему Ан-2 на лыжах подбежал, рассказывает: «Там такой грохот стоял!» Понятно: шум от тормозных ракет. Летим в указанном направлении. Снова деревушка под крылом, и опять люди кричат, руками показывают, где громыхало. Ну а еще километров через 30 увидели оранжевый купол: парашют у космонавтов раскрылся, но стропы его, не достав до земли, попали в огромную раздвоенную березу. Там же тайга непроходимая, ели по 50 м высотой.

Вообще неприятностей всяких в том полете было много. Из-за отказа автоматической системы захода на посадку пришлось ориентировать космический корабль вручную и совершить лишний оборот вокруг Земли. Вот и приземлились в итоге в Пермской области, между Соликамском и Косой. Когда мы их увидели, Леонов стоял по грудь в снегу.

И как вы вызволяли их оттуда?

А.П.: – Это заслуга уже других людей. Потребовалось спилить много деревьев, расчистить площадку для посадки вертолета, проложить лыжню. А мы определили и передали точные координаты местонахождения Беляева и Леонова, а также одели их в теплое. Они ведь были в легких костюмах, а мороз стоял под 30 градусов. Мы сняли с себя меховые куртки, шапки, унты, скрутили все это и сбросили им с самолета.

Досье
Анатолий ПАРАСЕНКО родился в Керчи в 1939 г. Окончил Бугурусланское летное училище и Академию гражданской авиации в Ленинграде. Имеет множество памятных медалей, в том числе «Ветеран космонавтики России», «50 лет космической эры». Один из двоих его сыновей тоже стал летчиком.

Тут ставят на крыло

Пообщаться с героями космоса в те незабываемые дни Анатолию Парасенко не удалось: счастьем было сфотографировать их хотя бы издали. Но позже общались не раз. В том числе на Байконуре, куда Парасенко возит своих курсантов из клуба «Юный космонавт».

«Клуб появился в Перми в конце 1964-го, – рассказывает он. – Как раз вышло постановление партии об усилении работы с трудными подростками. А кому с ними работать, как не человеку, которого выгоняли из школы по два раза в месяц? (Хитрая улыбка.) Однажды, например, выгнали за то, что у меня из портфеля выпал немецкий автомат – и давай строчить! Кошмар, конечно. Но после войны пацаны в Кривом Роге не приходили в школу без боеприпасов. Как сегодня все с наушниками – так мы с боеприпасами. Идешь на поле боя и собираешь: они запросто лежали там… 

Главную задачу «Юного космонавта» Анатолий Иванович видит в том, чтобы отвлечь подростков от влияния улицы, а затем дать им первоначальную военную и летную подготовку. Около 800 его воспитанников уже связали жизнь с авиацией: стали пилотами, бортинженерами, стюардессами. А двое – Николай Игнатьев и Николай Канарский – даже входили в отряд космонавтов.

Тем не менее несколько лет клуб мыкался без собственного помещения. К кому только ни обращался его руководитель за помощью, когда чиновники лишили их обустроенного своими силами подвала в жилом доме на Одоевского. Все тщетно. И лишь вмешательство Алексея Леонова, утверждающего, что клубов, подобных пермскому, нет больше в России, дало результат.

Счастливый человек

Сейчас «Юный космонавт» базируется в пристрое к зданию Дзержинского райвоенкомата. Уже оборудованы летный и парашютный классы, скоро появятся компьютерный и спортивный. И если кого другого перед прыжком с парашютом приходится едва ли не выталкивать из самолета, то птенцы гнезда Парасенко при их-то подготовке справляются с этим на раз. Да и сев после занятий в реальной кабине пилота (где выключателей разных аж 340 штук) в учебный самолет, могут с легкостью сказать: «Ну, здесь нам и делать нечего!»

Вы счастливый человек, Анатолий Иванович?

А.П.: – Конечно. Пилотами мечтают быть многие, но не у каждого получается. А я летал тридцать лет, с 1964-го по 1994 г. Около 20 тыс. часов безаварийного налета! И курсантов своих теперь привожу в летные училища – все поступают. Более того, начальство ругает, что мало привез, потому что подготовлены они отлично.

А стать космонавтом мечтали когда-то?

А.П.: – В 60-е люди умоляли отправить их в космос вместо Белки или Стрелки, были готовы на все. И я после полета Гагарина звонил в Москву. Убеждал, что у меня железное здоровье. Но гражданских пилотов в отряд космонавтов тогда не брали.

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах