aif.ru counter
2054

Лейкоз? Лечить не будем. Как в Перми спасают от опасных заболеваний

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ-Прикамье 30/05/2018
Около 200 тыс. руб. стоит поиск донора в России.
Около 200 тыс. руб. стоит поиск донора в России. © / Ирина Якунина / АиФ

О том, кого лечат врачи-гематологи, сколько стоит пересадка костного мозга и почему её не делают в Перми, рассказала заведующая отделением гематологии Клинической медсанчасти № 1 Эльвира Васильева.

Многое излечимо

Лариса Садыкова, «АиФ-Прикамье»: Кого лечат гематологи?

Эльвира Васильева: Около 90% наших пациентов страдают лейкозами – злокачественными или доброкачественными опухолями крови. Опухоль «рассыпается» по всему организму и поражает клетки крови и костного мозга. В крае около 2,5 тысяч таких пациентов. Мы же лечим и пациентов с тяжёлыми, сложными в диагностике и в лечении анемиями (снижение в крови уровня гемоглобина, эритроцитов). А вот больных с более простыми формами анемии лечат терапевты. Они же ведут страдающих гемофилией (несвёртываемость крови). Таких в Пермском крае около 100 человек.

– Лейкоз – это смертельный диагноз?

– Лет 20 назад я сказала бы, что да, а сейчас многие виды заболевания излечимы. Смертельных случаев в разы меньше, но они есть.

– В чём причина таких заболеваний?

– Природа опухолей до конца не расшифрована. Если бы мировой медицине удалось установить эту причину, мы бы её просто устраняли, давали бы рекомендации, например, не загорать, не работать на вредном производстве и т. п. Но ответа пока нет. Редко, но бывает, что в семье лейкоз у ребёнка и у кого-то из родителей, и тогда диагноз может быть связан с наследственностью. Есть теория, что заболевание может развиваться на фоне вирусных инфекций. Но мы пока только устраняем следствие.

– Кто чаще страдает этим заболеванием?

– Видов лейкозов десятки, и каждый уникален, имеет особенности в диагностике, протекании и лечении. И при выборе лечения важны многие факторы. Например, хроническим лейкозом из разряда доброкачественных опухолей чаще страдают люди трудоспособного возраста, и он хорошо лечится. Есть довольно сложные виды лейкоза, при которых в самом начале терапия не нужна, и пациенты очень удивляются, что диагноз есть, но врач говорит: «Лечить не будем». Острый лейкоз – наоборот, очень агрессивная и тяжело протекающая опухоль, и медлить с лечением нельзя.

При этом в 82 года человеку нет смысла назначать агрессивную химиотерапию. У него и так есть букет заболеваний. От такого лечения он погибнет быстрее, чем от болезни, и таким «хрупким» пациентам подбираем очень щадящую терапию.

Если пациент даже не молодой, но вёл здоровый образ жизни, имеет желание лечиться и готов делать это, то проводим агрессивную терапию, улучшаем анализы и в ряде случаев даже ведём речь о пересадке кост­ного мозга. Но в пограничном возрасте – в 55-60 лет и старше – её уже не рекомендуют. Велика вероятность, что пациент её не перенесёт.

– Есть признаки, по которым можно понять, что срочно нужно идти на консультацию к гематологу?

– К сожалению, нет. Он может себя проявлять обычным повышением температуры, высыпаниями на коже, общей слабостью, любыми болями, то есть разными симптомами многих других заболеваний. Именно поэтому при любом сбое в работе организма надо бежать к врачу. Даже если нет времени пойти на приём, стоит сдать анализы в частной лаборатории.

Сложности медицины

– Сейчас одна из наиболее обсуждаемых тем связана с санкциями. Запрет на ввоз товаров зарубежных производителей коснётся и лекарств. Ваши пациенты могут остаться без них?

– Мы надеемся, что нет, а в худшем случае коснётся только некоторых препаратов. И тогда для части пациентов альтернативой медикаментозной терапии будет пересадка. Потому что годами лечить их препаратами по 500 тысяч рублей в месяц – очень дорого.

– Пермским пациентам часто пересаживают костный мозг?

– К сожалению, не так часто, как хотелось бы. Хотя сама высокотехнологическая медицинская процедура бесплатна, сейчас за поиск неродственного российского донора нужно заплатить немало – около 200 тыс. руб., а в международном регистре – десятки тысяч евро. Поэтому я глубоко преклоняюсь перед людьми, которые готовы стать донорами костного мозга. Без пафоса, в ряде случаев, когда родственных доноров нет, регистр доноров – единственный способ спасти жизнь.

– О достижениях кардиологов, хирургов и других ваших коллег часто пишут, что они, например, сделали сложную или уникальную операцию. В чём заключаются успехи гематологов?

– Особенность гематологии в том, что, если на каком-то этапе в терапии сделать два-три шага, которые не дадут нужного эффекта, потом нельзя будет вернуться назад и подкорректировать лечение. Поэтому часто успех зависит от точности решений врачей. Недавно у нас был интересный случай со сложным пациентом. Нам удалось с самого начала правильно выстроить тактику его лечения, вовремя проконсультировать в федеральном центре, подобрать эффективный препарат. То, что мы правильно вели пациента, отметили наши коллеги из федеральных центров. Сейчас у мужчины хороший прогноз на выздоровление, он находится в федеральном центре в Санкт-Петербурге после успешной пересадки костного мозга.

Нужна единая служба

– Почему трансплантации не делают в Перми?

– Это наша мечта, и мы начинаем маленькими шажками двигаться в её направлении. Но для этого нужна очень хорошая база, в том числе диагностическая, а это огромные деньги. А начинать нужно с организации структуры гематологической службы для взрослых в Перми и крае.

Для лечения детей в Перми условия хорошие, есть гематологический центр, а вот с лечением взрослых пока не так. Амбулаторный приём пермяков врачи-гематологи ведут в поликлинике № 5 на ул. Куйбышева, 111, пациенты из районов обращаются в поликлинику Краевой клинической больницы. В районных поликлиниках гематологов просто нет. Для госпитализации всех пациентов из Перми направляют к нам, в отделение КМСЧ № 1 (у нас 40 коек). Ещё столько же мест в Краевой клинической больнице для пациентов региона. А гематологическая служба должна быть одной большой системой, в одном месте. И потихоньку в Министерстве здравоохранения об этом уже начинают думать.

При этом у гематологической службы региона очень хорошие традиции, которые заложили первая заведующая гематологической службой Лидия Ивановна Глинянова, а также сменившие её Наталья Николаевна Киселёва и Марина Евгеньевна Голубева. В службе работают большие профессионалы, причём не только врачи. Когда весь медперсонал грамотный, опытный и обученный, растут шансы на выздоровление пациентов. Бывает, что именно медсестра первой замечает, что у больного что-то идёт не так, и обращает на это внимание доктора. Ну и только с надёжными руководителями медучреждений врачи могут быть уверены, что им помогут. Без слаженной команды вероятность, что пациент выздоровеет, ниже.

– Громкая тема последних недель – пермские врачи выступили в поддержку врача-гематолога. Его осудили после того, как погиб пациент, которому он провёл медицинскую процедуру. У гематологов больше рисков, что у пациента возникнут осложнения?

– От врачебной ошибки никто не застрахован, и любая медицинская манипуляция может протекать с осложнениями. И риски здесь одинаковые у врачей любых специализаций. На месте этого доктора мог оказаться любой другой, и не только гематолог, и поэтому профессиональное сообщество выступило в его защиту.

Кстати

Стать донором костного мозга может любой пермяк в возрасте от 18 до 45 лет, если у него нет серьёзных заболеваний. Для этого нужно прийти в ближайшую лабораторию сети «МедЛабЭкспресс», заполнить анкету о состоянии здоровья и сдать 9 мл крови.

После этого образец крови доставят в специальную лабораторию в Санкт-Петербурге и проведут типирование. В крови определят показатели, по которым при поиске неродственного донора подбирают так называемых генетических близнецов. Там же проверят анкету. Если медики решат, что пересадка костного мозга может быть опасна, в донорстве откажут.

Если все тесты прошли успешно, данные внесут в Национальный регистр доноров костного мозга. Так можно стать потенциальным донором костного мозга. Если вашему генетическому близнецу понадобится пересадка, об этом сообщат и предложат стать донором.

В Пермском крае потенциальными донорами костного мозга стали более 2,5 тысяч человек. Нескольким из них уже предложили стать донорами.

Получить более полную информацию о донорстве кост­ного мозга можно на сайте Национального регистра доноров костного мозга им. Васи Перевощикова. Также на все вопросы ответят по тел. горячей линии благотворительного фонда «Дедморозим» 8 (242) 270-08-70.

ДОСЬЕ
Эльвира Васильева. Родилась в 1975 году в Перми. Окончила Пермскую государственную медакадемию по специальности «гематология». С 1999 года – гематолог в поликлинике № 2, затем в отделении гематологии городской клинической больницы № 2 имени Ф. Х. Граля. С 2017 года – заведующая отделением гематологии Клинической медико-санитарной части № 1. Замужем, двое сыновей. Увлечения – чтение.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах