447

Огранщина идей. Светлана Маковецкая - об активности общества

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-Прикамье 14/07/2015
Светлана Маковецкая:
Светлана Маковецкая: "Хочу, чтобы люди не унижали человеческое достоинство, даже если имеют разногласия". / Арсений Плешаков / АиФ

Светлана Маковецкая, директор Центра гражданского анализа и независимых исследований ГРАНИ, – одна из тех, кто развивает и поддерживает общественные инициативы не только в регионе, но и в стране.

Досье
Светлана Маковецкая Родилась 21 января 1963 г. в Перми. Окончила истфак, а затем экономический факультет Пермского госуниверситета. Руководила Уральским агентством поддержки малого и среднего предпринимательства, была программным директором Института национального проекта «Общественный договор». С 2007 г. руководит Центром ГРАНИ. Входит в ряд экспертных советов и правительственных комиссий страны.

Шлюз между властью и людьми

Татьяна Плешакова, «АиФ-Прикамье»: – Наверное, вы с детства были активисткой?

Светлана Маковецкая: – Все, как вы ожидаете: активная отличница, «драмкружок, кружок по фото, а мне еще и петь охота…» В 1-м классе нас спросили: «У кого самый громкий голос?» Я встала, что-то продекламировала, и меня назначили командиром октябрятской группы. Потом стала председателем совета отряда, пионерской дружины, секретарем комитета комсомола школы.

В университете – самодеятельность с наукой, красный диплом, понятно. Я была организатором и постоянно руководила всем, что под руку попадалось. Руководитель – это что-то вроде социального диагноза.

– Насколько, на ваш взгляд, активны жители нашего региона?

С. М.: – Думаю, выше, чем в среднем по России. Помните 2010 г., когда горели леса? Вдруг стали появляться люди, которые ехали помогать на пожаре, собирали снаряжение, деньги, лекарства, автономно начали брать ответственность за общественную проблему на себя. Потом они тихо, без орденов и медалей, растворились в общей массе и продолжали заниматься своим. До следующего случая. Много и других примеров. Стало понятно, что нужно создавать негосударственный сервис, чтобы помогать инициативам.

– Почему нужно помогать общественникам?

С. М.: – Некоторым не надо помогать. Они  и государственной помощи говорят: вы не мешайте, мы сами. Для многих участников негромких инициатив общественная деятельность – это выход из личного тупика. Человек живет жизнью без историй, творчества, партнерства. И наступает момент, когда он говорит: «Да елки-моталки, что я, сам не могу что-нибудь сделать?» Он начинает книгами обмениваться с соседями по подъезду, выходит с лопаткой и делает первую клумбу во дворе. Некоторые не хотят вмешательства, боятся, что их дело кто-то заберет для политических целей или чтобы покрасоваться. А некоторым людям надо помогать.

– Помогаете не только простым гражданам, но и власти. Почему?

С. М.: – Для меня это не противостояние априори. Это другая картина мира. Демократия – это не власть демократов, а действенное общественное участие.  Государство – это ресурс граждан. Надо уметь использовать государственные институты для решения проблем. Есть процессы и процедуры, в которых я не хочу участвовать. Но если есть какие-то варианты для взаимодействия органов власти и граждан, всегда буду привлекать к этому внимание.

– Вы являетесь мостиком?

С. М.: – Мне больше нравится понятие «система шлюзов». Между органами власти и группой людей. Это приводит их в соответствие друг другу, обеспечивая взаимодействие и движение.

Отстаивание репутации

– Вы патриот, поскольку болеете за свою страну. Наверное, было обидно, когда вашу организацию назвали иностранным агентом?

С. М.: – Обидно – не то слово. Я и мои коллеги относимся к стране, в которой живем, как к нашему шансу. Когда появился в 2013 г. закон об иностранных агентах, я посчитала, что это непростительная шпиономания. Тогда была претензия прокуратуры к нам, мы выиграли пять судебных процессов и доказали, что не занимаемся политикой, являемся нормальной законопослушной и продуктивной организацией. Потом все стало усложняться. За это время изменилась ситуация в стране и вокруг нее, появилось отчетливое желание найти внутреннего врага. Какой-то гражданин написал заявление, что мы потихоньку «торгуем Родиной», Минюст организовал проверку. Продажи Родины не обнаружили, но деньги иностранные  за год до этого были, составляли менее четверти от всех поступивших средств.

– Вас уже исключили из реестра иностранных агентов. Для чего тогда суд?

С. М.: – Мы хотим восстановить нашу репутацию. Доказать неверную трактовку политической деятельности применительно к нам. Но главное, иностранные агенты – это оскорбительная неправда о нас. Мы никогда не работали ни по чьей указке. Поэтому мы должны доказать, что то, чем мы занимаемся, полезно. А гражданин, написавший заявление, неправ.

Уважать разногласия

– Ваш муж Игорь Аверкиев – правозащитник. Мешает или помогает данный семейный союз общественной деятельности?

С. М.: – С семейной жизнью все хорошо. Игорь Аверкиев (председатель Пермской гражданской палаты. – Авт.) в качестве мужа – это комплимент любой женщине. То, что он гражданский активист, руководитель общественной организации, мне в какой-то мере помогает, хотя у нас почти никогда не совпадают точки зрения. Есть устоявшееся мнение, что либо жена – приложение к мужу, либо муж – к жене. Мешает чаще всего именно это. Нет пока понимания, что нормально, когда живущие рядом люди могут заниматься  разной общественной деятельностью, у них при этом могут быть разные взгляды.

– Чего бы вы хотели достичь в своей жизни?

С. М.: – Сохранить возможность вести публичную, продуктивную и  независимую деятельность Нащупать решения проблем, которые меня чрезвычайно беспокоят сейчас. Мне не нравится опасная радикализация любого конфликта, делающая невозможным ведение диалога. Вы сами знаете, любое слово может стать спусковым крючком ссоры и дома, и на работе: «демократия», «Крым», «русские», «социальные реформы» и т. д. Я пытаюсь понять, могут ли быть какие-то организации, которые могли бы помогать людям, группам людей, которые  столкнулись при ведении конфликтов с неконтролируемым ими сваливанием в пропасть «войны всех со всеми». Нам нужны нейтральные площадки, на которых могли бы происходить «перемирия». Хочу, чтобы люди не унижали человеческое достоинство, даже, если имеют разногласия. Нам нужно вспомнить, что взаимодействие независимых мнений, демонстрация разных подходов, готовность людей слушать иную точку зрения – это ресурс, а не опасность.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах