aif.ru counter
1115

«Не могу не помогать». Врач-реаниматолог после работы трудится волонтёром

Как часто мы задумываемся о тех, кому нужна наша помощь или профессиональный совет? Если знаем, что такой человек есть, то всегда ли бросаем свои личные дела и спешим на помощь? И делаем ли это бесплатно?

Григорий Кулихников:
Григорий Кулихников: "Помогать неизлечимо больным детям стало моим мировоззрением". © / Фонд «Дедморозим»

О благотворительности мы поговорили с врачом-реаниматологом пермского краевого перинатального центра Григорием Кулижниковым.

Этой весной Григорий впервые помог 17-летней Алисе, подопечной фонда «Дедморозим». Тяжелобольная девушка три года провела в детской реанимации на аппарате ИВЛ. К совершеннолетию её нужно было переводить во взрослую больницу. Григорий с коллегами совершил настоящее чудо: помог Алисе не переехать в другую больницу, а вернуться домой, в родные стены. И сейчас постоянно курирует её. После этого случая врач от Бога тесно связал свою судьбу с благотворительным фондом и безвозмездно помогает неизлечимо больным детям улучшать качество их жизни.

Жизнь рядом с родными?

Алёна Овчинникова, «АиФ-Прикамье»: Почему важно, чтобы неизлечимо больные дети находились дома, а не в больничных стенах?

Григорий Кулижников: Таких детей стараются выводить домой во всём мире, ведь, во-первых, там узкий круг людей, с которыми им приходится контактировать, а значит, и меньше всевозможных инфекций. Как результат - рядом с родными они живут гораздо дольше.

Во-вторых, дома и стены помогают. И у ребят есть возможность постоянно общаться с родными, а не те полчаса, которые маме удаётся выкроить, чтобы навестить ребёнка в больнице. Есть у нас и такие дети на ИВЛ, которых родители научились мыть в ванной. В реанимации этого, естественно, не получилось бы.

В-третьих, как бы горько это ни звучало, этот ребёнок в любом случае будет умирать. Другой вопрос, произойдёт это в реанимации или дома.

- А родители не боятся брать на себя ответственность за жизнь тяжелобольного ребёнка?

- Есть разные родители. Одни специально оборудовали машину как реанимацию и возят своего ребёнка купаться на море. Другие действительно не готовы к тому, чтобы ухаживать в домашних условиях. Но если у них есть большое желание, то мы обучаем их всем медицинским нюансам, помогаем перевозить сына или дочку домой, а потом консультируем. В этом и есть основная эффективность паллиативной помощи фонда «Дедморозим».

Продолжил династию

- Почему ваш выбор пал именно на медицину? Расскажите о своей основной работе.

- О том, что стану врачом, я знал ещё в детстве. В медицине работали мои отец и дед. После школы были учёба в медакадемии и практика в детской поликлинике. Правда, зарплата у участкового педиатра не перекрывала даже расходов на памперсы, поэтому с декабря 2011-го - со дня открытия краевого перинатального центра – я пришёл туда работать анестезиологом-реаниматологом.

- Ваша профессия связана с жизнью и смертью. Детская реанимация - это не только победы, но и поражения. Помните ли их? Что самое тяжёлое в таких случаях? И сложно ли к этому привыкнуть?

- Конечно, я всё помню. Первый раз ребёночек умирал у нас в самом начале работы перинатального центра. Он появился на свет весом 600 г. Мы лечили его несколько дней, но понимали, что всё идёт к финалу. Ребёнок умирал, не отвечая на лечение. После того как его не стало, родители готовы были растерзать меня. И, пожалуй, самое тяжёлое в нашей профессии - это найти правильные слова, чтобы поговорить с родителями. Поэтому, работая в реанимации, доктора и медсёстры быстро выгорают, становятся чёрствыми, жёсткими, конкретными: «Да. Нет. Следующий…» Но качество оказания медпомощи от этого, поверьте, не страдает. Каждую смерть мы переживаем как личную трагедию. Поэтому когда однажды за одну тяжёлую смену я сделал всё, что мог, а у меня умерли два ребёнка, я долго не мог прийти в себя. Сложно передать словами, что я после этого чувствовал.

Чёткая организация

- На помощь подопечным из фонда «Дедморозим» вы тратите своё личное время. У вас есть семья?

- Да, есть. Жена и двое сыновей трёх и восьми лет. Мы любим проводить время вместе: собирать конструктор, играть в футбол и хоккей, читать перед сном книжки. Недавно в свой выходной я помогал тяжелобольному ребёнку с ДЦП. Провёл у него дома три часа: собирал электроотсос, разъяснял маме, как его включать. В итоге пришёл домой поздно. Жена, конечно, понимает, но иногда обижается. Но я уже не смогу по-другому.

Антон Воробьёв - один из подопечных Григория Кулижникова.
Антон Воробьёв - один из подопечных Григория Кулижникова. Фото: Из личного архива/ Любовь Воробьёва

- Что заставляет вас оказывать помощь чужим детям?

- Помогать неизлечимо больным детям стало моим мировоззрением. Мало кто по своей воле желает связываться с человеческими страданиями, но когда при слове «больница» ты видишь полные страха и ужаса глаза неизлечимо больного ребёнка и знаешь, что попытаться вылечить от ОРВИ его можно дома, то разве я могу отвернуться и пройти мимо?

Это не требует от меня никаких вложений, кроме временных. Бывает, что от детей, которых я сопровождаю, отворачиваются участковые врачи: «У вас ребёнок стационарный!» А мы вызываем на дом бригаду из частной лаборатории и по результатам анализов корректируем лечение.

Успеть всё мне помогает чёткая организация: своё время трачу разумно. Чтобы не мотаться на другой конец города для обычной консультации, я пользуюсь Skype и Viber. Картинка на мониторе отображает многие нюансы: как дышит ребёнок, какой у него носогубный треугольник. Этих мелочей бывает достаточно, чтобы скорректировать лечение или понять, что нужно всё бросать и бежать к больному сразу же. Родителям всегда даю задание завести блокнот и записывать все возникающие вопросы.

- Сколько детей вы сейчас сопровождаете?

- На аппаратах ИВЛ у меня четыре ребёнка, ещё пять дышат сами. И ещё более тридцати нуждаются в паллиативной помощи. И я искренне уверен, что этим детям обязательно нужно помогать, ведь в стационарах они не прожили бы столько.

ДОСЬЕ
Григорий Кулижников. Родился 19 августа 1986 года в Перми. В 2009 году окончил педиатрический факультет пермской медакадемии. Затем год проучился в интернатуре по педиатрии и два года – в ординатуре по анестезиологии и реаниматологии. В 2017 году получил сертификат неонатолога. С 2011 года работает врачом-реаниматологом краевого перинатального центра, а с мая 2017-го - волонтёр фонда «Дедморозим».

 



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Сколько платят за ЖКХ в Перми и в соседних регионах?
  2. В чём обвиняют судебных приставов в Перми?
  3. Чем опасно пиво?
  4. Кому вредны антибиотики?
  5. Как узнать о межевании?
  6. Можно ли вернуть деньги за неверный диагноз?
Объединять ли школы в Перми?