aif.ru counter
26

Штаны утверждали в обкоме партии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19 07/05/2008

Как вальщик Баранов на съезд комсомола ездил

Бывает такое. Вроде бы знаешь человека давным-давно, а потом как‑то невзначай разговоришься и словно бы открываешь его для себя вновь. Так и с Николаем Петровичем БАРАНОВЫМ, старостой Добрянского посёлка Ольховка.

Знал я, что он годы отработал в леспромхозе, знал, что всегда был на хорошем счету. А тут встретились, поговорили, и столько любопытного выяснилось. Например, о том, как более 45 лет назад он ездил в Москву на съезд комсомола. Вот его рассказ.

В Москву - как на Луну

Я проработал в Висимском лесопункте Добрянского леспромхоза сорок лет. Пришёл туда в 1958 году. Начинал с чекеровщика, был "толкачом" (помощником вальщика), вальщиком, а потом возглавил бригаду. Бригада считалась комсомольско-молодежной, хотя, по правде сказать, комсомольцев в ней было всего-навсего двое. Но план мы постоянно перевыполняли и оттого оказались на виду.

И вот, в начале 1962 года вызывают меня в Добрянку, да ни куда‑нибудь, а в райком комсомола. Зачем, не знаю. Собрался, приехал. А мне и говорят: "Вот, Николай, ты у нас молодой рабочий, передовик, решили мы тебя отправить в Москву на XIV съезд комсомола". Я вначале и не поверил. Дальше Перми сроду не бывал, а тут в Москву, да ещё в Кремль! Для меня это было всё равно, как на Луне побывать. Я забеспокоился: "Как же я туда доеду?" А райкомовские: "Не волнуйся, ты не один поедешь, а в составе делегации от нашей области. Вместе с тобой ещё сорок человек будет". В общем, успокоили меня.

Смотрины в райкоме

Прошло ещё немного времени. Опять звонок из райкома комсомола: "Приезжай, указания тебе дадим". Собрался я и снова в Добрянку. Захожу в райком, меня спрашивают: "Ты, Николай, в чём в Москву поедешь? Какой костюм у тебя есть?" Я отвечаю, что жена моя Люба работает в швейной мастерской, и костюм у меня имеется. Меня давай расспрашивать: "А брюки у тебя какие? Широкие?" Объясняю, мол, здесь такие, а здесь вот такие. Райкомовские: "Надо заузить, ушить". Уехал домой, жена брюки костюмные ушила, а меня опять в Добрянку вызывают: "Приезжай в своём костюме в райком партии". Только зашёл я туда, мне сразу: "Снимай пальто. Показывай штаны". Пальто снял, показываю. Меня со всех сторон разглядывают, головами кивают: "Хорошо, хорошо...". И тут же в Пермь, в обком партии звонят: "Посмотрели, всё нормально, костюм хороший". Вот так мои штаны в обкоме и утвердили.

Правда, жалел я потом об этом. Когда мы уже в Москву ехали, мне городские ребята из нашей делегации говорили: "Зря ты сказал, что костюм у тебя есть. Ты, деревенский, тебе бы за казённый счёт новый пошили". Вот раньше меня никто не надоумил!

С мандатом в Кремль и в... магазин

Съезд проходил в Кремле 16‑20 апреля 1962 года. Приехали мы в Москву, а нас там чуть ли не на руках носить готовы. Разместили в гостинице. От неё до Кремля метров триста, а всё равно автобус подгоняют: "Заходите, товарищи. Садитесь. В Кремль поедем". Мы: "Да ничего, мы пешком пройдём". Нам деликатно, но настойчиво: "Нет, нет, товарищи. Проходите в автобус". Многих я в Москве повидал. Хрущёва видел, космонавтов наших первых, других известных людей страны. К Хрущёву во время перерывов можно было вообще близко подойти.

А в магазинах нас без очереди пропускали. Заходим куда, а там очередь за товаром стоит. Мы вперёд, а на нас, дескать, куда без очереди прёте!? Вы здесь не стояли! Мы мандаты свои показываем, народ расступается, нас вперёд пропускает. Я жене своей платочек из Москвы в подарок привез.

На все вопросы ответил своей работой

Когда я приехал из Москвы, меня везде стали приглашать, просили о съезде рассказать. А ещё я трактор новый получил. Как так? А когда к нам в Ольховку корреспондент из Перми приезжал, я ему сказал, что хочу стать трактористом, как мой брат. Корреспондент сразу техруку нашему Лавренко: "Отправьте его на курсы". Тот: "Да, да, отправим". И вот вернулся я со съезда, одного на курсы отправят, другого, а меня всё обходят. Не выдержал я, позвонил в райком. Так меня после этого чуть ли не на следующий день в Добрянскую лесотехшколу направили. Вот, как было!

Окончил её, стал работать на трелёвочниках. Все новые марки тракторов мне первому давали. Работал на совесть, планы перевыполнял, летал на работе, как дурной. Недаром, когда приезжал в Добрянку в контору леспромхоза, ко мне все руководители с уважением обращались. Что скрывать, бывало зайдёшь к кому из них в кабинет, а они дверь прикроют, из тумбочки бутылочку достанут, давай, мол, Николай Петрович, по сто грамм. Посидим, поговорим. В партию вступить предложили. Когда в райкоме принимали, кто‑то из райкомовских женщин говорит: "Задавайте ему вопросы по уставу". А ей: "Да какие вопросы! Он своей работой на каждый из них давно ответил".

В дальнейшем я работал мастером, оператором погрузчика. Чуть ли не единственный из леспромхоза заслужил Орден Трудовой славы III степени. Имею разные медали. Но, наверное, самое главное, то, что люди мне до сих пор доверяют. Вот старостой опять выбрали. Я говорю: "Что меня выбирать? У нас помоложе мужики есть". А мне: "Нет, нам тебя надо". В общем, на печи лежать и раньше времени не было, и сейчас тоже.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах