432

Что скрывается за борьбой с терроризмом?

Иллюзия покоя

Опять рвануло, опять жертвы. То под Махачкалой, то в Волгограде... А пермякам все кажется, что это где-то далеко и их почти не касается, что здесь - глубокий и вполне безопасный тыл.

На самом же деле в Прикамье давно уже попахивает порохом. И нет никакой гарантии, что в некий «час Х» не рванет.

Воюют, получая ранения, погибая, наши земляки – бойцы спецподразделений ФСБ, МВД, ФСИН. В Чечне и Дагестане, в Ингушетии и Кабардино-Балкарии. Множится скорбный мартиролог. В преддверии Сочинской Олимпиады командировки туда учащаются.

«Выдавливаемые» с Кавказа террористы растекаются по всей России и пытаются взять реванш то в одном, то в другом месте. Подзабылось, а зря, как летом 2010 года боевики-ваххабиты расстреляли пост ДПС под Суксуном. Где гарантия, что подобные попытки не повторятся?

Ряды террористов пополняют не только кавказцы и «волонтеры» из-за рубежа. В последнее время потянулись к ним и некоторые новообращенные мусульмане из числа русских парней и девушек. Вспомните хотя бы мужа и сообщника волгоградской смертницы Соколова, участника подрыва «Невского экспресса» Павла Косолапова (последний, кстати, родом из Прикамья).

Мы можем осуждать «русско-озабоченных» типа Романа Юшкова. Но ведь доля правды в их словах имеется. Отрицать систематически происходящие на территории Прикамья конфликты между представителями местного населением и этнодиаспор, видеть в них только «хулиганство на бытовой почве» просто глупо. А ну как произойдет их эскалация?

Нарастание страхов

Стали привычными и уже не вызывают иронии учения, проводимые региональным управлением ФСБ. Сами за себя говорят их сценарии: «взрывные устройства», заложенные на пермском и кунгурском автовокзалах и в аэропорту Большое Савино, «захваты заложников» в одном из местных вузов… Участились сигналы пермяков в правоохранительно-силовые органы региона о подозрительных людях и предметах, принимаемых за взрывные устройства.

Бдительность – это, конечно, хорошо. Но ведь невооруженным взглядом проглядывается оборотная сторона – нарастающий в обществе страх.

Весьма ощутимое «сгущение ксенофобии» констатируют многие мои друзья. В том числе, на своем личном опыте, солист Пермского театра оперы и балета осетин Владимир Тайсаев, ветеран МВД грузин Гурам Цховребашвили, владелец одной из пермских «кафешек» таджик Джумабек Джобиров. Все трое – граждане РФ. Но ведь «бьют-то по морде, а не по паспорту».

Именно страхом во многом объясняется тот ажиотаж, с которым в крае, как и в целом по стране, разворачивается кампания по выявлению, «палаточной изоляции» и высылке нелегальных мигрантов. Тут своего рода перевод стрелок, поиск козлов отпущения. Борьба со среднеазиатскими гастарбайтерами позволяет выплескивать накопившуюся агрессию. Потому, что, в отличие от северокавказцев, они бесправны, зависимы от работодателей, чиновников, полиции. В поведении мигрантов не появилось ничего нового. Как верно отмечает один из исследователей, «эта тема отражает целый ряд подспудных колебаний в психике населения, что и дало взрывной рост внимания к ней».

Страхи культивируются имущими (они же – власть имущие) еще и для того, чтобы отвлечь внимание народа от собственного «жирования», сбить его растущее недовольство ростом цен, качеством услуг ЖКХ, медицины, образования...

Межнациональная вражда и терроризм возникают не сами по себе. Посему решение проблем искоренения таковых возможны только путем кардинального изменения политических, социально-экономических и духовных основ общества. У нас есть тому пример – братский союз народов - СССР! Есть соответствующая идеология – интернационализм.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах