89

Николай Новичков: «Я горжусь тем, что в Пермском крае был митинг против культурной политики»

На прошлой неделе пермяки снова отличились на всю страну. На этот раз не попаданием в скандальное шоу «Пусть говорят», а в большую политику. Или, если быть точнее, в Большое правительство.

А если быть ещё точнее, на федеральном уровне засветились не совсем пермяки, а творцы Пермской культурной революции — директор музея современного искусства PERMM Марат Гельман, поэт Андрей Родионов и министр культуры Пермского края Николай Новичков. Именно их президент России Дмитрий Медведев призвал к себе в команду в качестве экспертов. Эта команда, называющаяся комитет сторонников или Большое правительство, задумана Медведевым как совещательный орган при будущем правительстве России. О том, как будет работать этот экспертный совет и какие бонусы может принести его работа Пермскому краю, журналисту «АиФ-Прикамье» рассказал один из «сторонников» — Николай Новичков.
— Вот вы планируете совмещать столько постов одновременно — министр культуры, глава Культурного Альянса, ещё и в Большом правительстве работать будете. Как у вас на всё времени хватит?
— Начнём с того, что Большое правительство — это некий коллегиальный совещательный орган при Дмитрии Анатольевиче Медведеве. Он состоит из 75 человек — это первый контур. Туда входит Марат Гельман. Есть второй контур — сторонники Медведева, с которыми он встречался 15 октября в Москве. Этих сторонников порядка 200 человек, в число которых вхожу я. Моя задача в этом комитете реализовывать в рамках кампании Дмитрия Анатольевича часть под названием «Культурный альянс». Что касается совмещения — не в первый раз.
— Медведев заявил, что нужно вытаскивать новые политические силы от регионов, но от Перми привлёк не коренных пермяков, а вас, Марата Гельмана и Андрея Родионова. Как же так? Президент сам себе противоречит, или вы уже срослись с Пермским краем?
— Нас отождествляют с Пермским краем. Срослись или нет — не могу сказать, это надо со стороны смотреть, но думаю, что об этом регионе я знаю больше многих из тех, кто здесь родился. Просто в силу того, что я профессионально занимаюсь продвижением Пермского края. Почему Медведев позвал меня, Гельмана и Родионова — это нужно спросить у Дмитрия Анатольевича. Если бы от Пермского края кого-то другого — ради Бога, здесь ревности быть не может.
— Опять же хотелось бы вспомнить про изречение Медведева о свежих политических силах из регионов. Если их у регионов отбирать, то кто же останется? Будет сохраняться тенденция жёсткой централизации, от которой хочет уйти проект «Культурный альянс»?
— То, что предлагает Медведев, это не пылесос по выкачиванию региональных элит, это, скорее, взаимодействие региональных элит. Привлечение людей из регионов к принятию решений — это абсолютно правильный посыл. Но это совсем не значит, что все, кого позвал президент, регион бросят и уедут в Москву. Речь об этом не идёт. Комитет вокруг Медведева означает лишь то, что голос людей из регионов будет первым лицом слышаться чаще, яснее и громче. Понятно, что Москва живёт в другом, я бы даже сказал, в планетарно другом масштабе. Оттуда видится всё по-другому, поэтому, чем больше президент общается с людьми из разных частей страны, тем картинка становится всё более выпуклой и ясной. Поэтому я не боюсь того, что Москва переманит лучших людей. Так было 20 лет до этого — как только человек начинает что-то делать лучше других, он сразу переезжает в Москву. Я в своё время так переехал из Нижнего Новгорода. Сейчас модель немножко другая — управление страной подразумевает взаимодействие всех регионов, а это уже совсем другие возможности.
— То есть члены комитета сторонников будут работать одновременно на страну и на свой регион?
— На самом деле, так и должно быть. С развитием современных технологий — того же «скайпа» — становится легче управлять страной и взаимодействовать с людьми на местах. Я считаю, что это правильно и прогрессивно.
— В сети появилось мнение, что комитет сторонников Медведева — демонстрация раскола в тандеме. Вы с этим согласны?
— Я не вижу никакого раскола. Медведев опирается на экспертов, а Путин — на тысячи общественных организаций, входящих в Народный фронт. Это две части единого целого. Здесь речь идёт не о соперничестве, а о взаимодополнении. «Единая Россия» должна меняться, и то, что её на выборы поведет Медведев — это важный сигнал людям в «Единой России», которые уверены, что они в ней навсегда. Не навсегда. Нужно будет подстраиваться под меняющуюся жизнь, меняющиеся условия, под новые возможности. Новые люди и новая живая кровь «Единой России» понадобятся. Приход Медведева и его сторонников — это важный шаг по обновлению политической элиты в стране. То, что Медведев будет премьером — на самом деле очень позитивно. Будучи президентом, он в течение четырёх лет поднимал правильные вопросы — по модернизации, по созданию инновационной экономики, по взаимодействию с регионами. Другое дело, что правительство всё-таки работало автономно от него, поэтому правильные вопросы не всегда находили правильные ответы. А в ситуации, когда Медведев возглавит правительство, он сможет не только правильно поставить вопрос, но и найти на него правильный ответ. Поэтому я смотрю на правительство под руководством Медведева с большим оптимизмом.

Гуманитарное Сколково в Перми? Почему бы и нет!

— Работа творцов пермской культурной революции принесёт какие-то бонусы Пермскому краю?
— Ну конечно. Пермский край добился значительных успехов, он прошёл очень далеко по целому ряду направлений. Это связано не только с культурой или с креативной экономикой, но и с реформой здравоохранения или с реформой образования. Эти успехи региона можно экстраполировать на всю страну — рассказывать об этом, говорить об их преимуществах. Например, наши коллеги из соседнего региона — не буду называть какого — до сих пор пользуются бумажными носителями в документообороте даже на уровне правительства. У нас этого просто нет. Я пользуюсь бумагами, только если мне нужно положить в портфель что-то почитать. Принятие решение, подписание документов всегда происходит в электронном виде. И таких регионов, которые перешли на электронные документы на уровне органов управления, их всего два-три. Я, по крайней мере, знаю, про Пермский край и про Татарстан. Это важное направление? Важное, потому что оно экономит время чиновников и деньги налогоплательщиков. И этих позитивных вещей довольно много. Чем больше мы будем рассказывать об этом коллегам из других регионов, тем это будет лучше для страны.
— А если творцов пермской культурной революции перекинут в другой регион? Что тогда будет с Пермским краем? Культурная революция закончится?
— Пермский культурный проект, на мой взгляд, приобрёл элементы необратимости. Есть вещи, которые уже нельзя развернуть. Например, самое насыщенное фестивальное движение в стране. У фестивального движения в Пермском крае есть уже определённый заказчик — это публика, которая уже привыкла к тому, что у нас порядка 20 больших международных фестивалей в течение года, у нас десятки концертов звёзд мирового и российского уровня, у нас качество концертов и постановок Курентзиса международного уровня. И публика к этому привыкла и этого ждёт. Если кто-то попытается это свернуть, это просто не получится, население просто этого не поймёт. Кроме того, качественное изменение окружающей среды — оно же тоже произошло. И это связано не только с появлением объектов современного искусства — город стал лучше. И это тоже результат культурного проекта, а горожане это тоже фиксируют. Если изъять из пермской культурной политики ключевых персон, она уже не обрушится. С Гельманом многие проекты однозначно идут быстрей, ведь он является не только интегратором идей, он является катализатором их реализации. Но это отнюдь не означает, что без него или без всех нас проекта не будет. Будет, ведь в этом есть потребность и у региональной элиты, и у широких слоёв общественности.
Конечно, ещё никуда никого не перекинули, но даже если это произойдёт, то, может быть, будет в чём-то сложнее, но  Пермский край уже находится на той стадии, то будет и так хорошо.
— Теперь, когда Вас и Гельмана «призвал» Медведев, у Перми будет реальный шанс стать гуманитарным Сколково? Насколько эта амбиционная идея вообще реалистична?
— Ну а почему бы и нет? Чем отличается гуманитарная наука от технической? Тем, что у технической науки есть технологический цикл. То есть, если страна или регион не умеет строить самолёты завтра или послезавтра они их строить не научатся. Нужно будет пройти определённую технологическую цепочку, и тогда ты когда-нибудь научишься их строить. В гуманитарной сфере всё проще. Эта технологическая цепочка немножко другая. При желании человек, ничего не понимающий в психологии масс, за несколько месяцев может ознакомиться с последними достижениями в этой области. Через год вы будете специалистом, через два — признанным специалистом. То есть создать школу гуманитарную намного проще, чем создать школу техническую. Причём, в Перми школу не надо создавать с нуля — здесь есть серьёзные наработки по целому ряду гуманитарных направлений. Потом есть ещё одна важная составляющая в гуманитарной сфере — это общение. Учёные, эксперты встречаются, и в их беседах рождается новое знание. В Пермской крае есть большой разговорный опыт — здесь полноценное гражданское общество. Пример тому, гражданский форум «Пилорама» или пермский экономический форум. Их часто называют «говорильней», но эта «говорильня» конструктивна, там рождаются идеи, которые потом продвигаются. Это ещё одно позитивное основание для того, чтобы гуманитарное Сколково появилось в Пермском крае. Понятно, что нельзя обойтись своими силами, но признанных специалистов мирового или российского уровня есть куда привозить. Потом никто не говорит, что гуманитарное Сколково должно охватить все направления гуманитарное знания. Можно выбрать пять направлений — архитектура-урбанистика, дизайн, искусствоведение и ещё два. Но исследовательский университет мирового уровня просто так не появится. Это должен быть российский федеральный мегапроект — тогда это будет успешно.
— Пермский культурный проект имеет в стране большой успех, и, судя, по вашим словам, будет иметь успех ещё больший. В таком случае, почему же в Перми так много недовольных культурной политикой региональных властей?
— Недовольные всегда есть. То, что есть разные оценки и то, что есть неоднозначное отношение, для гуманитарной сферы — это плюс. Наш враг — равнодушие. Когда всем всё равно, когда ничего не трогает, значит, ничего не происходит. То, что есть разные оценки — ругают, хвалят, ненавидят, любят — это говорит о том, что есть действо и реальная жизнь. У вас же в реальной жизни всегда отношение к происходящему разное? Некий комплекс разных впечатлений — как позитивных, так и негативных — и формирует человека. Пусть ругают, значит, неравнодушны, значит, есть отношение. Это и есть признак зрелости гражданского общества, когда кто-то согласен, кто-то — нет. Когда все согласны — это плохо,  никто не согласен — тоже плохо, значит, что-то не так. Это ресурс развития. Если людям что-то не нравится, значит, могут появиться предложения с их стороны. Почему нет? Я только за. Вернее, я горжусь тем, что в Пермском крае был митинг против культурной политики. Ни одного другого города в России, где может быть митинг не против роста цен, не против реформы ЖКХ, не против реформы образования, а против культурной политики, просто не существует. Это реальное достижение Перми, что люди сорганизовались, вышли и выразили своё мнение. Это просто победа! Им надо цветы подарить всем!
Те, кто раньше был в стороне от культурной политики, с помощью пермского культурного проекта втягиваются в эту тему, пусть даже через недовольство. В идеале, каждый житель Пермского края должен стать участником культурного проекта

Смотрите также:

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах