258

Прикамские предприниматели возродили затерянный в тайге храм

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Прикамье 05/09/2012
Фото: Вячеслав Бураков

Небо здесь глубже. Тишина звонче. Воздух настоян на ароматах трав и смолистых сосен до густоты. Лениво тягучий, подгоняемый молитвами монахов и медной разноголосицей колоколов, он нехотя поднимается от  земли. И тает в горячих ладонях полуденного солнца.  

Серафимо-Алексеевский скит спрятался от любопытных глаз за стеной тайги, отгородился от мирской суеты колеями разбитой дороги. Всего шесть километров от Белогорского храма, а совсем другой мир - неспешный, умиротворённый, затерянный во времени. 

Две деревянные избы на опушке. Огородик под картошку и зелень. Тропинка к неиссякаемому подземному источнику до пыльной белизны вышаркана ногами монахов. Бьющий из толщи горы ключ накрыт небольшой часовенкой. Рядом купель, одетая в нержавеющую сталь. Смотрят в синь купола бревенчатого храма. Похожие на шестикрылых птиц православные кресты как будто летят. Красота! А возродили её обычные люди - супруги Александр и Татьяна Высоцкие, кунгурские предприниматели. 

Помнить и хранить

- Скит в белогорской глуши основали в 2003 г. в память о рождении цесаревича и Великого князя Алексея Николаевича, - рассказывает Александр. -  А через год в честь преподобного Серафима Саровского возвели в ските храм. 

В 1918-1919 гг. многие братья Серафимо-Алексеевского скита и Белогорского монастыря были замучены большевиками. По свидетельству очевидцев, полтора десятка монахов чекисты загнали в пещерную церковь и взорвали её. Тела мучеников по сей день покоятся под толщей земли. В память о той страшной трагедии стоит на горе крест.

- В 1988 г., когда отмечалось тысячелетие крещения Руси, над этим святым местом вновь зазвучали молитвы, -  продолжает Александр Высоцкий. - А через три года Святой Синод благословил открытие Свято-Николаевского Белогорского мужского монастыря. 

За 20 лет сделано немало. Практически из руин поднялся Крестовоздвиженский собор. В ясную погоду его купола видны за десятки вёрст. Есть в этом заслуга кунгурских заводчиков, имена которых  увековечены на одной из стен главного собора.  

- Когда началась возрождение Уральского Афона, мы с супругой не могли остаться в стороне. Жестокость наших безбожных предков невозможно понять и оправдать, но вернуть память о прошлом и покаяться можно и нужно, - уверен Александр.

И зазвонят колокола 

Находящийся многие годы в запустении скит потихоньку обживали монахи.  Желающих обосноваться в глуши было не так много, больше трёх-четырёх отшельников скит не собирал: трудно отказаться от благ цивилизации. Как-то в общении с Высоцкими настоятель Белогорского монастыря отец Антоний заговорил о трудностях возрождения монастырского скита, посетовал на то, что монахам даже помолиться негде - храма-то нет. «Нет - так будет», - решили кунгурские благотворители. 

Фото автора

Разрешение и благословение на строительство храма в ските Высоцкие  получили у главы Пермской епархии Иринарха в конце 2005 г. А в марте 2006-го  новенький смолистый  сруб стоял на том самом месте, где до революции возвышался его православный собрат, уничтоженный неразумными людьми. 

- Строили храм по старым фотографиям, чудом сохранившимся до наших дней. Выдержали все размеры. Получилась почти точная копия, - говорит Александр Высоцкий. - Малое освящение храма состоялось 1 августа того же года, в день Серафима Саровского. Впервые за 80 лет в ските прошла праздничная литургия. И зазвучали колокола. 

Медноголосых «певчих» - восемь. Семь из них отлиты в Воронеже. И только самый большой колокол вернулся на звонницу из далёкого прошлого. На позеленевшем от времени металле можно прочитать, что отлит сей колокол на царском заводе в Ярославле мастером Оловянишниковым.     

В начале прошлого века Серафимо-Алексеевский мужской скит был известен своим источником с удивительно вкусной и чистой водой. Над ним стояла небольшая часовня, была и купель. К сожалению, выжил лишь родник. Чтобы окончательно восстановить справедливость по отношению к забытому на десятилетия скиту, Высоцкие поставили часовню, построили купель. И сегодня, как и прежде, источник носит имя святой преподобной мученицы Великой княгини Елизаветы Фёдоровны Романовой.  

Найти себя

На вопрос, зачем в какой-то Тмутаракани он воздвиг храм, у Александра Высоцкого два варианта ответа. Если спрашивают по-доброму, он говорит: «У каждого нормального человека есть мечты. Считайте, что одна из них  сбылась». Если из праздного любопытства, ответ другой: «Вам всё равно не понять».

И действительно, как объяснить равнодушному, что душа и сердце могут болеть не только за детей, семью, за любимое дело, но и за свою малую родину - растерзанную, разграбленную, потерявшую веру. Родину, взрастившую не одно поколение потерянных людей. Таких, как старожил скита отец Афанасий. Ему 60, но выглядит намного старше. Потрепала жизнь. Однажды повернулась так, что захотелось взвыть и убежать, куда глаза глядят. Убежал. Сначала в монастырь. А через девять лет перебрался в скит. Искупить грехи хотел. Свои и чужие. Семь лет уже прошло. 

- Я много лет работал на северах. Был хорошим сварщиком, имел личное клеймо. Помотало меня по стране: Мурманск, Архангельск, Воркута, Уренгой, Анадырь… Добрался до Магадана. В молодости был комсомольским активистом. Секретарём избирали, - признаётся отец Афанасий. - Семья была. И не одна. Большие деньги - большие искушения. 

Однажды сорвался с высоты и расшибся сильно. Думал, калекой останусь. Но врачи поставили на ноги, потом поехал в санаторий долечиваться. По телевизору увидел сюжет про Белую гору и узнал, что для восстановления храма нужны рабочие самых разных специальностей. Так в мужском монастыре появился новый трудник, а затем и послушник. Через два года я принял постриг. 

Трудно жить без мечты

К супругам Высоцким у отца Афанасия отношение особое - почтительно-уважительное. Не потому, что они поставили в глуши храм, обставили необходимой для проведения служб церковной утварью, иконами и образами святых. На церковь жертвуют многие. На всякий случай. Вдруг там…  зачтётся. 

- Для Высоцких это потребность души. Они хотят оставить после себя добрую память. К сожалению, сегодня в России таких людей мало, - уверяет отец Афанасий. - Может, поэтому Господь дал им пять детей. 

В разговоре с монахом выясняется любопытный факт: Александр Павлович самолично отвоёвывал у тайги площадку под домики для отшельников и храм. Две недели жил в ските. И лесорубом был, и землекопом, и косцом. 

- Что тут такого, - отшучивается Высоцкий. - Размялся, молодость вспомнил. Захотелось быстрее вернуть скиту вторую жизнь. Я рад, что  всё получилось.

Одна мечта Высоцкого сбылась. Но жить без большой цели в жизни скучно. И заводчик из Кунгура загорелся новой идеей - поставить на Белой горе гигантскую статую Иисуса Христа, чтобы было видно сына божьего за многие километры, чтобы его величественное изваяние напоминало людям о бренности земного существования. 

- Может быть, люди тогда станут добрее, терпимее другу к другу, - говорит Александр Павлович. - Участок земли на Белой горе у меня есть. Господь сподобит, скопим с женой денег на изваяние. На восьмое чудо света мы не претендуем, но количество паломников, желающих побывать на Уральском Афоне, увеличится в разы. 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах