457

Смутное время джаза. Интервью с дирижёром Евгением Манцириным

Фото Ирины Молокотиной

Благодаря развитию современных технологий и глобализации сегодня любой меломан может прослушать композицию любого автора в любом стиле, не поднимаясь из-за своего стола. Трудно поверить, что буквально полвека назад ситуация была обратная. Особенно в СССР, где, как известно, западные направления в музыке были под запретом.

«В нашем государстве саксофон приравнивается к холодному оружию», - говорил один из героев фильма «Стиляги». Джазовый музыкант, дирижёр и композитор Евгений Манцирин с таким выражением не согласен. Его увлечение музыкой началось именно с джаза, несмотря на то, что сам факт существования этого направления музыки в стране замалчивался.

Время джаза

Е.М.:- У меня просто не было возможности изучать джаз с детства. Если вспомнить те времена, о джазе представление было очень смутное, даже часто превратное. Учиться было не у кого и негде. Единственным источником информации, которым я пользовался, был «Голос Америки». Там была передача «Час джаза». 

«АиФ-Пермь»: - Тогда это радио не было запрещённым? 

Е.М.: - Не то чтобы запрещённым, но замалчивание определённое было. 

«АиФ-Пермь»: - А как вы вообще узнали о джазе?

Е.М.: - Случайно мне в руки попала пластинка с двумя композициями. Играл ансамбль Варламова, одного из самых первых советских джазменов. Тогда, правда, было ложное представление, что вся острая и динамичная музыка - это джаз. А у Варламова (я сужу уже с высоты своих сегодняшних знаний) был настоящий свинг. Это меня увлекло. Я начал искать информацию, а её не было. Только «Голос Америки» и редкие пластинки. И уже потом я стал узнавать, что существуют коллективы, по сравнению с которыми Варламов - всего лишь последователь. Тогда я познакомился с творчеством таких музыкантов, как Дюк Эллингтон, Бейси. Тогда же начал заниматься на фортепиано целеустремлённо в этом направлении. Узнал, что есть такой музыкант Петерсон. Его музыку легко было копировать. Затем я пошёл в сторону усложнения музыкального языка.

Досье
Евгений Манцирин родился в 1944 г. На данный момент является главным дирижёром Пермского государственного цирка. Заслуженный артист РФ, лауреат премии Пермской области в сфере культуры и искусства.

«АиФ-Пермь»: - То есть вы были самоучкой?

Е.М.: - Все тогда были самоучками. Это уже позднее появилась школа джаза на базе Пермского музыкального колледжа. 

«АиФ-Пермь»: - Насколько мне известно, вы и сами являетесь композитором. В каком формате вы пишете музыку?

Е.М.: - Вообще я сам играю на фортепиано, но больше занимаюсь дирижёрской деятельностью и пишу музыку. Пишу по большей части аранжировки. Но я написал много и оригинальной музыки. Например, на инаугурацию экс-губернатора Игумнова я написал губернский вальс. К сожалению, нет достаточного количества времени, чтобы писать в стол. Джазовая аранжировка - это когда берётся оригинальный материал, песня, и из этого материала делается новое произведение. В общем-то, это композиторское произведение, но на материале, который тебе не принадлежит. Я писал музыку для зарубежных импрессарио, когда они привозили свои цирковые программы в Россию. 

Нужна живая музыка

«АиФ-Пермь»: - Чем отличается цирковой оркестр, например, от симфонического или духового?

Е.М.: - Состав циркового оркестра традиционный, он сформировался ещё в середине XX в., в так называемую «эру свинга». Это классический биг бэнд: 4-5 саксофонов, 3-5 труб, 3-4 тромбона и ритм-группа, состоящая из фортепиано, ударных инструментов и баса.

«АиФ-Пермь»: - Многие цирковые программы сейчас выступают под фонограмму. Как это воспринимают цирковые оркестры?

Е.М.: - Фонограмма облегчает работу артистам цирка: в процессе подготовки номера они точно знают, когда и где исполнять тот или иной номер, не нужно синхронизироваться с оркестром. Артисты уже привыкли к этой музыке. Включил кнопку - и никакой работы с оркестром, репетиций с оркестром, не надо. Но вместе с тем это ухудшает общее зрительское восприятие. Могу привести пример. Я был дирижёром на гастролях в Сингапуре. В программе не было ни одной фонограммы, только живая музыка. Импресарио объяснил это тем, что сейчас фонограмму можно послушать в любом доме, а когда зритель приходит в цирк, он платит деньги не только за то, чтобы посмотреть на работу артистов, но и чтобы послушать живую музыку.

Но иногда бывает и так, что фонограмма выручает. Есть такой известный саксофонист и композитор Алексей Соколов, он написал электронный вариант музыки для одного циркового номера, но с переложением на оркестр. У электронной музыки другие законы, другое построение музыкального материала. И как мы ни пытались, не смогли оркестром это произведение сыграть. Тогда пришлось доверить дело фонограмме.

А вот другой пример - Мстислав Запашный приезжал в наш цирк со сложной программой – тигры катались на стеклянных шарах. У него была фонограмма на весь номер, но он предпочитал работать с оркестром. Музыка была, в основном, классическая. И получилось так, что и музыка была сложная, и сам номер сложнейший. Однако он тратил своё время, нервы, чтобы движения на арене попадали в ноты. Это было очень сложно, но он не испугался. И это правильно!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах