Примерное время чтения: 9 минут
294

Мировые премьеры в Перми. В чём секрет балетной «тройчатки»?

В Пермской опере 21-23 октября прошли премьерные показы балетного вечера «Севагин /Самодуров/Пимонов».

Первая в нынешнем сезоне премьера объединила новые работы руководителей трёх ведущих балетных компаний России. Максим Севагин возглавляет балетную труппу Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко (Москва); Вячеслав Самодуров -  худрук «Урал Балета» (Екатеринбург); Антон Пимонов - руководитель Пермского балета. Подробности – в материале perm.aif.ru.

Ода балету

«Главная идея этого проекта – показать, что театр живёт. Что он выпускает новые балеты, заказывает новую музыку композиторам и новую хореографию балетмейстерам, - поделился с журналистами перед премьерой вечера его идейный вдохновитель Антон Пимонов. – А концепция наша очень проста: три названия, три хореографа, три компании, три настроения».

Ни в одном из спектаклей проекта «Севагин/Самодуров/Пимонов» нет сюжетной истории.
Ни в одном из спектаклей проекта «Севагин/Самодуров/Пимонов» нет сюжетной истории. Фото: Пермский театр оперы и балета/ Андрей Чунтомов

Настроение вообще важнейшая штука, когда речь идёт о бессюжетном танце. Ни в одном из спектаклей проекта «Севагин/Самодуров/Пимонов» нет сюжетной истории. Но настроение на сцене в любом случае передаётся зрителям. Рождает у них какие-то ассоциации и параллели. Подталкивает к размышлениям: что хотел сказать этим хореограф, насколько это ново или, наоборот, узнаваемо.

Максим Севагин, самый молодой из трио (и, к слову, самый молодой руководитель балетной труппы в России – ему 24 года!), превратил свой спектакль «В тёмных образах» в своеобразную оду балету. В признание в любви к нему.

Максим Севагин превратил свой спектакль «В тёмных образах» в своеобразную оду балету.
Максим Севагин превратил свой спектакль «В тёмных образах» в своеобразную оду балету. Фото: Пермский театр оперы и балета/ Андрей Чунтомов

«В Академии им. Вагановой я рос на шедеврах классики: «Лебединое озеро», «Жизель», «Баядерка», - рассказывает он. – Знаменитые лебединые руки и другие прекрасные образы для меня словно образы из далёкого прошлого, которое уже в темноте. Но именно они вдохновляли в работе над новым спектаклем. Помогали, используя академическую балетную лексику, выходить за её рамки».

Пространство балета Севагина – «чёрное ничто».
Пространство балета Севагина – «чёрное ничто». Фото: Пермский театр оперы и балета/ Андрей Чунтомов

Пространство балета Севагина – «чёрное ничто». (Художником-постановщиком всего проекта традиционно выступает Альона Пикалова). Пустая сценическая коробка заполнена тёмными силуэтами танцовщиков, и лишь монохромный свет проявляет их тела. Дуэт, квартет, трио - символические построения, выражающие совершенно разную природу отношений. И всё это на фоне потрясающей, очень дансантной музыки струнных концертов Антонио Вивальди.

Дуэт, квартет, трио - символические построения, выражающие совершенно разную природу отношений.
Дуэт, квартет, трио - символические построения, выражающие совершенно разную природу отношений. Фото: Пермский театр оперы и балета/ Андрей Чунтомов

Переиграли, но не проиграли

Соавторами Вячеслава Самодурова (балет Ultima Thule) и Антона Пимонова (балет «Арктика») стали современные российские композиторы - Владимир Раннев из Санкт-Петербурга и Антон Светличный из Ростова-на-Дону. Оба создавали свою музыку специально для этого проекта, по заказу нашего театра. Причём сотрудничество с балетом у обоих случилось впервые.

«Нам удалось в кратчайшие сроки собрать невероятную команду, состоящую сплошь из «первых лиц» отечественного музыкального театра, - говорит Антон Пимонов. – Безусловно, музыка является таким же полноценным участником этого вечера, как и хореография. И я горжусь, что в Перми прошли две мировые премьеры».

Соавторами Вячеслава Самодурова (балет Ultima Thule) и Антона Пимонова (балет «Арктика») стали современные российские композиторы - Владимир Раннев из Санкт-Петербурга и Антон Светличный из Ростова-на-Дону.
Финальным спектаклем проекта стал балет «Арктика» Антона Пимонова на музыку Антона Светличного. Фото: Пермский театр оперы и балета/ Андрей Чунтомов

А ведь ещё в январе-феврале программа вечера виделась худруку Пермского балета совсем другой. Он планировал «тройчатку», состоящую из одноактных балетов Джерома Роббинса и Уильяма Форсайта, а также его собственной постановки на музыку американского минималиста Стива Райха. Однако известные политические события нарушили связи с западными фондами, и пришлось срочно перестраиваться.
«Мы переиграли эту историю. Но в итоге ничуть не проиграли», - считает худрук.

Более того, в чём-то удалось даже не слишком далеко уйти от первоначального замысла. Так, по признанию Антона Светличного, первые две части его партитуры «отдают Райху достаточно очевидную дань». В целом же «Арктика» многомерна и разнохарактерна, со своей интонацией, ритмом и динамикой в каждой части. И да, название этого спектакля родилось из попытки Светличного и Пимонова соотнести его с эстетикой декораций: после «чёрного кабинета» в балетах Севагина и Самодурова здесь белое пространство с жёлтым, красным и синим кругами на заднике. Своего рода оптический эффект, имеющий место в северных широтах.

Что касается исполнителей, то лицом проекта, судя по афише, являются ведущие солисты труппы Булган Рэнцэндорж и Кирилл Макурин. Но и Диана Куцбах, и Георгий Еналдиев, и Виктория Снигур, и Александр Таранов заняты как минимум в двух спектаклях.

в балете Ultima Thule (в переводе с латыни - крайний предел чего-либо), в котором герои мчатся сквозь сцену буквально на пределе человеческих сил.
В балете Ultima Thule (в переводе с латыни - крайний предел чего-либо) герои мчатся сквозь сцену буквально на пределе человеческих сил. Фото: Пермский театр оперы и балета/ Андрей Чунтомов

Многие в один вечер танцевали одно, во второй – другое, в третий – третье. Танцевали, восхищая зрителей своей молодостью. Радуя настроением и отличной выучкой (хотя в некоторых эпизодах синхронности и чистоты линий пока не хватало). Поражая немыслимой скоростью. И не только в балете Ultima Thule (в переводе с латыни - крайний предел чего-либо), в котором герои мчатся сквозь сцену буквально на пределе человеческих сил.

«Спасибо любимому театру за такой неожиданный вечер балетов!», «Это было волнующе, разнообразно и очень свежо», «Прекрасные спектакли, рекомендую к просмотру» - вот лишь несколько зрительских откликов в соцсетях после премьеры. А это значит, что балетная «тройчатка» сработала!

Фото: Пермский театр оперы и балета/ Андрей Чунтомов
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах