aif.ru counter
222

«Следующий фильм сниму в Перми». Гоша Куценко о патриотизме и честности

26 декабря в широком прокате стартует новогодний семейный фильм. Гоша Куценко, сыгравший одну из главных ролей в фильме, приезжал в столицу Прикамья, чтобы представить кино пермским зрителям. Артист рассказал о работе над лентой, а также поделился своим мнением о российском кинематографе.

Трогательное кино

– На мой взгляд, это подлинно народная комедия – нет, не комедия! – трогательное семейное кино. Сделанное с огромным уважением к зрителю и юмором не на потребу моменту. Впервые на моей памяти не пошли в погоню за зрителем любой ценой.

Легко могли по всем стандартам коммерческого кинематографа выпустить «Елки-3» еще год назад и собрать кассу. Но нет, сделали паузу фактически в два года, тщательно прописывали сценарий, – да и на примере одной из предыдущих серий, я знаю, что снимали восемь новелл, а вошло в фильм в итоге пять. 

В итоге компания «Базелевс» снимала новогоднее кино не летом, как прочие, а прошлой зимой. Это пример честного отношения к зрителю, и в этом залог успеха. Я вот, например, по-настоящему ловил рыбу на льду в тридцатиградусный мороз.

Мой эпизод посвящен сохранению семьи, пожалуй, самого главного в жизни любого человека. В первоначальном сценарии, кстати, мой персонаж был единственным, кто за свое прегрешение не должен быть прощен. Однако неоконченную ленту, как обычно, предварительно показали фокус-группе, и та высказалась за то, чтобы история героя все-таки закончилась хорошо. И летом досняли еще одну сцену.

И если вдруг какая-нибудь девушка поругалась со своим любимым, и предновогодним вечером в зале будет смотреть кино с другим парнем, то, может быть, она простит того, первого. В моем мнении «Елки» – это акт миротворчества, который должен заставить людей прижаться друг к другу минимум еще на год.

На мой взгляд, в этом абсолютно патриотический смысл. Я считаю, подлинно патриотическое кино способен снять только очень честный режиссер, подлинно независимый человек и свободная личность. Которая не должна ни перед кем отчитываться за потраченные на съемки деньги, а будет ответственно делать свою работу только потому, что по-другому не мыслит.

Таким человеком нужно родиться. В наше время они уже появляются.

«Хочу снимать патриотические фильмы»

Я, кстати, сам хочу продюсировать и снимать военно-патриотическое кино. Не говоря о том, что хочу в нем сыграть. Кстати, в будущем году я планирую запустить в производство первую ленту, над которой буду работать как режиссер. Вполне вероятно, что при участии и компании Тимура Бекмамбетова (выпустившей «Елки-3». – ред.).

Может быть, и в Перми что-нибудь снимем. Экспедиция всегда очень благотворна для судьбы фильма. На экране это сразу чувствуется: другая атмосфера, нежели в московском студийном павильоне, свежие лица в массовке, даже у бутербродов для съемочной группы на площадке иной вкус.

У меня есть творческий замысел: фильм о наших десантниках в Косово и их дерзком и героическом поступке – марш-броске на Приштину в 1999 году. То есть лента должна быть на основе реальных событий. Я лично знаком с теми военными, кто там был. 

Мне кажется несправедливым снимать рисованные компьютерной графикой картины о вымышленных персонажах на сценарии никому не ведомых авторов, в то время как есть подлинные герои, ныне живущие. И в нашей многовековой, богатой героической и трагической истории масса сюжетов для воплощения, в любой эпохе, снимай не хочу. И я хочу играть таких героев – пусть уже и не смогу брать роли молодых парней, кроме как в комедиях.

Важнейшее из искусств

У нашего кино невероятные перспективы. Я всегда испытываю гордость, когда наш российский фильм делает хорошие сборы в прокате. И мне ведомо, что такое провалы. Особенно, когда вкладываешь в работу личные средства и рискуешь своим имуществом, – я уже спродюсировал четыре ленты и планирую продолжать этим заниматься.

Вообще не могу назвать большего достижения человека в культуре, нежели кинематограф. Сейчас в Москве я играю кинорежиссера Эрнста Любича в мюзикле «Пола Негри». 

Героиня спрашивает моего персонажа: «Не боишься, что твою картину будут сравнивать с театром?!» А он отвечает ей фразой, все значение которой я осознал лишь недавно. Он говорит: «Представь себе – нас не станет, а наши фильмы будут смотреть». Поначалу я думал, реплика как реплика. И тут озарило: ведь он произносит это в 1920 году. 

Кино еще не стало привычным атрибутом жизни, у него еще не было канонической писаной истории. Это как компьютерная техника и программы сегодня: чудо, которое было еще актуально. Из его провозвестников, первых деятелей на тот момент еще никто не умер. Все: Чарли Чаплин, братья Уорнер, Дзига Вертов, сам Любич, братья Люмьеры, и те были живы. Никто не знал этого парадокса, каково это: человека уже нет, а фильмы его живут.

Так что Владимир Ильич (Ленин. – ред.) совершенно прав был тогда, когда говорил о важнейшем из искусств. Надеюсь, и современные власти поймут, что это искусство для нас действительно важнее, чем искусство перекачки нефти.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах