430

Деньги любят счёт. Геннадий Тушнолобов о неэффективных расходах в Прикамье

Председатель региональной КСП Геннадий Тушнолобов рассказал, какие нарушения нашла палата в расходовании бюджета.
Председатель региональной КСП Геннадий Тушнолобов рассказал, какие нарушения нашла палата в расходовании бюджета. / Дмитрий Овчинников / АиФ

Краевой бюджет – это наш общий кошелёк. Очень важно контролировать его расходы. Занимается этим региональная Контрольно-счётная палата (КСП). В прошлом году она нашла нарушений в расходовании бюджета на 3,2 миллиарда рублей.

О том, почему это произошло, «АиФ-Прикамье» рассказал председатель КСП Геннадий Тушнолобов.

Врачи для власти

Татьяна Плешакова, «АиФ-Прикамье»: Что это за 3,2 миллиарда рублей? Из чего сложилась сумма и куда делись деньги?

Геннадий Тушнолобов: Сумма нарушений по сравнению с прежними годами не очень большая. Однако 3,2 миллиарда рублей – это тоже серьёзная цифра. Но эти деньги никуда не исчезли. Часть из них неправильно была оформлена. И нужно было переделать документы в соответствии с действующим законодательством. Часть денег потратили неэффективно. Их удалось вернуть в бюджет в виде штрафов.

Самая большая сумма нарушений связана с региональным оператором «Теплоэнерго». Мы не за то, чтобы деньги ему не давать. Но делать это надо правильно. Во-первых, субсидию для компании сформировали в виде недополученных доходов. Но это регулируют федеральные нормативные документы, в которых необходимо считать абсолютно по-другому. В Перми придумали своё ноу-хау. Кроме того, неправильно сформировали тариф. Мы указали, какие виды затрат включили в него необоснованно. В итоге, как вы помните, суд отменил тариф на вывоз ТБО. Вторая крупная сумма – 1, 2 миллиарда рублей. Это ошибки при исполнении бюджета. В краевом бюджете прописано софинансирование на 300 миллионов рублей. Такая же сумма должна быть заложена и в бюджете Перми. А там ничего подобного не было.

– Какие нарушения вы нашли по стимулирующим выплатам медикам, по нацпроектам?

– Был указ президента РФ, связанный с чрезвычайной ситуацией по ковиду. Там не учитывали нагрузку медиков. Это и общероссийская проблема. После наших замечаний люди получили выплаты. Другое дело – получили одинаковые суммы и те, кто был два дня в красной зоне, и те, кто работал там 30 дней. Сейчас потихоньку эти проблемы стали решаться.

Был указ президента РФ, связанный с чрезвычайной ситуацией по ковиду. Там не учитывали нагрузку медиков. Это и общероссийская проблема. После наших замечаний люди получили выплаты.

Что касается нацпроектов, то по ним в прошлом году правительство сработало хорошо. Исполнение – свыше 90 %, раньше показатели были хуже. Но всё же кое-какие замечания мы указали. Около 30 % направлений финансировали только в декабре. А в здравоохранении в конце года профинансировали больше 50 %. Да, часть денег из центра поздно пришла. Но основная часть нарушений связана с неправильным проведением конкурсных процедур. Например, построили ФАПы, надо было обеспечить их техникой. Конкурс провели, а подрядчик ничего не поставил вовремя. И ФАПы не работают. Или ещё пример: школу в Березниках должны были построить к 1 сентября, а её нет. Проект был с замечаниями. И всё это вылилось в увеличение сроков строительства.

– Расскажите о нецелевом расходовании средств.

– Сумма таких нарушений не столь большая – около 30 тысяч рублей. Это административные штрафы на руководителей. В некоторых учреждениях неправильно построили систему обучения. Также выявили неэффективное расходование средств – около 110 миллионов рублей. Деньги организации потратили, но нам показать ничего не смогли. Вот, например, была выполнена научная работа «Повышение налогового потенциала в Пермском крае». За неё заплатили 70 с лишним миллионов рублей. Но где использовали эту работу? Нам никто не смог ничего пояснить.

– А почему штрафы на руководителей, допустивших нарушения, такие маленькие?

– Задача КСП – это не применение карательных мер. Мы должны помочь эффективно использовать финансовые ресурсы бюджета. Если люди понимают это, то всё нормально. Если не понимают, мы их штрафуем, передаём дела в следственные органы, как это произошло с зоопарком, с частными детскими садами. Осудили несколько человек за приписки. Мы для органов исполнительной власти – врачи. Должны помогать больному.

Передать заказы муниципалитетам?

– Вы по образованию горный инженер-строитель. А у нас в крае со строительством вообще беда. Почему, например, столько претензий к Корпорации развития Пермского края (КРПК)?

– К КРПК претензия одна: в микрорайоне Любимов не выполнили поручение президента, т. е. по графику не ввели в эксплуатацию дома. Что касается строительной отрасли в крае, то она всегда была здесь слабой. Большую часть объектов строили, образно говоря, «за забором», т. е. объекты возводил спецконтингент, заключённые. Поэтому у нас база стройиндустрии никогда не была развита. Когда рассуждают, будет ли в Перми метро, могу сказать, что одна из причин того, что не будет, в том, что никаких стройматериалов в регионе не производят. Предприятий стройиндустрии в нашем регионе нет. Скажем, у ПЗСП есть своя база, есть у компании «Стройпанелькомплект». Но это не те базы, которые позволяют возводить серьёзные объекты.

У нас база стройиндустрии никогда не была развита. Когда рассуждают, будет ли в Перми метро, могу сказать, что одна из причин того, что не будет, в том, что никаких стройматериалов в регионе не производят.

– Поэтому крупные проекты в крае никак не завершаются?

– Да, говорить об аквапарке и сцене оперного театра нечего. По этим объектам ничего нет. Были картинки – эскизы. Самая большая проблема на сегодня – нет документации. Но объявляют стройку.

– Получается, куда ни копни – всё упирается в документацию?

– Сейчас все сокрушаются, что нет проектировщиков. Да, очень много проектных институтов с 90-х годов закрылись. Но за проектную документацию отвечает заказчик, а не проектировщик. Сейчас очень много дискуссий идёт по третьему мосту через Каму. Но там масса нерешённых вопросов, которые не позволяют приступить к проектированию. Надо уйти с мелких заказов и передать их муниципалитетам. Мы сегодня всё централизовали и от этого захлебнулись.

– Но справятся ли муниципалитеты?

– Конечно. Могу привести много примеров. Например, школу «Мастер-град» в Перми построили по заказу городской администрации. В Соликамске, где я был мэром города, построили лучший в России перинатальный центр. В муниципалитете Березников работают очень высокого уровня специалисты, как и в Чусовом, Чайковском, Чернушке, Кунгуре, Губахе, Пермском районе. А вот детские поликлиники, которые уже два года назад должны были начать работать, а их только сейчас начали вводить, строил уже Минстрой.

Министры выстраиваются в очередь

– Многое ли удалось вам изменить в Пермском крае за 2,5 года работы в качестве председателя КСП?

– Сейчас контрольно-счётную палату уважают. Как только идут поправки в бюджет, так министры выстраиваются к нам в очередь на приём. Знают, что наши специалисты найдут все ошибки. Либо мы заранее поправим, либо потом накажем. В регионе много людей, которые очень вольготно распоряжаются бюджетными деньгами. И мы либо на руководителя, либо на само учреждение накладываем административные штрафы. И деньги зачисляют в бюджет. Таким образом только с учреждений вернули 22 миллиона рублей. Они не учли наших замечаний. Почти миллион рублей заплатили руководители. Например, в центральной больнице Пермского района и Нытвенской районной больнице неправильно вели финансово-хозяйственную деятельность. В Пермской больнице часть услуг должны были оказывать за счёт бюджета, но этого не делали. На койках паллиативной помощи обслуживали детей, на которых даже карточки не завели. Оборудование, которое приобрели для больницы, два года лежало на складе. В образовании – в детском центре «Муравейник» – отчитались за мероприятие, получили деньги, а ничего не было. Мы нарушителей оштрафовали, деньги вернули в бюджет. Виновных уволили. По нашим материалам в горадминистрациях Перми и Чернушки по безнадзорным собакам завели уголовные дела на руководителей. В Кизеле чиновники заплатили штраф за плохую организацию отлова безнадзорных собак. Думаю, руководители сделают выводы. Сейчас пошла тенденция к снижению этих процессов. Люди стали более дисциплинированными. Но работы ещё много.
Досье
Геннадий Тушнолобов родился 11 октября 1953 г. в п. Азанка Верхне-Тавдинского района Свердловской области. Окончил Свердловский горный институт им. В.В. Вахрушева по специальности «строительство подземных сооружений и шахт». Работал на Березниковском титано-магниевом комбинате, в Березниковском шахтостроительном управлении, в производственном объединении «Сильвинит» в Соликамске, в компании «ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ». Был председателем Соликамского горисполкома, затем главой администрации Соликамска. Избирался народным депутатом РСФСР, неоднократно депутатом Заксобрания Пермской обрасти и Пермского края. Возглавлял Правительство Пермского края. Женат. Вырастил двоих сыновей. У него четверо внучек.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах