Примерное время чтения: 8 минут
140

Реабилитация вне закона. Нужно ли принудительно лечить зависимых?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-Прикамье 09/08/2023
Жители считают наркоманию страшной бедой и переживают за детей.
Жители считают наркоманию страшной бедой и переживают за детей. / Ольга Семёнова / АиФ

Казалось, что зависимость – бич начала девяностых. Но наркомания и алкоголизм никуда не ушли. Родственники пытаются всеми способами помочь людям выбраться из злосчастного плена. Некоторые находят спасение в реабилитационных центрах. Вот только работа таких коммерческих организаций – под сомнением, а клиенты могут пожаловаться на насильственное удержание. Некоторые утверждают, что нужен закон о принудительном лечении наркоманов и принятые на федеральном уровне стандарты реабилитации.

Из психологов – в похитители?

В Пермском крае поводом поднять тему принудительного лечения зависимых стала ситуация с реабилитационном центром «Титан». Созданный в 2009 г., он успешно существовал до января 2022 г. Одним из его учредителей был известный психотерапевт Юрий Вагин. Но в прошлом году руководителей и сотрудников «Титана» арестовали и обвинили в похищении и удержании людей. Семь фигурантов уголовного дела отправились в СИЗО. По версии следствия, они на протяжении двух лет с целью собственного обогащения оказывали фиктивные услуги людям, страдающим алкогольной и наркотической зависимостями. В СКР утверждают, что у сотрудников не было медобразования и лицензии, а центр работал без официально проверенных методик лечения. По данным следствия, находившиеся там люди не могли по своему желанию уйти, а некоторых из них доставляли в центр принудительно.

У обвиняемых, их родственников и экс-сотрудников «Титана» другая точка зрения. Они утверждают, что людей никто не похищал, все клиенты находились в центре по своему согласию или с согласия родных. Настаивают, что консультанты проходили обучение и оказывали только психологическую помощь. В конце июля «титановцы» вышли на пикет, чтобы привлечь внимание общественности к ситуации.

«Они никакие законы не нарушали. Администрация была в курсе всей деятельности. Центр регулярно проходил проверки, получал субсидию от государства. А сейчас вдруг стал неугодным», – говорит мать одного из фигурантов дела.

Родственники «титановцев» и общественники настаивают не только на невиновности фигурантов. Они говорят о необходимости принятия закона о принудительном лечении зависимых, разработке стандартов для центров и защите их сотрудников от уголовного преследования. По их мнению, помощи, которую оказывают в государственных медучреждениях, недостаточно. Или же она плохо помогает, так как врачи применяют только медикаментозный метод лечения.

Фото: АиФ/ Ольга Семёнова

Без крайностей

Главный внештатный специалист психиатр-нарколог Минздрава Пермского края, зам. главного врача Пермского краевого клинического наркодиспансера Григорий Козюков рассказал, как устроена система лечения зависимых.

«Помощь оказывают как в амбулаторных условиях, так и в стационарах (круглосуточных или дневных). Кабинеты психиатров-наркологов есть в поликлиниках в каждой территории края. Стационары – в крупных территориях. Маршрутизация пациентов выстроена так, что даже из отдалённой местности можно приехать в специализированный стационар для лечения. Неотложную помощь при наркологических заболеваниях может оказывать любой врач. В экстренных случаях (состояние интоксикации, ломки, психоза) человеку окажут неотложную помощь в местной больнице, – пояснил эксперт. – Люди могут обратиться за помощью сами или по настоянию родственников. Важно, чтобы они расписались в информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство. При критической ситуации вызывается скорая помощь. Если человек в бессознательном состоянии, мы можем госпитализировать его без согласия – в целях спасения его жизни. Когда он придёт в себя, даст согласие на продолжение лечения либо напишет отказ».

Кабинеты психиатров-наркологов есть в поликлиниках в каждой территории края. Стационары – в крупных территориях. Маршрутизация пациентов выстроена так, что даже из отдалённой местности можно приехать в специализированный стационар для лечения.

В Пермском крае для лечения зависимых применяют мультидисциплинарный подход – когда с пациентом работают не только психиатр-нарколог, но и психолог, психотерапевт, социальные работники. При необходимости – неврологи, терапевты и т.д.

«На начальных стадиях зависимости человек не осознаёт, что болен. Он думает, что абсолютно здоров, просто иногда употребляет. На таком этапе медикаментозный способ не имеет смысла, так как человек ещё не испытывает физиологических проблем: он хорошо спит, у него ничего не болит. Но уже начинаются эмоциональные нарушения и умственные расстройства, которые ещё не подлежат медикаментозному лечению. В таких случаях на первом месте идёт как раз психокоррекция», – говорит Григорий Козюков.

На начальных стадиях зависимости человек не осознаёт, что болен. Он думает, что абсолютно здоров, просто иногда употребляет. На таком этапе медикаментозный способ не имеет смысла, так как человек ещё не испытывает физиологических проблем: он хорошо спит, у него ничего не болит.

Психиатр-нарколог подчёркивает: крайностей быть не должно, а потому нельзя утверждать, что надо применять исключительно лекарства или нужна только помощь психолога. Важен комплексный подход. Всё зависит от конкретного случая, а лечение назначить может только врач. В противном случае история может закончиться плачевно.

«Если речь о выраженной стадии зависимости, острой форме (интоксикации, синдроме отмены или абстинентном синдроме), то в таких случаях без квалифицированной помощи пациент может умереть. Добрым словом подобные состояния не вылечить: нужна конкретная инвазивная терапия. Поэтому говорить, что человеку в таком тяжёлом состоянии может помочь исключительно психолог – абсурдно. То же самое, если идёт процесс выздоровления. К примеру, зачастую при отказе от алкоголя появляется выраженное нарушение сна. Здесь не обойтись без лекарственной терапии», – объясняет эксперт.

По закону и суду

По существующим сейчас законам принудительное лечение у нас есть. Как пояснили в аппарате уполномоченного по правам человека в Пермском крае, суд может возложить на осуждённого, признанного больным наркоманией, обязанность пройти лечение от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию.

«Но всё это – при условии, что есть результаты экспертизы и суд постановил, что человек под действием наркотиков не мог понимать опасность своих действий, – уточняет Григорий Козюков. – Принудительное лечение зависимых должно применяться только к тем, кто совершил противоправные деяния, а осуществляться – исключительно на государственном уровне, а не в частных центрах. Не забывайте: законом лечение наркомании вне государственных учреждений запрещено».

Принудительное лечение зависимых должно применяться только к тем, кто совершил противоправные деяния, а осуществляться – исключительно на государственном уровне, а не в частных центрах.

А вот в отношении людей, страдающих другими видами зависимостей, мер принудительного лечения нет.

«Наркотическая, алкогольная и другие виды зависимостей представляют серьёзную социальную проблему. На начальном этапе у людей меняется система ценностей, в дальнейшем, при прогрессировании заболевания, человек теряет социальные связи, причиняя страдания не только себе, но и близким людям. И прежде всего – семье, – считает уполномоченный по правам человека в Пермском крае Игорь Сапко. – Однако введение принудительного лечения зависимых на законодательном уровне может повлечь за собой различные злоупотребления и нарушение прав человека – необоснованное применение физической силы и спецсредств в отношении лиц, находящихся в реабилитационных антинаркотических центрах, ограничения в правах и др.»

Наркотическая, алкогольная и другие виды зависимостей представляют серьёзную социальную проблему. На начальном этапе у людей меняется система ценностей, в дальнейшем, при прогрессировании заболевания, человек теряет социальные связи, причиняя страдания не только себе, но и близким людям. И прежде всего – семье.

По мнению омбудсмена, чтобы улучшить ситуацию с лечением, нужно совершенствовать правовые и организационные механизмы социальной реабилитации и ресоциализации таких пациентов.

«Очень важно распространение положительного опыта других регионов в этой сфере. Оказание реабилитационных услуг в некоммерческом секторе нужно осуществлять с соблюдением конституционных прав и свобод, при контроле со стороны государства и общества. Вмешательство госструктур в деятельность ребцентров должно быть законным, с соблюдением прав и свобод человека», – считает Игорь Сапко.

Исключить оговор

Депутат Госдумы Игорь Шубин:

«Вариант принудительного лечения возможен при соответствующем решении врачебной комиссии. Потому как бывают ситуации, когда человек может быть социально опасен, не осознавая это. Врачебная комиссия исключает оговор и иные неправомерные действия. Также возможно применение механизмов контроля со стороны врачебной комиссии во время лечения. Совершенствование законодательства по линии антинаркотических программ происходит постоянно, так как регулярно возникают новые вызовы».

Врачебная комиссия исключает оговор и иные неправомерные действия. Также возможно применение механизмов контроля со стороны врачебной комиссии во время лечения.

Ложная гуманность?

Профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин Пермского филиала РАНХиГС Павел Пастухов:

«Коммерческие центры для принудительного лечения нужны. Государство и общество проявляет ложную гуманность, запрещая их деятельность. В законодательстве существует большой пробел на этот счёт. Мы живём среди источников повышенной опасности, и наркомания – один из них. Нужно принять отдельный закон на федеральном уровне, разрешить деятельность ребцентров. Должна быть продуманная стратегия, методология».

Нужно принять отдельный закон на федеральном уровне, разрешить деятельность ребцентров. Должна быть продуманная стратегия, методология

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах