Примерное время чтения: 10 минут
3607

«Убил меня и мечты». Семьи погибших от рук Бекмансурова выступили в суде

Сюжет Суд над Тимуром Бекмансуровым, устроившим стрельбу в ПГНИУ
Родители убитых во время стрельбы в ПГНИУ рассказали, как узнали о трагедии.
Родители убитых во время стрельбы в ПГНИУ рассказали, как узнали о трагедии. / Татьяна Титова / АиФ

Тяжёлым и эмоциональным стал второй день суда над Тимуром Бекмансуровым, который год назад устроил стрельбу в пермском университете. 20 сентября 2021 года ранения оказались смертельными для шестерых человек: это четверо студентов, одна выпускница и женщина, которая привела внука на экскурсию.

6 сентября в суде выступали родители, потерявшие детей,  и сын, похоронивший мать. От пересказа событий того дня ком вставал в горле у всех участников процесса. Порой родители не могли говорить. Их душили слёзы.

Истории семей, потерявших в тот день самых родных, в материале perm.aif.ru.

Забежала за дипломом

Первой в зал суда вызвали маму погибшей Анны Айгельдиной. Девушка работала химиком на предприятии в Камбарке. Летом 2021 года она окончила магистратуру ПГНИУ, но не забрала диплом сразу. Накануне трагедии родители благословили дочь на брак с возлюбленным. Молодые планировали свадьбу.

Родители Анны Айгельдиной не могли сдержать слёзы, вспоминая 20 сентября 2021 года. Родители Анны Айгельдиной не могли сдержать слёзы, вспоминая 20 сентября 2021 года.
Родители Анны Айгельдиной не могли сдержать слёзы, вспоминая 20 сентября 2021 года. Фото: АиФ/ Татьяна Титова

«Дочь…, – начала женщина рассказывать подробности страшного дня и расплакалась. – 20 сентября она с женихом поехала забирать дипломом. Она окончила университет и оставила диплом на продление стипендии до сентября. Они приехали в Пермь, отзвонились, что всё в порядке, припарковались. Анюта пошла в университет. Ближе к 10 часам (прим. авт. – по Удмуртии) я увидела в интернете эти кадры. Начала звонить и не дозвонилась».

Трубку Аня больше не брала. В переходе между корпусами она столкнулась с Тимуром Бекмансуровым. Он, желая убить как можно больше людей, не пощадил девушку.

«Мне позвонил жених дочери и сказал, что в университете началась стрельба, никого не пускают. Я позвонил дочери и не дозвонился. Отпросился и пошёл домой. В интернете нашёл номер, куда можно обратиться, сначала нам сказали, что в списках дочь не значится, а на сайте нашёл, что она погибла. Поехали в Пермь на опознание», – вспоминает с дрожью в голосе отец Анны.

Две подружки

Следующей, кому предстояло восстановить события трагичного сентябрьского понедельника, стала мама Ксении Самченко. Девушке было 18 лет, она учились на втором курсе по направлению «Гидрометеорология».

«Утром, перед тем, как она пошла в университет, мы созвонились и построили планы на день. Она приболела, но пошла на пары. Мы с мужем были на работе. Где-то в 11.00 мне позвонила коллега и спросила, слышала ли я что делается в Перми? Я включила телевизор. Стала звонить Ксюше, но она не отвечала. Тогда мы с мужем отпросились с работы и выехали в Пермь. Звонили всю дорогу, звонки проходили, но дочь не отвечала. Мы до последнего верили, что она жива. Пока нам не сказали, что есть две девочки, которых ещё не опознали. Дальше я плохо помню. Начала кричать. Он убил не только мою дочь, но и меня. Все цели и мечты», – не скрывая слёз произнесла мама погибшей студентки.

Второй девочкой, которая погибла от рук Тимура Бекмансурова, стала подруга Ксении Екатерина Шакирова. Они были одногруппницами. На географическом факультете их характеризовали как жизнерадостных, трудолюбивых и способных девушек.

Мама Екатерины Шакировой начала рыдать во время заседания, когда выступала сама и слушала истории других родителей.
Мама Екатерины Шакировой начала рыдать во время заседания, когда выступала сама и слушала истории других родителей. Фото: АиФ/ Татьяна Титова

«Последний раз видела дочь 20 сентября, я собиралась на работу, она на учёбу. Мы попрощались, я уехала. Потом мне позвонил супруг и сказал, что в интернете нашёл информации, что в университете идёт стрельба. Я позвонила Кате, она не отвечала, потом начала писать её друзьям ВКонтакте. Написала Ксюше Самченко: «Где вы? Почему не отвечаете?». И ещё одной подружке Алёне. Она рассказала, что девочки пошли в туалет, а потом началась стрельба и девочки не вернулись», – рассказала мама Кати.

Женщина с мужем отпросились с работы и договорились встретиться у университета. Везде было оцепление. Они стали прозванивать больницы, смотрели списки пострадавших, фамилии «Шакирова» нигде не было.

«Бесконечно звонили-звонили. Потом увидели списки пострадавших и информацию, что две девушки неопознаны. Супруг сразу сказал «Это наши», я ему ответила «Зачем ты так говоришь?». У меня ещё была надежда», – продолжила рассказ мама Кати.

К сожалению, отец девушки оказался прав. Через несколько часов неведения выяснилось, что одной из неопознанных оказалась их дочь.

Перепутали фамилию

К трибуне вызвали отца погибшего второкурсника Ярослава Арамелева. Юноша учился на направлении «Физика»,  увлекался музыкой, занимался спортивной акробатикой и имел много наград за свои достижения.

«В районе 11 часов в интернете увидел сообщение о перестрелке. Прочитал манифест Бекмансурова. Пытался до сына дозвониться – не получилось. Где-то в 14.00 опубликовали списки погибших и пострадавших. Среди погибших был Арамиев Ярослав. Учитывая, что нашу фамилию отродясь никто правильно не произносил и не писал, понятно стало, что это наш сын», – вспомнил отец погибшего. 

Иронично, что даже на суде, в бланке, в котором должны были расписаться все ответчики, фамилию Арамелевых написали с ошибкой, на что указала мать погибшего Ярослава. Женщина не смогла сдержать эмоций.

«В тот день я привезла сына на занятия. По работе я была вынуждена выключить телефон, поэтому о событиях, которые происходили в вузе, я не знала. Где-то примерно в 11.30 что-то случилось ужасное, я это поняла, из меня словно вылетела душа. Коллеги включили телефон и сказали, что в университете стреляют. Я стала звонить сыну, не могла дозвониться. Позвонила мужу, он тоже не мог дозвониться…, – женщина расплакалась. – Позвонили однокурсникам, они рассказали, когда началась стрельба, они стояли у проходной, все разбежались в разные стороны, куда убежал Ярослав они не знали».

Родители убитых не могли сдержать эмоций.
Мама Ярослава не выдержала и выплеснула свои эмоции в зале суда. Фото: АиФ/ Анна Якурнова

Во время дачи показаний женщина не выдержала и выкрикнула в сторону Бекмансурова: «Чтобы … (прим.авт. – мы не можем цитировать это) этот гад, медленно и верно …».

Судья отметил, что понимает эмоции женщины, но просил её воздержаться от таких высказываний.

До последней минуты

Слово дали маме Александры Моховой. Девушка училась на четвёртом курсе механико-математического факультета ПГНИУ, увлекалась лёгкой атлетикой и планировала стать учителем математики.

«Мы с дочерью переписывались буквально до последней минуты. Последнее сообщение было отправлено в чате 11.34. В 12.06 в телеграмме пришло сообщение, что стреляют в университете. Я ей переслала, но она уже не отвечала. Я думала, у неё лекция. Приехала к университету, там был её молодой человек, мы вместе поехали в больницу областную. Часа в два мне сказали, что мой ребёнок погиб», – старалась сдерживаться, но всё же не могла сопротивляться слезам мать Саши.

Потерял мать

20 сентября погибли не только студенты ПГНИУ. Известный пермский медик, врач-эндоскопист с сорокалетним стажем Маргарита Энгаус пришла с внуком-второклассником на школьную экскурсию в университет.

Сын Маргариты Энгаус рассказал, что отвёз маму в университет на экскурсию 20 сентября.
Сын Маргариты Энгаус рассказал, что отвёз маму в университет на экскурсию 20 сентября. Фото: АиФ/ Татьяна Титова

«Утром я отвёз маму на экскурсию, куда она пошла с моим племянником. После этого уехал домой. Где-то в 11.30 узнал из новостей о случившемся в университете, несколько раз набрал маму, она не отвечала. Потом позвонил папе, он сказал, что уже находится у университета, но никого не пускают. Я собрался и поехал туда. По дороге папа позвонил и сказал, что вывешены списки. В них мама», – рассказал сын погибшего врача. 

 

Исковые требования

Во время заседания суда четыре семьи убитых в ПГНИУ заявили об исковых требованиях к подсудимому Тимуру Бекмансурову на общую сумму – 18 миллионов рублей.

Три миллиона рублей запросила мать Анны Айгельдиной, по пять миллионов – матери Ксении Самченко и Ярослава Арамелев, а также сын Маргариты Энгаус.

Мама Александры Моховой во время выступления в суде сказала, что пока не готова предъявлять исковые требования. Мать Екатерины Шакировой отказалась подавать иск.

Следующее, третье по счёту заседание, назначено на 7 сентября. Следить за ходом судебного процесса можно в прямом эфире в группе «Новости Перми / АиФ-Прикамье» ВКонтакте, а также в телеграмм-канале «АиФ Пермь».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах