Примерное время чтения: 8 минут
654

«Жизнь по цене телевизора». Пермяк судится с врачами после смерти отца

Наиль Галямов «сгорел» за неделю, заразившись коронавирусом.
Наиль Галямов «сгорел» за неделю, заразившись коронавирусом. / Владимир Галямов / Из архива

Пермяк больше двух лет судится с поликлиникой после смерти его отца от коронавируса. Уверенный в том, что при лечении родственника были допущены нарушения, он подал иск к медучреждению о возмещении морального вреда в 50 миллионов рублей. Мотовилихинский районный суд после долгого процесса принял решение: иск удовлетворить частично и выплатить сыну погибшего мужчины 250 тысяч рублей. Мужчина недоволен этим решением и намерен его опротестовать. Сайт perm.aif.ru разбирался в ситуации.

Сгорел за неделю

Наиль Галямов умер в октябре 2021 года. «Сгорел» за неделю, заразившись коронавирусом. Одновременно заболела и его жена. Так случилось, что пожилые супруги были прикреплены к разным поликлиникам. Она – к местной  больнице, он – к одному из подразделений поликлиники РЖД. Разница в медицинском обслуживании оказалась заметной.

Мужчина умер через несколько дней после результата ПЦР-теста.
Свидетельство о смерти, которое получил сын умершего мужчины. Фото: АиФ/ Наталья Стерледева

Как рассказал perm.aif.ru сын умершего мужчины, Владимир Галямов, отношение к пациентам в поликлиниках было совершенно разным. У матери сразу взяли мазок, быстро назначили специализированное лекарство от коронавируса, приходили с регулярными осмотрами. К отцу лишь однажды пришёл врач.

«Отцу, который был прикреплён поликлинике РЖД, смогли вызвать врача только через два дня – после выходных. Результата теста у отца долго не было, лекарства ему никто не выдал. Мама звонила в поликлинику РЖД, чтобы узнать результат, но ей грубо ответили: «Что вы звоните? Мы сами вам всё сообщим». Но никто так и не позвонил, никто не пришёл. К концу недели, 21 октября, отцу стало совсем плохо. Вызвали скорую. В стационаре его спасти уже не могли – через два дня папа умер. К нему лишь один раз пришёл врач. А ведь по методическим рекомендациям людей старше 65 лет должны проверять ежедневно», – рассказывает Владимир Галямов.

Сын пермяка, потерявшего отца: Но никто так и не позвонил, никто не пришёл. К концу недели, 21 октября, отцу стало совсем плохо. Вызвали скорую. В стационаре его спасти уже не могли – через два дня папа умер.

Мама Владимира Галямова ненадолго пережила мужа  –  через полгода она тоже скончалась. А сын, выстрадав смерть обоих родственников, и считая, что гибель отца подкосила и его мать, решил доказать виновность поликлиники. Он  обратился с жалобами во все возможные инстанции – прокуратуру, следственный комитет, суд. В возбуждении уголовного дела было отказано – правоохранительные органы не нашли оснований для столь суровых мер. И основные баталии развернулись в суде.

Две стороны

Суд по иску Владимира Галямова, потребовавшего от больницы компенсации в 50 миллионов рублей, длился два года. Истец настаивал на проведении судебно-медицинской экспертизы и она была проведена. Однако решение оказалось неожиданным для истца: экспертиза пришла к выводу, что формальные нарушения при лечении пациента допущены были, но причинно-следственной связи между ними и смертью пациента нет.

Эксперты выявили ряд дефектов в лечении больного.
Эксперты выявили ряд дефектов в лечении больного. Фото: Из личного архива/ Владимир Галямов

Недостатки, о которых говорят эксперты, на самом деле достаточно серьёзные.

Так, в карте пациента  отсутствуют сведения о перкуссии грудной клетки, при лечении пациента не были исполнены методические рекомендации о диагностике и лечению коронавируса.

«При вероятном случае COVID-19  следовало назначить противовирусный препарат, используемый при COVID-19, арбидол в список этих препаратов не входил», – говорится в результатах экспертизы. Также отмечают, что ошибкой было то, что пациента не госпитализировали 20 октября при получении положительного ПЦР-теста на коронавирус и даже не скорректировали диагностические и лечебные мероприятия.

В результатах экспертизы говорится, что ошибкой было то, что пациента не госпитализировали 20 октября при получении положительного ПЦР-теста на коронавирус и даже не скорректировали диагностические и лечебные мероприятия.

В то же время эксперты считают, что все эти недочёты не были причиной смерти пациента. Дело было в сопутствующих заболеваниях, которые привели к такому исходу.

В выводах судебно-медицинской экспертизы говорится буквально следующее:

«Так как смерть Н. Галямова наступила от тяжёлого инфекционного  заболевания COVID-19а не от дефектов медицинской помощи, оказанной ему в поликлинике № 3 ЧУЗ «КБ «РЖД - Медицина», отсутствие этих дефектов не гарантировало его выздоровление, причинно-следственная связь между дефектами медицинской помощи и наступлением смерти Галямова отсутствует. Смерть наступила от тяжёлого инфекционного заболевания COVID-19.

Указанные дефекты оказания помощи не ухудшили состояние больного и не находятся в причинно-следственной связи с его смертью. Их можно рассматривать лишь в качестве факторов, которые не дали возможности изменить негативный характер течения паталогического процесса, но не как причину смерти больного. Отсутствие указанных дефектов оказания медпомощи не гарантировало благоприятного исхода для жизни пациента ввиду высокой госпитальной летальности больных новой коронавирусной инфекцией. Неблагоприятным фактором для течения коронавирусной инфекции у Галямова явилась имевшиеся у него сопутствующие патологии (дисциркуляторная энцефалопатия, кардиосклероз, атеросклероз коронарных артерий, фиброз, липоматоза поджелудочной железы и пр.)

Надо бить рублём

Сторону истца эти выводы не устроили. Как заявил в судебном заседании адвокат Галямова, эксперт «сделал вывод, опираясь на недостоверную информацию, изложенную в амбулаторной карте», и почему-то не учёл предоставленные истцом распечатки звонков на стационарный и мобильный телефоны умерших супругов, по которым видно, что из поликлиники им не звонили, а значит, не сообщали о результатах теста на коронавирус. А это является нарушением рекомендаций, которым должны следовать медики при лечении этой болезни.

Обслуживание в поликлинике РЖД не смогло спасли пациента.
Обслуживание в поликлинике РЖД не помогло спасти пациента. Фото: АиФ/ Наталья Стерледева

«Фельдшер поликлиники даже не была извещена о наличии данного пациента и пациент уже в запущенном состоянии поступил в стационар, где наступила смерть», – говорит адвокат, заявляя, что летальный исход был не предупреждён нормальным оказанием медицинской помощи.

Владимир Галямов заявил в суде: «Люди, которые работают в этой больнице, должны понести ответственность. Их надо бить рублём, и большим рублём, чтобы они вспоминали Галямова».

Владимир Галямов: «Ужасно, что нарушения, которые привели к смерти человека, оценили по цене телевизора. С нашей стороны будет апелляция».

Представитель ответчика (поликлиники), в свою очередь, парировала:

«Дефекты, которые установила экспертиза, касались непосредственно документов, ведения медицинской истории. Это говорит лишь о том, что неправильно велась карта пациента. Врач мог не внести данные в карту из-за высокой загруженности в этот день».

По словам ответчика, врач пришёл к Галямову в первый же день поле сообщения о нездоровье мужчины, ему был правильно поставлен диагноз (заболевание средней тяжести), даны назначения врача, которые соответствовали заболеванию. На следующий день к пациенту пришла медсестра и взяла мазок, а через два дня администратор позвонила больному и сообщила, что у него коронавирус, говорит представитель ответчика, добавив, что у супругов была возможность  вызвать скорую, воспользоваться рекомендациями врача из другой поликлиники и купить те же таблетки, что и у жены погибшего, в конце концов, если их такое обслуживание не устраивало, перейти в другую больницу…

«Будет апелляция»

Стороны так и не сошлись во мнении о том, был ли звонок администратора больницы, извещающий о том, что у больного коронавирус, или нет. Истец требовал пригласить администратора в суд, но судья сообщил, что это будет затягиванием процесса, поскольку найти работавшего два года назад сотрудника не представляется возможным.

В конечном итоге суд принял решение: выплатить сыну умершего мужчины компенсацию морального вреда в 250 тысяч рублей.  Владимир Галямов, узнав решение суда, заявил: «Ужасно, что нарушения, которые привели к смерти человека, оценили по цене телевизора. С нашей стороны будет апелляция».

Также сын умершего мужчины заявляет, что направил в СУ СКР по Пермскому краю ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы медицинской карты отца, так как считает, что часть информации в ней (в частности, данные о сатурации и температуре в момент приёма) были дописаны другой пастой и другой рукой.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах