164

С серпом и молотом. Как развивалась кооперация в годы войны?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ-Прикамье 02/06/2015
Коль есть мастерство, инвалидность - не помеха.
Коль есть мастерство, инвалидность - не помеха. © / Из личного архива

Более того, поощрялся государством. В том числе в Прикамье. Подтверждение тому – многочисленные архивные материалы, музейные экспонаты, свидетельства старожилов.

Открыто трудились кустари: чинили обувь, изготовляли ключи, точили ножи, клали печи. Ходили по дворам старьевщики, покупавшие или менявшие вторсырье на товары мелкого ширпотреба. На прищепках, игрушках, елочных украшениях в Перми, Кунгуре, Соликамске, Чердыни специализировались и частники-индивидуалы, и кооперативы – «Свободный труд», «Кооператор», «Восход», «Ударник», «Уралец». До сих пор во многих семьях сохранились замечательные самовары умельцев-суксунцев из артели «Красный медник», кунгурская керамика, юговские сундуки. Возьмите старые фотографии: подавляющее большинство их сделано рыночными «пушкарями» на фоне простынь или немудреных декораций.

Выгодный сбор

То же самое с различными промыслами. Взять хотя бы сбор лекарственных растений. Пермяк Владислав Бердников вспоминает, что в аптеках висел прейскурант с расценками. И особенно выгодно было сдавать сушеную ромашку, зверобой, малину. На станциях – это многие подтвердят – прямо у вагонов пассажиры могли купить еду домашнего изготовления, включая копчености и солености. Ходили по городам и селам шабашники: плотники, столяры, печники, ложкари, вязальщики веников…

В самом начале 1941 г. Совнарком и ЦК ВКП(б) специальным постановлением осадили ретивых начальников, вмешивающихся в деятельность артелей, подчеркнули обязательную выборность руководства кооперации. Кооператоров на два года освобождали от большинства налогов и госконтроля за ценообразованием. Единственным условием было то, что розничные цены не должны были превышать государственные на аналогичную продукцию более чем на 10-13%. Это притом, что сырье, топливо, оборудование, транспорт и т. д. предоставлялись кооператорам по оптовым госценам.

В целом по стране до половины бытовых предметов (посуда, обувь, мебель и т. д.) изготовляли в негосударственном секторе. В мастеровитом Прикамье этот показатель был еще выше.

От ящиков до носилок

Грянула Великая Отечественная война. Казалось бы, все и всех прижмут-огосударствят. Напротив. Появляются многочисленные артели инвалидов. Одной из них изготовлен имеющийся в коллекции автора экспонат – набор бельевой бечевки. Немудрящая работа – обрезь и брак фабричного веревочного производства упаковывать и продавать. Но ведь благодаря этому увечные воины осознавали свою полноценность, получали ощутимые довески к пенсиям и пайкам.

В краевом Госархиве хранятся документы, касающиеся оружия, снаряжения, амуниции. Оказывается, значительную долю их производили кооператоры. Причем в огромных объемах.

Ну и о конкретных людях. Вот почетные грамоты Управления промкооперации по Молотовской (Пермской) области. Их «за высокопроизводительные методы труда и усиление помощи фронту» удостоился Николай Ичетовкин, специалист-деревообделочник. Перечень его продукции – от ящиков для снарядов до носилок и костылей. Вот записи о трудовом стаже Анатолия Кузнецова. Он 16-летним поступил в местную артель «Вторая пятилетка», шил телогрейки, шинели, гимнастерки, стрелковые рукавицы.

Даже в условиях войны для артелей сохранялись налоговые льготы. В свою очередь кооперативы откликались на призывы оказания безвозмездной помощи: шефствовали над госпиталями, размещали эвакуированных, отправляли на фронт посылки с теплыми вещами.

Шинель от Фатера

Развитию кооперации уделяли повышенное внимание и в послевоенное время. Так, при организации артели в Коми округе ее учредитель – бывший фронтовик – съездил в райцентр, за день решил оргвопросы и вечером вернулся домой со всеми документами и печатью новорожденного юрлица. Собрал друзей-товарищей: тут же стали решать, что и как, распределять обязанности. Первый где-то разыскал и отремонтировал сатуратор – устройство для газирования воды. Второй оборудовал в своем дворе производственное помещение. Третий занялся посудой. Четвертый стал специализироваться на продсырье. У пятого – лошадь с телегой; значит, быть ему возчиком. Обсудили, договорились о производстве, сбыте, распределении паев в соответствии со вкладом в общее дело и квалификацией. Приступили к работе. И пошло-поехало: газировка, потом леденцы, колбаса, консервированные овощи-фрукты. А через несколько лет председателя и орденом за ударный труд наградили, и на районной Доске почета его портрет красовался.

Показателен другой пример – с Озиясом Пинкасовичем Фатером. В прошлом тоже фронтовик, он, будучи портным экстра-класса, работал на основе договоров с Облвоенторгом, Камским речным пароходством, театром оперы и балета. Заметьте, оставаясь классическим частником. Клиенты знали: если фрак, китель, пальто, шинель от Фатера, то будут как влитые и износу им не будет.

Предпринимательство находилось под опекой и защитой государства. Результаты были налицо: негосударственный сектор креп, развивался. В Перми мелкое разрозненное производство мебели, музыкальных инструментов, игрушек разрослось до создания настоящих фабрик.

Проект осуществляется при поддержке администрации губернатора Пермского края

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах