aif.ru counter
11.05.2016 17:18
210

В небе и на экране. Как сложилась судьба пермского актёра Владимира Гуляева

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Прикамье 10/05/2016
Ему одинаково хорошо шли и лётная форма, и шофёрская телогрейка.
Ему одинаково хорошо шли и лётная форма, и шофёрская телогрейка. © / Из личного архива

Первым делом – самолёты

Отец Владимира был кандидатом исторических наук, заместителем начальника политотдела Пермского (Молотовского) военного училища ВМАТУ, готовившего техников и вооруженцев для морской авиации. Мать там же преподавала немецкий язык.

Володя с детства заболел небом. Интересовался биографиями знаменитых пилотов – Нестерова, Чкалова, Гризодубовой и др. Он рисовал самолёты, изготовлял авиамодели, а также усиленно занимался спортом. С 15 лет стал посещать пермский аэроклуб, совершил несколько прыжков с парашютной вышки. И, кстати, неплохо проявил себя как участник художественной самодеятельности.

Когда началась Великая Отечественная война, Володя стал работать слесарем в авиационной мастерской. А 20 апреля 1942 г., лишь только наступило совершеннолетие, пошёл в училище. Учился отлично. Проявил командирские качества, за что и был назначен помощником командира взвода курсантов. Данная ему начальством характеристика официозно суха: «Предан Родине, партии, делу Ленина-Сталина», «волевой, целеустремлённый» и т. д. Но тогда такими оценками не разбрасывались.

6 ноября 1943 г. последовал досрочный выпуск. Юноше присвоили звание младшего лейтенанта Военно-воздушных сил и отправили в действующую армию.

Фото: Из личного архива

«Я – Уралец! Атакую!»

Летать нашему земляку довелось на «чёрной смерти» – такое название получил бомбардировщик-штурмовик Ил-2. Воевал он с позывным «Уралец» в составе 639-го полка 211-й авиадивизии в Белоруссии, Прибалтике, Восточной Пруссии. И каждый боевой вылет – смертельный риск.

Среди особенно запомнившихся ему операций – налёт на железнодорожные объекты по направлению Витебск – Полоцк. Крепким орешком оказалась станция Оболь. В группе из шести илов, несмотря на заградительный огонь зенитных батарей, Гуляев отважно атаковал врага. Два дня после этого на станции бушевали пожары и рвались боеприпасы. Поступок отважного лётчика описали в газете «Советский сокол», вырезку из которой Владимир Леонидович всегда носил с собой и очень ею гордился.

В районе Резекне (Латвия) при штурме артиллерийских позиций ему удалось посадить потерявшую управление машину в лесу. При этом Володя сильно травмировался. После этого были три месяца госпиталя. Выписали его с ограничением врачей, позволявшим летать только на легкомоторных «кукурузниках». Рапорт за рапортом посылал герой командованию и в конце концов добился-таки возвращения в свою часть.

До конца войны Владимир получил ещё несколько ранений от разрывов зенитных снарядов, его несколько раз контузило. Вдобавок он переболел малярией. Войну закончил в небе над Балтикой, бомбя и обстреливая Кёнигсберг, порт Пиллау, укрепления на косе Фриш-Нерунг. Как и однополчане, ждал перебазирования дальше на Запад, но пришла радостная весть: Германия капитулировала! Победа! За боевые подвиги Владимир Гуляев награждён двумя орденами Красного Знамени и двумя орденами Отечественной войны I ст., несколькими медалями.

В новом амплуа

В числе наиболее отличившихся пилотов гвардии лейтенанта Гуляева направили в Москву – участвовать в Параде Победы 24 июня 1945 г. Так он впервые попал в объектив киноаппарата. Замечательный дебют, не правда ли? В том, чем предстоит заниматься дальше, сомнений не было. Конечно же, летать, осваивать реактивную технику. Однако медики оказались категоричны: израненного, контуженного офицера комиссовали. Даже в «Аэрофлот» оказался не годен.

Распрощавшись с небом, Гуляев не пал духом. Решил развивать иное дарование – артистическое. Без скидки на «иконостас» наград выдержал огромный конкурс и поступил во Всесоюзный институт кинематографии на курс Михаила Ромма и Сергея Юткевича. В 1951-1988 гг. трудился в Театре-студии киноактёра. Режиссёров привлекал его типаж простого советского парня. Чаще Владимир играл не главных героев, а их друзей-приятелей или, напротив, антиподов. И какие это были роли! Улыбчивые, обаятельные, бесшабашные... Даже кратковременное появление артиста в кадре придавало любому фильму нотку искренности и душевности. К примеру,  милиционер Володя в «Бриллиантовой руке», шофёр Юра в «Весне на Заречной улице», Фёдор в «Чужой родне» и многие другие. Владимир Гуляев занимался также озвучиванием фильмов, среди которых «В некотором царстве», «Как солдат от войска отстал», «Дамы приглашают кавалеров».

Но память о пережитом на войне не отпускала лётчика, и в 1985 г. Гуляев выпустил книгу «В воздухе Илы».

В общении наш герой оставался очень простым человеком: охотно отправлялся на встречи со зрителями даже в отдалённые уголки страны, выступал в кинотеатрах, клубах, домах культуры. Дважды приезжал в Пермь. Высокого роста, видный, подтянутый благодаря военной выправке, жизнерадостный актёр всегда улыбался, отвечал на вопросы из зала, перемежая это шутками и анекдотами.

Владимир Гуляев ушёл из жизни 3 ноября 1997 г. Ему было 73 года. Похоронили нашего земляка на столичном Кунцевском кладбище.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество