548

Баночно-коробочный клондайк. Пермяк открыл необычный музей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. АиФ-Прикамье 17/03/2021
Вера Шуваева / АиФ

В коллекции пермяка Максима Ожегова более полутора тысяч уникальных образцов российской упаковки. Всевозможные коробочки, баночки, бутылки – со времён Александра II до наших дней.

Большинство экспонатов хранятся в Музее упаковки – собственном музее коллекционера, созданном на территории его фирмы. Любой из них можно достать из шкафа, внимательно рассмотреть. Где ещё подержать в руках изящную коробку из-под конфет или чая дореволюционного производства? Прикоснуться к вещам, окружавшим, быть может, твоих бабушек-дедушек, а потом и родителей. Вспомнить собственное детство, увидев упаковку советского новогоднего подарка.

Что связывает эту необычную коллекцию с фильмом «Бриллиантовая рука»? Как купец Алексей Губкин, живший в провинциальном Кунгуре, совершил в XIX веке революцию в торговле чаем? Чего не хватает нынешним бизнесменам, чтобы быть такими же успешными? Об этом рассказывает пермский предприниматель и коллекционер Максим Ожегов.

Собирал всё

Вера Шуваева, «АиФ-Прикамье»: Максим Арнольдович, наверняка уже в детстве вы что-то коллекционировали?

Максим Ожегов: Конечно. Все в то время что-нибудь собирали. Ещё дошкольником я собирал спичечные этикетки. В начальных классах стал коллекционировать марки, потом значки. Папа мой был журналистом, писал о спорте, поэтому много значков у меня было на спортивную тему. Ну и гербы городов собирал. За этими значками все тогда гонялись.

Фото: АиФ/ Вера Шуваева

- Что подтолкнуло к коллекционированию упаковки?

- В середине 90-х занялся бизнесом, связанным с производством гибкой упаковки. Часто ездил по разным выставкам. В начале нулевых познакомился в Москве с редактором профильного журнала «Тара и упаковка» Игорем Смиренным. В Политехническом институте он создал Московский музей упаковки. Побывав там, я тоже загорелся этой идеей. Но реально моя коллекция началась только в 2009 году. С жестяной коробочки «Товарищества А. И. Абрикосова сыновей», на которую случайно наткнулся в антикварном магазине. С тех пор стал собирать историческую упаковку целенаправленно.

- Покупаете все эти банки, коробки, бутылочки в антикварных магазинах и на блошиных рынках?

- В любом городе, где бываю, посещаю их обязательно. Но основная часть приобретена через Интернет. Когда упаковку в стране не коллекционировал практически никто, предложений было много. И цены были достаточно низкие. Собирал всё, как пылесос. Такой активный период продолжался лет пять. Сейчас цены выросли в разы. Да и когда есть, допустим, в коллекции пятьдесят разных экспонатов от Абрикосовых (ныне фабрика «Бабаевская») или Эйнем (сегодняшний «Красный Октябрь»), то зачем мне пятьдесят первый? Правда, некоторые дореволюционные фабрики у меня не представлены совсем. Вот их упаковку приобрёл бы с большим удовольствием.

Фото: АиФ/ Вера Шуваева

- Советские экспонаты вас не интересуют?

- Эта упаковка не столь шикарна, формы её гораздо проще. Но советский период, хотя и в меньшем объёме, в моём музее тоже присутствует. В основном - от НЭПа до 60-х годов. Это история страны с самыми разными приметами времени. Помню, когда в детстве ходил на ёлку, новогодние подарки нам вручали в бумажных кулёчках. А в музее можно увидеть красочные жестяные чемоданчики – в них получали подарки счастливые обладатели приглашений на Кремлёвскую ёлку. Есть здесь также конфетные коробки и баночки с надписями «40 лет Октября», «XXIII съезд КПСС», с портретами Белки и Стрелки, с фото атомного ледокола «Ленин».

Фото: АиФ/ Вера Шуваева

Новатор из Кунгура

- Случалось ли специально охотиться за какой-нибудь коробочкой, оставшейся в памяти с детских лет?

- Мне очень нравилась книга Льва Кассиля «Кондуит и Швамбрания». Одну из красавиц воображаемой страны Швамбрании там звали Каскара Саграда. Своё имя она получила, если помните, в честь пилюль. Не то чтобы я охотился за коробкой от них. Но увидев однажды знакомое название «Каскара Саграда», купил эту коробочку специально - как напоминание о книжке из далёкого детства.

А бывает наоборот. Пересматривал как-то всенародно любимую «Бриллиантовую руку» и с удивлением обнаружил: точно такая жестяная коробка фабрики «Красный Октябрь», в которой находят клад в начале этого фильма, есть в моей коллекции! Только без золота и бриллиантов.

Фото: АиФ/ Вера Шуваева

- Упаковка от производителей конфет, пирожных и прочих сладостей в вашем музее в приоритете?

- Да, три больших шкафа уже. Основные же разделы в музее такие: кондитерские изделия, чай, парфюмерия, табак и алкоголь. Кстати, оборот в чайной промышленности в России в конце XIX века был в два раза выше, чем, например, в кондитерской. При этом 90 % рынка было сосредоточено в руках всего шести крупных фирм: Губкина, Высоцкого, Боткина, Перловых, братьев Поповых и Вогау.

Роль Алексея Губкина, почти всю жизнь прожившего в маленьком провинциальном Кунгуре, особая. В те времена весь чай возили из Китая. Китайские купцы везли его по реке Янцзы, затем верблюжьими караванами через пустыню Гоби до забайкальского города Кяхты. Там чай обменивался на российские товары. И дальше уже наши купцы транспортировали его в плетёных ящиках, зашитых в сырые бычьи шкуры, в центр России. Именно Губкин впервые начал заниматься чайной сортировкой и нормировкой. До него цена назначалась за ящик независимо от веса и сорта чая. А он ввёл развеску любого количества и сорта по желанию покупателя. Совершил, можно сказать, революцию в торговле чаем.

Фото: АиФ/ Вера Шуваева

И дизайн, и реклама

- Собирая образцы упаковки, вы изучаете и историю предприятий, производивших эту продукцию?

- Конечно. Одно неотделимо от другого. Любопытно и то, как складывались семейные истории знаменитых купеческих родов. Так, внук «короля шоколада» Алексея Ивановича Абрикосова стал известнейшим патологоанатомом, академиком АН СССР. Был одним из врачей, бальзамировавших тело Ленина. А правнук – физик, ученик Ландау, лауреат Нобелевской премии по физике за исследование сверхпроводников.

- Не все дети продолжают дело своих отцов и дедов.

- И тогда кто-то поднимал его на новую высоту, кто-то всё проматывал, а кто-то добивался успехов совершенно в другой области, и сейчас то же самое. Прошло около 150 лет – ничего не изменилось.

По-моему, параллелей между началом XXI века, когда в обществе был подъём экономики, уровня жизни, спроса, и последней третью XIX века немало. Тогда, благодаря реформам Александра II, промышленность в России начала бурно развиваться. Появились новые предприятия и даже целые отрасли. К примеру, кондитерской промышленности до этого не существовало вовсе. А тут крестьяне, веками бывшие подневольными, получили возможность создавать собственное дело. И самые инициативные из них стали успешными предпринимателями. От современных дизайнеров упаковки, когда они знакомятся с экспонатами моего музея, нередко слышу: «Изобретаем что-то, а всё придумано давным-давно».

Фото: АиФ/ Вера Шуваева

- Сегодняшние технологические возможности тогдашним производителям и не снились.

- Безусловно. Но по части дизайна и рекламы есть чему поучиться и у них. Каждый производитель стремился, чтобы его упаковка прожила не одну жизнь. Поэтому на красивой коробочке с конфетами либо бисквитом писали «Мука» или «Специи», чтобы в дальнейшем она служила для хранения сыпучих продуктов. С одной стороны – прикладное значение, с другой – реклама фирмы.

- Чтобы заявить о себе в полный голос, нынешним предпринимателям не хватает поддержки государства?

- Если государство не хочет помогать малому бизнесу, то хотя бы не мешало.  Не создавало на его пути всевозможных проблем.

Досье
Максим Ожегов родился в 1955 году в Перми. Окончил механико-математический факультет ПГУ. 18 лет работал программистом. В 1996 г. ушёл в полиграфическую отрасль. Директор ООО «Максвелл». Член Ассоциации частных музеев России. Женат, трое детей.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах