172

Валерий Сухих пытался усмирить профсоюзную бузу в Пермском крае

Сегодня во всех субъектах РФ проводятся акции в поддержку требований профсоюзов бюджетной сферы. Не стала исключением и Пермь. С утра около пяти сотен бюджетников выстроились в молчаливом пикете у входа в Законодательное собрание Пермского края. В глаза бросался плакат: «Если кто-то без сапог, значит – это педагог!».

Нанайский мальчик


После пикета бюджетники собрались в актовом зале крайсовпрофа. Надеялись увидеться с губернатором Чиркуновым. Но тот, сославшись на внезапный визит федерального министра, встречаться с бюджетниками не стал. Его заменил председатель краевого правительства Валерий Сухих. Впрочем, его тоже ждал, мягко говоря, прохладный прием. Cудите сами. Вот отрывки из диалога Валерия Александровича с врачами, педагогами, работниками культуры.

 

Сухих:

- Добрый день, уважаемые коллеги, я бы хотел поприветствовать вас и от имени губернатора Пермского края. Он планировал принять участие в мероприятии, но, к сожалению, не получилось, потому что сейчас с официальным визитом работает федеральный министр промышленности РФ. В связи с этим губернатор занят. Но это не значит, что мы с вами не должны сегодня обменяться мнениями, провести, я бы сказал, такое рабочее совещание. Не очень, правда, согласен с тональностью. У нас какая-то борьба. У вас борьба. Вы с кем-то боретесь…

Зал хором:

- С вами.

Сухих:

- С нами боретесь?

Зал хором:

- Да!

Сухих:

- Мы-то об этом почему не знаем? Вы пока боретесь, а мы про это не знаем… Когда меня приглашают на встречу с профсоюзными организациями, с профсоюзным активом, я всегда откликаюсь на эти встречи. И мы ведем достаточно серьезный диалог. Вы, тогда, боритесь, а мы будем с вами вести диалог.

Когда борются, под этим воспринимают какой-то формат военных действий. Тогда в ходе борьбы возникают либо те, кто выиграл, либо те, кто проиграл. А я-то считаю, что в нашем случае, уважаемые коллеги, не может быть такого. Вся наша сила – в договоренности.

Из зала:

- Наша борьба уже выразилась в пикетировании.

Сухих:

- Так это же ваше было решение.

Из зала:

- Давайте вести диалог по делу…

Сухих:

- Нет, если вы не хотите разговаривать, мы можем подняться и уйти – нет возражений. Ну, а как? Вы нас позвали поговорить. Мы должны с вами разговаривать. Если разговаривать с нами вы не хотите, тогда как мы можем продолжать нашу беседу? Тогда дайте высказаться. Молодцы. Правильное решение.

Я скажу уважаемым коллегам, кто принимает участие в нашей встрече. Потом вы расскажете, потом мы прокомментируем, потом мы попытаемся… Самое главное – надо понять: либо мы боремся, либо мы ведем диалоги и, в этом смысле, принимаем согласованные решения.

Уважаемые коллеги, со мной принимает участие в диалоге заместитель председателя правительства Пермского края Голицина Татьяна Вячеславовна, Абдулина Татьяна Юрьевна, заместитель министра, начальник управления социальной помощи и поддержки министерства социального развития Пермского края, Карпушин Николай Яковлевич, министр образования Пермского края, Протасевич Александр Рудольфович, заместитель министра культуры Пермского края, Гилева Флюра Ахметовна, первый заместитель министра здравоохранения Пермского края и Ярушина Любовь Дмитриевна, исполняющая обязанности министра финансов. А также руководители агентств, структурных подразделений в правительстве Пермского края. Мы готовы внимательно вас выслушать.

Кушать нечего и… некогда

Зоя Галайда, руководитель ассоциаций бюджетных организации Пермского края:

- Сегодня мы собрались в связи с обострением ситуации с оплатой труда работников бюджетной сферы. Проблемы, о которых мы будем говорить, относятся к краевой компетенции. Поэтому мы обращаемся к правительству края, к губернатору. Ресурс квот оплаты труда на сегодняшний день исчерпан. Нет конкретных результатов диалога именно по этим вопросам. Не происходит адекватной оценки труда, адекватной процессам инфляции, адекватной трудовым затратам работников бюджетной сферы. Уровень оплаты труда работников бюджетной сферы остается крайне низким. Давайте оценим этот уровень без лукавой усредненной статистики. Повышается порог МРОТ, но не выделяются средства. Но происходит интенсификация труда. У медиков даже появилась присказка, что «на одну ставку есть нечего, на две – некогда». Инфляция, даже по самым скромным подсчетам, будет в два раза превышать размер индексаций. Цифры повышения зарплат выросли за счет сокращения работников. Что будет с новыми автономными бюджетными учреждениями? Будет ли предусматриваться реальный механизм индексации фонда оплаты труда? Пока об этом нам ничего не известно.

В самом сложном положении оказались муниципальные учреждения. Дошкольные, медицинские, учреждения культуры. Это хорошо, что мамочка сегодня за одного ребенка получает компенсацию в пять тысяч рублей. Но когда воспитатель за профессиональную работу с 25 детьми получает в два раза меньше, это, понятно, плохо. Нужны прорывные проекты по поддержке дошкольного образования.

Летняя компания по оздоровлению детей была практически сорвана. Многим родителям оказалось не по карману отправить детей в оздоровительные лагеря за 50 процентов от полной стоимости путевки. Люди не осилили такую стоимость и отказались от оздоровления детей. Кто от этого выиграл?

Мы готовили обращение к губернатору и вручаем его вам, Валерий Александрович, в письменном виде.

Сухих:

- Вот все-таки мне бы хотелось для себя понять: инициатива проведения мероприятия. Ваша интерпретация борьбы – она сверху или снизу происходит?

Зал хором:

- Снизу! Мы обыкновенные врачи и учителя. Мы пришли работать, а не говорить…

Сухих:

- Я слышу. Мне бы хотелось узнать, какое взаимодействие происходит на сегодняшний день между руководителями отраслевых профсоюзов и органами государственной власти, которые отвечают за политику отрасли? Можете какие-то факты привести: как часто проходят эти встречи, как организован диалог? Если мы с вами хотим договариваться, вырабатывать и подписывать какие-то документы, а не заниматься декларациями, то надо двигаться в этом формате.

Зоя Галайда:

- На уровне отраслей, внутри тех возможностей, которые на сегодня есть, мы очень интенсивно проводим встречи. Диалог происходит и на уровне сотрудников министерств, и с самими министрами. Я говорю о вопросах, которые не в компетенции министров, а в компетенции законодательного собрания, правительства края и губернатора. Это увеличение фонда оплаты труда.

Сухих:

- Я правильно понимаю, по отрасли образования контакт между профсоюзами и соответствующими работниками министерства есть?

Зоя Галайда:

- Да.

Вино, кино и домино

Ирина Становкина, председатель пермской краевой организации Российского профсоюза работников культуры:

- Я только что вернулась со съезда профсоюзов работников культуры, который проходил в Москве, где перед нами выступал министр культуры Российской Федерации Александр Авдеев. Он сказал буквально две фразы. Цитирую. По данным мониторинга министерства культуры Российской Федерации, 30 процентов населения Российской Федерации не имеют доступа к культуре. Им не на что покупать билеты в цирк, в театр и так далее. А зарплата работников культуры в Российской Федерации самая низкая среди всех отраслей. Что очень неправильно, сказал министр культуры, и опустил глаза. Ему было стыдно.

В Пермском крае зарплата работников культуры также самая низкая среди всех отраслей. Работники культуры, не дожидаясь сокращений, уходят сами. Оклады, заложенные в нашей новой системе оплаты труда значительно меньше МРОТа. В бюджете следующего года, да, по сути, на все три последующих года, по отрасли культуры снижается на 162 миллиона рублей средства на предоставления услуг учреждениями культуры для населения. Нас это очень беспокоит. Еще беспокоит проблема выведения работников на аутсорсинг. По-сути, они остаются на тех же местах, только работают не по трудовому, а по гражданско-правовому договору. При этом лишается всех прав, предусмотренных трудовым кодексом РФ.

После этого выступали пришедшие на встречу бюджетники. Выступали эмоционально. Слова их были переполнены горечью, обидой, а порой – и гневом.

Горшки мыть некому, а жизнь.. налаживается!

Слово взяла пожилая женщина-педагог, работник детского сада. Говорила о том, что после введения новой системы оплаты труда, ее, профессионала с высшим образованием, заработок за работу на полторы ставки стал меньше, чем заработок нянечки. Впрочем, уточнила она, нянечки из садика тоже поувольнялись. Так что теперь и горшки за детьми вымыть некому.

Следом выступила учительница. Говорила, что результатом перехода на подушевое финансирование стало «уплотнение» классов до 30 детей и выше. А это не может не сказаться на снижении качества обучения. Работы стало больше, зарплаты, наоборот, меньше. Сегодня, она, пенсионерка, работает исключительно из-за любви к профессии. Уходит на работу в половине девятого утра, возвращается домой в десять вечера. И получает за все… 2 тысячи рублей.

Выступали и медицинские работники. Слушать их было особенно больно. Мы, интеллигентные люди, врачи высоких категорий, говорили они, все, все работаем на несколько ставок, причем в разных медицинских учреждениях. Если мы не будем так поступать, то получим за одну ставку смешные деньги – около четырех тысяч рублей в месяц. Даже санитарки больше зарабатывают. А ведь нам надо кормить детей, покупать книги, повышать образованность и профессиональный уровень. О каком улучшении качества оказания медицинских услуг может идти речь? Если количество врачей в медучреждениях сокращается, люди не могут записаться на прием даже за две недели. Как только появляются списки на запись – они сразу же оказываются заполненными.

И это при том, что записаться можно только на две недели вперед. Если бы списки предполагали запись на неограниченное время, не исключено, что записывались бы вперед и на полгода. Главных же врачей медицинских учреждений, говорили они, все устраивает. Еще бы! Они, с подачи правительства края, получают не три или четыре тысячи за ставку. А тысяч шестьдесят-семьдесят. И на простых врачей им плевать.

Кстати все выступавшие – все без исключений: работники детских садов, педагоги дополнительного образования, школьные педагоги, медики – все говорили об одном. О том, что молодежь категорически не желает идти им на смену. Средний возраст врача в Прикамье – утверждали они – близится к 50 годам. Не лучше дела обстоят и со школами. Приходят молодые, поработают месяц, получат зарплату в четыре тысячи рублей – и «делают ручкой».

Конец бюджетной сфере?

Кстати, и сам Валерий Сухих, и его зам Татьяна Голицина ручкой, в прямом смысле, тоже делали. Оживленно жестикулируя, они приводили статистику, согласно которой… зарплаты бюджетников повышались, благосостояние их росло и вообще, жизнь налаживалась.

Конечно, не выдержал слушавший их, стоявший рядом со мной фотограф. Вся эта статистика, как средняя температура больных в больнице. Нормальная. У всех, кто в ней находится. Включая морг.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах