118

Взрыв мозга

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. АиФ-Прикамье 06/12/2011

Недавно не только пермский, но отчасти и российский Интернет получил очередную возможность возликовать и позлорадствовать долгожданному для 75% пермяков событию: некто пытался поджечь знаменитую «табуретку» на Перми II. 

Или знаменитую деревянную П, или «Пермские ворота», как пафосно назвал своё творение Николай Полисский, чья фамилия, как все заметили, тоже начинается на букву П. Так что можно сказать, что Полисский  таким образом оставил Пермской земле кусочек себя. Притом - какой кусочек! 

Никто из опрошенных нами на предмет впечатления, которое производит творение Полисского: будь то человек от искусства или просто горожанин, - не ответил вдохновенным восторгом. И дело, оказывается, даже не в потраченных на него девяти миллионах бюджетных денег, а в том неприятном чувстве, которое испытываешь, глядя на эти «ворота».

Противоречие 

С вопросом, почему «ворота» вызывают всеобщее неприятие,  мы обратились в психологическую службу Пермского краевого центра медицины катастроф. 

- Противоречие - в самой концепции строения, - сказала главный психолог центра Галина Белорусова. - Причём глубокое противоречие. С одной стороны мы видим нечто вроде куба, олицетворяющего брутальность, устойчивость, надёжность. С другой стороны - хаотичное, «взрывное» нагромождение брёвен. Получаем глубокое противоречие между формой и содержанием. А это не может не ударять по психике, не вызывать некую мозговую сшибку. Это вполне естественно, ведь базовая потребность человека - опора, надёжность, чувство защищённости. Хаос в том, что должно создавать ощущение надёжности, - худшее, что можно придумать для психики. 

Психология катастрофы

Хочется вставить: для психики горожан, которые не так давно пережили две крупные катастрофы подряд: падение на город пассажирского «Боинга» и буквально через год после этого - гибель 156 человек в ночном клубе, расположенном в самом центре города. Невозможно поверить, что эти события сами по себе никак не отразились на нас.  

Г. Б. Есть такая наука - психиатрия катастроф. Она изучает то, как влияют техногенные, социальные, природные катастрофы на изменение общественного сознания, на психическое и физическое здоровье населения. Самый тяжёлый след в обществе оставляют именно техногенные и социальные катастрофы, ведь человек понимает, что против природы он бессилен. В случае возникновения техногенной катастрофы всегда есть соблазн кого-то обвинить, противопоставить собственную жизнь жизни других людей. Что касается «Хромой лошади», то, конечно, люди ждали какой-то помощи, поддержки от власти. Вместо этого на улицах стали появляться странные, неприятные глазу фигуры, на которые опять-таки тратились бюджетные деньги, которые ох как нужны были для поддержки населения, на различные медицинские и социальные нужды. Увидев эти фигуры, народ понял, что власть живёт своей отдельной жизнью, им не до бед народа. Отсюда - дополнительный негатив к так называемым арт-объектам. 

Кстати, согласно статистическим данным, после крупных катастроф в 500 раз увеличивается количество пограничных расстройств  среди  населения (то, что подходит под понятие «малая психиатрия»). Человек вроде ещё не болен, но уже и не совсем здоров.  75% людей, обращающихся в больницы, нуждаются в психотерапевтическом наблюдении, помощи. 

Думается, при таких статистических данных нужно аккуратней относиться, к арт-объектам, которым в любом уважающем себя государстве и городе выделяются строго ограниченные площадки. Причём не центральные. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах