aif.ru counter

Безнадёжная очередь. Почему в Прикамье буксует программа «Молодая семья»?

Участники программы годами ждут социальных выплат, чтобы улучшить свои жилищные условия. Многие – не дожидаются. Потому что очередь огромная, а сертификатов в последние годы выдают мало. Чиновники же оправдываются тем, что программа добровольная.

На круглый стол приглашали представителей краевого правительства, администрации Перми и других муниципалитетов. Но никто из них не пришёл.
На круглый стол приглашали представителей краевого правительства, администрации Перми и других муниципалитетов. Но никто из них не пришёл. © / Станислав Ломакин / Коллаж АиФ

«Власть нас не слышит, не хочет слышать». «На новый фонтан, снос железной дороги деньги находят, а на поддержку семей – нет!». «Басаргин построил кривую дорогу в аэропорт, теперь её выпрямляют за наш счёт». «В Краснокамске в этом году выделяют один сертификат, а в очереди – 300 семей!». «У нас в Кунгуре в очереди 800 человек, а получат сертификаты только 13».

Такие возгласы можно было услышать на круглом столе, где обсудили проблемы доступности программ по поддержке молодых семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Его 9 апреля в Перми провели участники общественного движения «За доступное жильё молодым семьям». На встрече собралось около 80 человек, в том числе из Кунгура, Краснокамска и других территорий края.

На круглый стол приглашали представителей краевого правительства, администрации Перми и других муниципалитетов, но никто из них не пришёл. Возможно, и к лучшему для них: могли бы и побить. Потому что в какой-то момент градус негодования на круглом столе начал зашкаливать. Понять возмущение людей можно: многие годами (кто-то уже больше десяти лет!) стоят в очереди. Однако сертификата, с помощью которого могли бы компенсировать часть затрат (35 % или 10 % – в зависимости от программы) на улучшение жилищных условий, они до сих пор не получили. И рискуют не получить совсем, потому что, достигнув 35 лет, вылетят из списков. А очередь в крае – огромная. 

Зачем устраивают пикеты?

Пермячка Екатерина Кузнецова воспитывает троих детей. Когда была в браке, то с мужем купили в ипотеку однокомнатную квартиру площадью 33 кв. м. После рождения детей получилось, что на каждого члена семьи приходится меньше 12 кв. м. Поэтому женщина и вступила в программу «Жильё для молодой семьи», чтобы получить социальную выплату в 35 % от стоимости нового жилья.

«Когда встала в очередь, то была 87-й по счёту. Потом через год вдруг стала 110-й. Мне объяснили так: семьи, у которых родился третий ребёнок и которые раньше меня находились в очереди, автоматически встают передо мной. На сегодня я 80-я в очереди. В этом году в Перми планируют выдать 47 сертификатов, то есть шансов на его получение у меня снова нет. А в сентябре мне исполнится 36 лет и из программы меня исключат», – сетует Екатерина Кузнецова.

По её словам, она писала письма в разные инстанции, но получала только отписки. В декабре 2018 г. Екатерина решилась на отчаянный шаг: устроила одиночные пикеты в Москве у администрации Президента РФ и Госдумы. Она едва не загремела в полицию.

Из-за чего возникла очередь?

И таких историй в крае, когда люди годами ждут денег, сотни. Сегодня в Прикамье в очереди на получение сертификата стоит около 13 тысяч семей. В прошлом году его выдали 208 семьям. Напряжённая ситуация складывается в Перми, где очередь насчитывает 2,7 тыс. участ­ников. В этом году в краевой столице планируют выдать всего 47 сертификатов (в 2018 г. было 46). Очевидно, что это капля в море. Сейчас приоритет в выдаче сертификатов отдаётся многодетным семьям, а в Перми их – более 110-ти в очереди.

Появление дикой очереди связано с тем, что в последние годы в регионе резко сократили число выдаваемых сертификатов. Если в 2011 г. с его помощью решили жилищный вопрос 3970 семей, то в 2019 г. это смогут сделать около 400 – в десять раз меньше! В той же Перми софинансирование программы из городской казны за последние годы сократилось в два раза: с 50 млн до 22 млн руб. Такие данные на круглом столе озвучила депутат Пермской думы Надежда Агишева.  

«Есть муниципалитеты в крае, где эта программа действует эффективно (например, Березники. – Авт.). К сожалению, Пермь к ним не относится. В краевой столице на эту программу выделяют неприлично маленькую сумму. Мы ставим задачу удержать молодёжь и повысить рождаемость, при этом выделяем на поддержку семей всего 22 млн руб. Ничего не мешает сегодня увеличить эту сумму», – уверена Надежда Агишева.

Также она привела любопытные цифры, как менялось финансирование программы из федерального бюджета. Если в целом по стране оно оставалось примерно на одном уровне, то Пермский край в последние годы получал из федеральной казны заметно меньшие суммы, чем раньше. 

«Это может говорить о том, что одна из главных  проблем связана с теми заявками, которые краевые власти отправляют в федерацию. Также мы видим перевод стрелок, когда пытаются столкнуть город с регионом. На встречах с активистами в краевом Минсоце звучит такая версия, что если муниципалитеты будут заявлять больше средств, тогда и регион сможет направить больше денег. При этом на мой запрос, почему в Перми сокращается финансирование, замглавы городской администрации ответил, что это регион снижает свои расходы на программу. Поэтому и муниципалитет не может больше выделить средств. Это одна из главных проблем – сложно координировать финансирование программы из трёх источников. Ещё одна проблема заключается в разном уровне бюджетной обеспеченности муниципалитетов, поэтому некоторые из них не могут участвовать в программе. Чиновники любят уповать на то, что это добровольная программа. Это действительно так. Сегодня нет закона ни на уровне федерации, ни  на уровне региона. Везде действуют постановления. Чтобы предоставление субсидии закрепили на уровне обязательств, нужно принять соответствующий закон»,  – говорит Надежда Агишева. 

Кстати, до 2010 года (когда изменились правила игры на федеральном уровне) в крае действовал закон, который гарантировал выдачу сертификатов. И тогда, по словам представителя аппарата краевого омбудсмена Ирины Цепенниковой, очереди не было: молодые семьи обычно получали выплаты в течение полугода.

Какие предложения?

Помимо проблемы сокращения финансирования, участники круглого стола обозначили ещё целый ряд вопросов. Среди них – непрозрачность того, как движется очередь. Также участников программы не устраивает, что при достижении одним из супругов (или одним из родителей) 36 лет семья теряет право на сертификат. 

Координатор общественного движения «За доступное жильё молодым семьям» Луиза Новожилова, которая воспитывает двоих детей и стоит в очереди на получение сертификата уже 11 лет, сформулировала несколько предложений на круглом столе.

«Программа регламентирована возрастным цензом. Отсюда вопрос: «Возможно ли его как-то увеличить на местном уровне?» Например, в Ставропольском крае его подняли (до 39 лет. – Авт.).  Ещё одно пожелание – разделение очереди. Сегодня в приоритете многодетные семьи, а те, у кого детей меньше, – болтаются в хвосте очереди. Но наши дети – тоже дети. Мы хотим улучшить качество их жизни. Также хотим, чтобы выдача сертификатов была регламентирована по срокам»,  – сказала Луиза.

По её словам, на встречу потому и приглашали представителей краевых и муниципальных властей, депутатов, чтобы обсудить проблемы и пути их решения.

«Мы хотим понять, кто за что отвечает. Рассчитываем на конструктивный диалог с властями», – не оставляет надежды Луиза Новожилова.

Что ответил губернатор?

Активисты постоянно задают вопросы по поводу программы «Молодая семья» губернатору в Instagram. Вот что им ответил Максим Решетников во время онлайн-конференции в феврале:

«Программа «Молодая семья» состоит из двух программ. Одна предполагает субсидирование 35 %. На эту программу большая часть денег приходит из федерального бюджета, в её приоритете – поддержка многодетных семей. При этом есть наша (краевая.– Авт.) программа, которая предполагает десятипроцентное субсидирование всех, кто не попал в первую или решил, что лучше получить десять процентов, но быстрее. Мы её запустили в 2018 г. и значительно увеличили число тех, кто воспользовался этими субсидиями. В целом на эту программу выделяем около 450 млн руб. в год. В 2018 г. помощь по ней получили 1,3 тыс. семей.

Был вопрос по поводу достижения предельного возраста. По нему в прошлом году проводили разъяснительную работу. Наше правило: если люди встали в очередь до 35 лет, то, достигнув этого возраста, они могут получить субсидию по десяти­процентной программе.

Тот факт, что очередь до 2018 года копилась и копилась, – это следствие того, что вставало на учёт много людей. А денег выделяли недостаточно. С прошлого года темпы предоставления субсидий превысили темпы постановки на учёт новых нуждающихся. И мы начали эту очередь сокращать. Понимаем, что программа неплохая, будем добиваться увеличения финансирования из федерального бюджета». 

Кстати

Госпрограмма «Обеспечение жильём молодых семей» буксует во всей стране. Это показала проверка Счётной палаты РФ. Сегодня в России более 219 тыс. молодых семей являются участниками программы, а реальную помощь за год получают около 14 тыс. семей. Аудиторы палаты обратили внимание, что регионы сместили акцент на поддержку многодетных семей, тем самым ущемляя интересы других молодых семей. Счётная палата признала, что программа не решает задачу по улучшению демографической ситуации в России. По мнению экспертов, её эффективность можно повысить за счёт поэтапного увеличения финансирования как из федерального, так и из региональных бюджетов.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Почему сложно дать тепло летом, если стоит холодная погода?
  2. В какие страны можно улететь из Перми?
  3. Что за точки на яблоках?
  4. Кто выйдет на пенсию досрочно?
  5. Смогла ли пенсионерка вернуть деньги?
  6. Может ли работодатель навязать банк?
Опасаетесь ли вы потерять работу из-за кризиса?