1679

В бой идут старики. У Сталинграда сражался корабль-долгожитель из Прикамья

Сюжет Пермь: 100 лет назад и сейчас

Речной корабль «Турксиб» служил и мирным целям, и примерял на себя броню в тяжёлые годы. История одного судна, пережившего  революцию, гражданскую войну и Великую Отчественную - в материале «АиФ-Прикамье».

Курсом в ХХ век

Когда враг устремился к Волге, стала очевидной необходимость применения мониторов, канонерских лодок, тральщиков. Вот только где взять требуемое количество кораблей? И тогда создаваемую Волжскую военную флотилию пополнили спешно переоборудованными буксирными пароходами, в том числе весьма почтенного возраста. Такими, как «Чапаев», «Бурный», «Красногвардеец». Но даже на их фоне необычна судьба «Турксиба».

Его заложили на верфи Пожвинского железоделательного завода Всеволожских в 1870 году. Заказчиком выступил нижегородский купец 2-й гильдии Александр Смирнов, имя которого первоначально и присвоили судну (кстати, в некоторых справочниках ошибочно пишут о постройке судна на заводе Доновинского в с. Пожва, Пермской губернии, по заказу торгово-промышленного акционерного общества «Мазут»).

С навигации следующего года его стали использовать для буксировки барж с железом, солью, скотом и другими грузами. Доводилось ему и пассажиров возить. Хоть и не элитных: завербованных на местные предприятия сезонных рабочих, отправлявшихся на Первую мировую войну солдат.

Бывало, садился на мель. Случалось, что происходили серьёзные поломки машины. В целом же судьба «Смирнова» складывалась сравнительно благополучно. Бывалые капитаны ценили его за прочный клёпаный корпус, послушность рулю, устойчивость на волне.

И так – за годом год. С ранней весны до поздней осени – в трудах. Зимой – текущий ремонт в затоне. В 1906 году изрядно устаревший «Смирнов» после капитального ремонта (перебрали машину, перевели топку с дров на каменный уголь) снова стал загребать колёсами камские и волжские воды.

За власть Советов

Когда грянули Революция и Гражданская война, экипаж судна сделал выбор в пользу советской власти. Ей и стал служить, а не купчине. Матросы подняли красный флаг, из своих рядов избрали капитана. 8 февраля 1918 года «Смирнов» был национализирован и передан в ведение Главного управления водного транспорта, затем – Наркомата путей сообщения РСФСР.

Повоевать «смирновцам» практически не пришлось, хотя на всякий случай рубку обложили мешками с песком (какая ни есть, а защита от пуль и осколков). Зато они бесперебойно обеспечивали транспортировку необходимых для Красной Армии припасов, за что неоднократно получали благодарности и премировались.

После навигации 1930 года по­следовал второй капремонт. Он был куда более основательным: топку перевели на мазут, электрифицировали, модернизировали управление, установили систему вытяжной вентиляции, перепланировали помещения. Изменили и название. 26 апреля 1931 года  «Смирнов» стал «Турксибом» в честь одной из самых знаменитых строек первой пятилетки – Туркестано-Сибирской железнодорожной магистрали.

Трудяга-буксир мало чем выделялся среди собратьев. Тянул лямку, как все. Экипаж повышал квалификацию, активно участвовал в соцсоревновании по выполнению и перевыполнению планов, пополнялся молодёжью.

«Есть встать в строй!»

Грозную весть о вражеском нашествии на корабле узнали, находясь в плавании. Собрание команды было коротким. Единогласно постановили: становимся на ударную трудовую вахту до полной победы. Но вскоре настало ещё более тяжёлое время. И тогда последовал приказ о мобилизации, переоборудовании в канонерку.

Корпус и надстройки частично обшили стальными листами, соорудили две водонепроницаемые переборки, оборудовали погреб для боезапаса, усилили палубу. Установили зенитное вооружение: на носу и корме – по орудию 52К; на рубке и за ней – на турельных стойках по «спарке» из крупнокалиберных пулемётов Кольт – Браунинг M2. Последние поступали к нам из США в рамках ленд-лиза.

Экипажу присвоили воинские звания, провели с ним соответствующие занятия. Пополнили профессионалами – артиллеристами и пулемётчиками. Между прочим, попробовали было списать на берег 62-летнего пермяка Ивана Подвинцева и других ветеранов. Те – ни в какую: вместе трудились – вместе и воевать станем. Команда, командир и комиссар за них горой встали. Дошли с ходатайством до командующего флотилией адмирала Дмитрия Рогачёва. И таки добились своего.

Корпус и надстройки частично обшили стальными листами, соорудили две водонепроницаемые переборки, оборудовали погреб для боезапаса, усилили палубу.
Корпус и надстройки частично обшили стальными листами, соорудили две водонепроницаемые переборки, оборудовали погреб для боезапаса, усилили палубу. Фото: Из архива музея Пермского филиала ВГВУТ

9 октября 1942 года «Турксиб», или, как он стал называться, РКЛ № 8 поднял военно-морской флаг.

По этому случаю провели короткий митинг. Зачитали обращение политуправления Сталинградского фронта: «В боях за великую русскую реку Волгу, воспетую в былинах и песнях народа, за город-герой на Волге <…> проявим всю нашу любовь к Родине и Коммунистической партии. Волга была и будет свободной могучей водной артерией Советского Союза! Дорога к Волге должна стать и станет дорогой гибели фашистских извергов. Высокая стойкость, крепкая дисциплина, мощные удары по врагу – залог гибели оккупантов, залог нашей победы».

Задачи поставили сложные, без скидки на возраст и тихоходность: обеспечение противовоздушной обороны, сопровождение судов, транспортирование десантников, боевой техники, воинских грузов. Если понадобится – траление фарватеров (ведь немцы сбрасывали в Волгу морские мины). А ещё удары по наземным целям – скоплениям пехоты и танкам. Справились с честью. Проявляли мужество и смекалку. Например, так умело маскировали свою «восьмёрку» ветвями, что с воздуха её можно было принять за прибрежные заросли или островок.

Командующий 57-й армией генерал-майор Фёдор Толбухин подчёркивал, что личный состав флотилии продемон­стрировал отличную выучку и стойкость. Благодаря ей «попытки противника прорваться к Волге были отбиты с большими для него потерями». И так, пока реку не сковало льдом и не последовал приказ идти на зимнее базирование и ремонт. Все речники флотилии – и в их числе «туркестанцы» – удо­стоились медалей «За оборону Сталинграда», многие были награждены орденами. Лишь сошёл лёд – огненная страда началась вновь.

Рейс в бессмертие

12 ноября 1943 года РКЛ № 8 была разоружена и исключена из списков кораблей ВМФ. Вернулось прежнее имя. С Победой вернулся мирный труд. «За особые заслуги экипажа в годы войны» (слова из приказа Министерства речного флота) 22 марта 1947 года на рубке буксира установили бронзовую мемориальную доску.

И, увы, последняя памятная дата: 13 апреля 1964 года «Турксиб» выведен из эксплуатации и исключён из списков судов Речфлота. Спущен флаг. С прощальными гудками, на которые откликались встречные суда, «Турксиб» отправился к пирсу базы «Вторчермета» для демонтажа и разделки на металл.

Неизвестно, куда делась вышеупомянутая мемориальная доска. Но почему бы не установить аналогичную в Пожве? Потомкам в пример.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах